RC

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

Михаил Брегман  

 

ЭТАПЫ  ЖИЗНЕННОГО  ПУТИ

(Всё  нижеописаное  в  меньшей  степени – со  слов  третьих  лиц, 

а  в  основном всё,  мною  лично  пережитое  и  сохраненное  в  памяти)


Часть 5.

ОБЩЕСТВЕННАЯ НАГРУЗКА ТАМ ЖЕ.

 ПОПЫТКА ЭМИГРАЦИИ.


В Главк поступает команда провести на Украине всесоюзное совещание по новой технике. И началась серьезная подготовка. В течении двух недель, решая связанные с этим многочисленные вопросы, я исколесил всю Ивано-Франковскую область. Ведь участниками совещания должны были быть, кроме руководителей отдельных служб Министерства, многие специалисты из разных, порой очень отдаленных мест нашей необъятной страны. В Ивано-Франковске был наш солидный заказчик, управление «Прикарпаттрансгаз», которое возглавлял И.И.Петраш, а в курортном городе Яремча у них имелась своя  комфортабельная база отдыха «Карпаты». Как раз она несколько дней была свободна, и удалось договориться о проведении на ней совещания. Замечу, что с того времени прошло уже более 30 лет. В то время, как перед ее фасадом, так и слева коробчатого строения не было. Вокруг было больше естественной карпатской природы. 

 

База отдыха «Карпаты». В то время ни перед ней, ни слева от неё

коробки не было. Вокруг было больше природы. 


Кроме этого, рядом был уникальный ресторан «Гуцульщина», построенный из дерева без единого гвоздя, а также водопад «Пробий», речка Прут и сувенирный рынок.                    

  

Ресторан „Гуцульщина“ 

Правда, наше питание было предусмотрено в ресторане базы отдыха «Карпаты».

  

         Этот же р-н „Гуцульщина“         „Гуцул Брегман“           Река „Прут“


Но кроме работы была предусмотрена и культурная программа. Кроме ознакомления с ландшафтом Карпат – посещение краеведческих музеев в Косово и Коломые, а также известного горнолыжного курорта в пос. Ворохта. (Позднее рядом появился всемирно известный «Буковель», и наше мероприятие проводилось потом только осенью), всё же мы подготовили еще пару сюрпризов в посёлке Яворов и поселке  городского типа Надворная.


 

      Ворохта – Горнолыжный курорт          Сувенирный как рынок, так и его

                                                                                                             посетители  


а) 10-часовая автобусная экскурсия «Золотое карпатское кольцо» Ивано-Франковщины (ЯРЕМЧА-Ворохта-Верховина-Яворов-Косов-Коломыя-Делятин-ЯРЕМЧА).


Горный поселок Яворов. Главный центр ковроткачества. В музее г.Коломыи широко представлено народное творчество мастеров ткачества, изготавливающих из шерсти горных баранов «КИЛИМЫ» (ковры) и «ЛИЖНИКИ» (покрывала). Самая известная из них – династия Шкрибляк. И я в горах пос. Яворов нашел внучку основателя династии Ганну Шкрибляк, побывал у нее в хате и договорился, что я к ним привезу много людей и, думаю, «они у вас кое-что купят». Она пообещала оповестить своих соседей, и я «назначил термин». Горная, но асфальтированная главная дорога, воскресенье,  светит солнышко, 14 часов. У нас три автобуса „ИКАРУС“. В нужном месте прямо на дороге остановка, справа и слева – горы, и никакой транспорт не ходит. Люди выходят с автобусов. Ведь у нас в Яворове конкретная задача!


  

Пос. Яворов. Здесь живут ткачихи        Пос. Яворов. Дом Ганны Шкрибляк

                  

А теперь прошу читателей включить свою фантазии. В горах, недалеко, но все-таки, стоят одинокие дома, «подворье», (см. фото) огорожены  невысоким «тыном» (забором). Ни ворот, ни калитки, но есть с внешней и внутренней стороны вкопанные две скамеечки.Нужно по траве вверх до скамейки добраться, на нее поставить одну ногу, вторую ногу перенести через тын и поставить на скамейку внутри, затем перенести первую ногу. Для местных это обычная повседневная жизнь. А наши женщины, особенно столичные, элегантно одеты и некоторые – на шпильках. Но желающие нашлись, побывали в гуцульских хатах, пообщались с их жителями и приобрели то, что захотели, из первых рук. Впечатления остались надолго.


Ткачество на дому.  





б) В городе Ивано-Франковске расположен один из крупнейших профильных ВУЗов страны, институт Нефти и газа. Кроме прямых задач по подготовке специалистов, у них на высоком уровне была художественная самодеятельность, занимавшая даже в столичных конкурсах первые места. Все их художественные номера были четко и профессионально отработаны, в том числе и сценический гардероб.  А недалеко от Яремчи, в п. г. т. «Надворная», финны только недавно построили современный дворец культуры. И институт дал согласие провести для нас концерт. Всё прошло великолепно. Я могу сказать только со слов, что в составе большого хора было до 20 профессоров. Кульминацией был потрясающий номер: Песня В. Мигули и М. Танича «Аты-Баты, шли солдаты, с песней на парад…». В гусарской форме, в коротких юбках с киверами и прочими атрибутами ее театрально исполнила группа студенток. Номер вызвал шквал аплодисментов. Руководителем  был заслуженный работник культуры, и он мне рассказывал, что его за этот номер чуть не выгнали с работы. Но руководство института и его ректор Тарасов начинание поддержали. А через некоторое время их стали приглашать для украшения самых высоких мероприятий.

Совещание проведено, и все благополучно разъехались, но еще долго его помнили.

 

Небольшое отступление.

Практически по направлениям мне пришлось работать в ряде регионов, указанных выше, но эти годы (более 17,5 лет) я был «прописан» в Главукрнефтегазстрое СССР (Киев). За этот продолжительный период Главк решил немало ключевых вопросов в целом для Союза. И моя лепта в это также была внесена. Но постепенно с годами  началось некоторое ухудшение общей обстановки. Ожила вторая волна эмиграции. Моя мама в 1973 году заболела онкологией, и ее не стало. Мы с сестрой жили со своими семьями, а я еще был и непоседой. И отец один в 74 года эмигрировал. А мы оставались на месте, так как еще не были к этому готовы. У меня был на этот счет в семье полный ажур, но были некоторые внешние проблемы, что впоследствии и подтвердилось. У сестры по этому поводу до поры - до времени в семье не было согласия. Спустя год отец все-таки выслал вызов, и я над этим серьезно задумался.


В народе ходили слухи, что нужно успеть до Олимпиады в Москве в 1980 году, так как после нее всё прикроют. И ажиотаж начался. У меня районный ОВИР города, ничего не объясняя, по самой незначительной проблеме просто не принимал документы. Нужно было двигаться вверх по их инстанциям. И тут я понял, что в этом вопросе таких, как я, немало. В те годы гор. ОВИР возглавлял полковник Сифоров. Личность известная. Даже Ион Деген в статье «Из дома рабства» тоже о нём вспоминает. И к нему была очередь на прием, сравнимая с очередью на очень большой дефицит. У меня на это мероприятие ушло больше года. Уже со слезами в глазах симпатичный Мишка олимпийский улетел в небо, а очередь как была, так и осталась. Слава Богу, железный занавес не опустился. И все-таки я на прием попал. В системе было принято – никаких письменных указаний, поэтому я не знаю, что и как, но в районном ОВИРе у меня документы приняли. 


К тому времени настал такой период, когда под давлением мировой общественности  с работы на улицу уже не выгоняли и за диплом деньги не «отжимали». Но на работу охотно сообщали. А я всё еще работал в аппарате Главка. И сразу же бдительные чиновники ОВИРа сообщили ко мне на работу всё, что положено. Замечу, что членом компартии я никогда не был. Скажу честно, ее ярым противником я тоже не был, поступать в нее не отказывался. Скорее наоборот, туда меня не очень хотели принимать. Удобная позиция. Все, в том числе мое руководство, видели, что я способен выполнять работу на две ступеньки выше, но кто и как может игнорировать все макро- и микроустановки Партии и Правительства? Поэтому я не имел права даже думать об изменении своего служебного статуса. «Нам Солнца не нужно, нам Партия светит. И хлеба не нужно, работу давай!». И тут в бочку меда – ложка дегтя. Спящий вулкан напоминает о себе. Получилось, что всех, кроме меня, это положение устраивало. В итоге без всякого стеснения на общем партийном собрании без моего присутствия, так как мне по рангу там делать было нечего, секретарь парторганизации проинформировал в деталях о происшедшем цунами и в конце своего спича заявил, что «...мы все должны изменить к нему свое отношение».


В таких условиях я продолжал работать и жить в ожидании. Прошли классические девять месяцев, всё как по науке: ни больше, ни меньше. Меня вызывают в городской ОВИР и без подробностей объявляют, что мне отказано «в связи с режимом». Это при том, что я, заранее подобное предвидя, допусков на себя не оформлял. Отец меня так и не дождался...


Следующие 3 года я там же продолжал работать, и чтобы отвлечься от посторонних мыслей, еще больше нажимал на работу. И успел еще достаточно сделать, в том числе и по общественной линии. И в коллективе у меня были нормальные отношения, но только с коллегами.


В 1975-79 г. г. строился крупный газопровод «Оренбург–Западная граница СССР». Было принято решение, что мы, как генеральный подрядчик, будем в своем составе иметь международный консорциум, созданный совместным решением стран СЭВ. Это ГДР, Польша, Румыния, Чехословакия, Венгрия и Болгария. Каждой стране, кроме Болгарии, был выделен самостоятельный участок работ, т. е. всё «под ключ».  Только Болгария была не готова к самостоятельной работе, поэтому ее строители во главе с партийным и производственным руководством влились в наши ряды.

 

Немного отступления

От Киева вниз по течению р. Днепр в 120 километрах находится небольшой городок Канев, известен тем, что на высокой горе над Днепром там похоронен поэт Т. Г. Шевченко. Для Украины это святое место. Там же находится и его музей. Посещение этих мест всячески поощряется. И СМ УССР вынес постановление, в котором на эти цели резко снизил стоимость проезда водным транспортом. Используя данную привилегию для посещения этих мест, мы неоднократно арендовали пароходы. А в годы сооружения международного комплекса, впоследствии переименованного в газопровод „Союз“, мы еще посещали вниз по Днепру город Черкассы. Дело в том, что там был участок строительства ГДР, и мы с ним знакомились. И это тоже был обмен опытом.


Конечно, даже в те годы было видно, какие условия работы у них и у нас. Человек у них был личностью не в лозунгах, а в натуре. И в производстве они демонстрировали более высокую культуру. Все одеты в опрятную униформу. Завтрак и обед в новом, построенном ими пищеблоке (шведский стол и всё то, что я могу увидеть здесь).

А вечером это кафе превращалось в ресторан для всех желающих.

 

В этот период (1983 год) построена крупнейшая система магистральных газопроводов Уренгой-Помары-Ужгород. Настало время для дырок на лацканах пиджаков. Сначала в Москве на более низком уровне посчитали, что только там будет решаться, кто и за какие заслуги может получить награду. Достойных кандидатов и не очень как всегда  был излишек. И хотя Украина на своей территории выполнила всё силами нашего главка, ей легко можно было остаться за бортом. Но в самом верху кто-то здраво подумал и решил, что СМ УССР может тоже наградить своих строителей. И пошло-поехало... Любой список кандидатов на звание Лауреата Государственной Премии УССР, хоть и резиновый, но лимит имеет. Каждый считал, что только он самый достойный. Если сравнивать вклад в общее дело, то и моя достойная лепта в нем также была. Но я всегда остро ощущал свое место и старался «не рыпаться». 


Общеизвестно, что наша отрасль по договорам выполняла много работ за рубежом во многих странах мира, пополняя казну валютой. Это были Ирак, Ливия, Египет и пр. Какие только «специалисты всех уровней» туда не ездили, за 2-3 года привозя себе  разные иномарки, «Филипсы», «Сони» и «Грундики»! Но всё это было мимо меня.


Выше я уже писал, что имея такие анкетные данные, я также имел немало зарубежных виз и тоже в мусульманские страны, но с другими названиями, такими как Казахстан, Узбекистан, Туркменистан и даже Татарстан и тоже привозил оттуда китайские брУки и нЕрповую шапку.


Но возвращаюсь к газопроводу Уренгой-Помары-Ужгород. Главное – не опоздать к раздаче. Поэтому когда список более или менее утрясли, поняли, что нужно всё  хорошо оформить и вспомнили обо мне. А это дело довольно непростое, но у меня уже был опыт в подобных делах. И мне пришлось над этим потрудиться. В итоге  документы я и представлял в совет при Президиуме ВС по присуждению гос. премий УССР. Скажу, что через несколько месяцев чествовали новых лауреатов. Наша организация выполняла серьезные стратегические задачи, являясь составной частью союзной системы. И без всевидящего ока ей никак не обойтись. Поэтому для порядка к ней были прикреплены старшие офицеры аппарата КГБ УССР. И так как они нас нередко посещали, мы их знали в лицо.

 

Небольшое отступление.

Главк вел крупное профильное промышленное строительство, на социальные нужды также было достаточно предусмотрено. И многих из других систем удивляло, как это у нас существует очередь нуждающихся на получение жилья. И правильно удивляло.


Дело в том, что высокий чиновник, в чью обязанность входила социальная сфера, прекрасно понимал, что чем меньше строить, тем меньше шишек на его голову. Если бы он лично нуждался в жилье, тогда было бы совсем иначе. Но все-таки выход был найден, хотя и не совсем традиционным способом. В аппаратах крупных организаций  работает немало женщин, как правило, неглупых и привлекательных. Так вот группа их пошла к еще более высокому чиновнику и поговорила с ним. Он им отказать не мог, и ему достаточно было один раз снять телефонную трубку и переговорить с директором домостроительного комбината города, и через год, прямо с колес, вырос девятиэтажный 216-квартирный жилой дом. И в этом доме в порядке расширения жилой площади я еще раз получил квартиру. И это было уже в смутное время. И все помнят о партийном собрании, а время движется своим чередом.


Однажды я немного занемог. Нахожусь один дома на бюллетене. Неожиданно – звонок в дверь. На пороге стоят два куратора КГБ. В лицо я их знал. Входят в квартиру, в которой еще и мебели нет. Спрашивают: «Так вы живете?» Они, наверное,  думали, что у меня по стенам развешаны картины Рембрандта. Начали разговор о том, о сём, по работе и плавно перешли к своему главному вопросу. В общем, не утомляя читателя, один, повысив голос, сказал, что он бы родине никогда не изменил, а второй сказал, что коллектив не испытывает желания дальше со мной работать, и мне нужно серьезно над этим подумать. Но это было чистое вранье. За 17,5 лет я коллектив знал лучше, чем они, и сделал для коллектива много хорошего. Но проблема была ими озвучена. Начало 1984 года.


В это время я узнаю, что для ускорения сооружения крупнейшего магистрального газопровода Средняя Азия – Центр в пустыне Кара-Кум (пос. Шатлык, Марыйская область, Туркменская ССР) Министерство создает очередной трест Туркменгазстрой с целым рядом необходимых и подведомственных ему строительно-монтажных и специализированных организаций, а управляющим трестом Москва назначает одного из опытных начальников подведомственного нам управления гор. Днепропетровска. Естественно, я его знал, ему позвонил и «предложил себя».


Должен заметить, что он даже был рад, так как все назначения были сделаны спешно,  и своей команды у него не было. Да и местному партийному руководству необходимо было пристраивать свои кадры, естественно, далекие от выполнения предстоящих задач. А тут все-таки свой опытный человек. А так как я специализировался в технических службах, мне сразу была предложена должность начальника технического отдела треста. Не всё было просто со сменой хоть и временного, но длительного места работы. Плюс перемена климата (самая жаркая область СССР, до Кушки – рукой подать), и я уже далеко не юноша. Но решение принято.





<< Назад | Прочтено: 395 | Автор: Брегман М. |



Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы