RC

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

Михаил Брегман  

 

ЭТАПЫ  ЖИЗНЕННОГО  ПУТИ

(Всё  нижеописаное  в  меньшей  степени – со  слов  третьих  лиц, 

а  в  основном всё,  мною  лично  пережитое  и  сохраненное  в  памяти)


 

Часть 8.

ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ НА РОДИНЕ.


Вот и заканчивается наша праздная жизнь. Гости уехали, и нам пора было браться за домашние дела.

Работая в Туркмении, мне удалось, путем размена немного улучшить свои киевские жилищные условия. Наша квартира была на 4-м этаже огромного П-образного 9-этажного жилого дома. Можете представить себе, что мы жили в квартире № 382, и продолжение следовало. Такие дома имеют не только положительную сторону, но и отрицательную. Их обычно строят на площадях. А это, как правило, много объектов социальной сферы, хорошая транспортная схема, а также учебно-воспитательная инфраструктура и даже уличная торговля. Всё было рядом.


Наш дом – фасад                      Этот же дом – правое крыло


С другой стороны, особое внимание сюда было направлено как правоохранительных органов, так и правонарушителей. Было много соблазнов. Но прожив там 12 лет до отъезда на ПМЖ в Германию, на жилищные условия нам грех жаловаться. Так жили миллионы людей.


Немного отступления.

В Туркмении мы приобрели не новое отечественное пианино. У нас в семье никто не играл. Надеялись на перспективу. Росла дочь. Пианино было из старых выпусков, по пословице «Старый друг лучше новых двух», и его звучание было великолепно. Но один недостаток в нём был. Оно было очень тяжелое. При отъезде из Туркмении, как я уже упоминал, в Шатлык приехало много румын. И загрузить контейнер проблем у нас не было. А в Киеве они появились.


Наконец контейнер со «скарбом» прибыл. В нём были домашние вещи, в том числе и пианино (о нём – особый разговор). Кроме этого в Туркмении нами была куплена новая мебель. Хочу заметить, что тогда еще на таких модных, как сейчас, понятиях «сервис», «дизайн» никто особо не заморачивался.


А пока предстояло разгрузить контейнер. И я вспомнил подобные события 15-летней давности. Для другой квартиры Киева купили новую, в то время модную румынскую мебель «Мираж» (стенку, шкаф, письменный стол, тумбу и пр.). Она была в дефиците, и мы взяли ее прямо с торгового зала.  

 

Два грузчика – один моложе, другой лет 60 – привозят ее  к дому. Естественно, стоимость услуги заранее оговорена. Дом 16-этажный, а наша квартира – на 9-м этаже. В доме 2 лифта, один из них грузовой

Но еще не приступив к работе, старший «специалист» говорит:

 – Хозяин, чтоб работа хорошо пошла, нужно бы подзарядиться. Хотелось бы получить аванс!


Стенка от гарнитура „Мираж“


 И хозяин, уже многое повидавший, расслабился и помог им подлечиться. В итоге старший «поплыл». И вот результат: одну тумбу «долбанули» об угол стены, да так, что даже молодой не выдержал и двинул старому кулаком между глаз. Но, видимо, недостаточно, так как перед расчетом, слегка протрезвев, он говорит:

 – Хозяин, за эту работу нужно немного прибавить!!!

При этом они понятия не имели, где в доме лестница.


О разгрузке с контейнера в 1990 г. такого сказать не могу. Подъехали три «наших» грузчика, направленные мебельным магазином. Правда, высокими профессионалами они не были, но всё было бы ничего, если бы не пианино. Лифт в доме был, но небольшой. В данном случае он не пригодился. И как они пианино тащили, нужно было видеть. Это был по-настоящему тяжелый труд. После этого я без каких-либо просьб с их стороны заплатил вдвое больше, чем было предварительно договорено. В квартире стало как в плохом лесу.


Забегая вперед, скажу. Уезжая в Германию, я за бесценок от него еле избавился. У нас дома так на нём никто и не играл кроме приходящей в гости племянницы.


И наконец, пришло время разгребать собственные завалы, приводить нашу квартиру в порядок. Новая туркменская мебель, состоящая из белорусских укомплектованных частей. Каждый пакет отдельно «обернут» крафт-бумагой и перевязан бечевкой. И вот с чертежами ее сборки была проблема. Их вообще не было.


И опять нахлынули воспоминания. В свою прошлую работу в Главукрнефтегазстрое СССР, о которой упоминал, я рассказывал о том, что часто бывал в Министерстве.  Руководил им бывший Первый секретарь тюменского обкома КПСС, затем зам. председателя СМ СССР, а в момент аварии на чернобыльской АЭС – возглавивший там ликвидационные и спасательные работы Б. Е. Щербина.


Человек он был с большим опытом и знаниями, справедливый, но строгий. Его все уважали, а руководство страны поручало ему возглавлять самые ответственные участки развития народного хозяйства.


И однажды в министерстве по громкой связи была трансляция крупного совещания, в основном тюменского региона. Вел совещание министр, которому руководители подразделений по очереди докладывали о результатах проделанной работы, а члены коллегии их оценивали. В одном тресте возникло серьезное отставание от графика выполнения работ. Когда его управляющий сделал попытку объяснить причину этого и заявил, что проектные институты не успевают с технической документацией, сразу же в назидание ему был задан вопрос: «А что, Вы еще не научились строить объекты без документации?».  Я был удивлен.


Бывал министр и в нашем главке. На одном совещании, на котором я присутствовал, было сказано, что Украина плохо работает со старой техникой, а премии получает за создание и внедрение новой. Это в какой-то степени касалось и меня. Было над чем серьезно подумать.


Но без «накачек» было нельзя. «Для того и щука в воде, чтобы карась не дремал». Все, кто работал на ответственных участках, знают: хвалебные совещания бывают не часто, а в основном проводились и проводятся более жесткие.


После этого, осветив глобальные проблемы, мягко перейду к стоящей передо мной своей мелкой проблеме. Правда, это было гораздо позднее. 


Ну как я после всего услышанного без чертежей для сборки привезенной мебели мог ее не собрать? Ведь это такая мелочь!


Еще замечу, что нашу семью всю жизнь сопровождали книги. Моя приверженность к  собственной домашней библиотеке была привита родителями. Они практически всю жизнь проработали в книжной системе. Параллельно отец был квалифицированным букинистом, и это было очень востребовано, особенно в послевоенные годы. И меня всё это также не обошло стороной. Помню беспрерывные очереди и не только днем, но и ночью за подписными изданиями (например, Лио́на Фейхтва́нгера), когда порядок удерживала конная милиция. А чего стоила макулатурная эпопея! Но постепенно всё начало обрушаться – и промышленность, и культура, и искусство. Но это позднее.


Наконец квартира после длительного отсутствия в ней хозяйского глаза более или менее приведена в порядок, привезенная мебель собрана и расставлена по своим местам, и только книги еще находятся в коробках, да и пианино стоит как «казанская сирота». Но «голь на выдумку хитра»!

На киевской мебельной фабрике изготовлялись так называемые «боженковские этажерки» размером 120 х 60 см каждая, недорогие и подходящие для намеченной цели. Покупаю 9 штук. При высоте потолка в квартире 145 см одна на одну как раз вписывались в габарит. А 3 шт. были подвесными, ясно для чего.

 

Смонтированная конструкция готова для приема книг


И вот, пришла пора затормаживать процесс траты заработанных в пустыне денег, т. е. делать положительное «сальдо», чтобы не допустить «бульдо» (когда на бутылку пива не хватает 10 центов). Ведь впереди набирают обороты «веселые» годы и полное отсутствие какой-либо ясности и стабильности. Появляется новая «твердая» валюта – «купоны». Все превращаются в купонных миллионеров. И валюты настолько много, что ее образцы можно увидеть на заборах и на стенах домов. Сам процесс затормаживания расходов и способ пополнения денежных средств – это особый раздел.


Не дожидаясь дождя, на каждом шагу вырастают «Трасты», «Академии Евробизнеса»,  «Полные и коммандитные товарищества», «Общества с ограниченной ответственностью, но в основном безответственностью»,  и только ленивые из доверенных не попадают в эту компанию. Список благодетелей очень большой. Всех не перечислить. Но „лохов“ (я не исключение!), на которых всё рассчитано, непомерно больше. Ведь соблазн огромный. На твои инвестиции обещают по 100 и более процентов годовых. Этот  шквал событий захватывает сотни тысяч людей.                                                                     


Ведь в СМИ, проспектах, буклетах и пр. боевых листках идет усиленное продвижение всей этой вакханалии. И призывают народ вступать, приносить, отдавать последнее самые известные и уважаемые деятели. И люди подумали, что «...если уж они доверили свои крупные сбережения, то нам сам Бог велел этим воспользоваться!». Ведь никто не мог подумать, что эти деятели либо от компаний получили хороший гонорар, либо вложили свои деньги, чтобы за наш счет их пополнить, а в случае тревоги они сразу будут предупреждены и свои вклады спасут. Это теперь мы все стали умными и уже понимаем, кто и как народ грабит.


Но ведь на уровне государства все эти однодневки кто-то регистрировал, проверял и утверждал, таким образом беря на себя определенную ответственность. Ну и куда же она делась? А вот куда. Чиновники начали богатеть со скоростью курьерского поезда.


Но разве банки, в том числе и народная сберкасса, вкладчиками которой было почти всё население страны, вели себя лучше? Правда, в дальнейшем я начал понимать, что всё познается в сравнении.


Работая в Главке, вспомнил один эпизод. Во Львове у нас было одно крупное и довольно успешное строительно-монтажное управление. Его руководитель был грамотный, толковый, с большим опытом работы. Но однажды, не помню причины, ровно на три дня была задержана выплата зарплаты. И под давлением профсоюза он был вынужден оставить управление, несмотря на то что отдал ему много лучших лет своей жизни.


А сегодня, когда годами не выплачивают заработанные деньги, пенсии, отнимают все льготы, бесплатная медицина и образование достигли уровня плинтуса, события тех лет уже кажутся детским лепетом. И подобные негативные процессы происходят не только на Украине, а повсеместно и спокойно дожили до нашего времени.

На эти уловки попался и я. В этих вопросах народ был неискушенный и доверчивый.


Когда начало попахивать жареным и люди заволновались, в одной из этих фирм я попал на прием к «генеральному директору». Для беседы со мной выходит девушка лет 23. Она и есть гендиректор. На документах стояли ее подписи. Если бы мне при оформлении  данного договора показали этого «гендиректора», я бы, наверное, сразу же покинул это помещение. Подставные лица были везде. А сейчас разве не так? Итог: «Ворона каркнула во всё воронье горло: Сыр выпал – с ним была плутовка такова».


Вскорости почти все эти «фирмы» пропали. Никто ответственность за них на себя не взял, наказание не понес. Только сбербанк пока существует, но от этого бывшим его вкладчикам ни холодно, ни жарко. Сберкнижки есть, а их деньги у кого-то в офшорах.


А пословицу о том, что рыбы гниет с головы, никто не отменял. И у высокого руководства начал проявляться повышенный интерес к собственному благополучию. Построили в центре Киева престижный микрорайон, и народ сразу ему дал название «Внуково». Обеспечил себя, детей и даже внуков. Но этого им оказалось мало. Словари пополнились новыми понятиями, такими как «Хатынка» на побережье теплого средиземноморья или Атлантики (не Антарктиды). Правда, о народе они тоже не забыли. И ему в словаре нашлось место для понятия нового, в основном женского транспортного средства «Кравчучка».  

„Хатынка“                                                           „Кравчучка“   


Но это было тогда, а сегодня уважающий себя «бизнесмен» на подобный «ЗамОк» даже не глянет. Сегодня совсем другое. У меньшинства разбухли портмоне, и произошла деформация «Хатынок»,

Деформация „Хатынки“                              Деформация „Кравчучки“

а у большинства народа тоньше  стали кошёлки, и бедные «Кравчучки» вынуждены были похудеть.  


Зато много новых НОУ ХАУ в нашей жизни появилось. Пример из сегодняшней действительности. Рекламный поток рекомендаций средств для снижения болей в суставах зашкаливает. Интернет забит огромным количеством предложений на все возможные случаи жизни.


Виднейшие эскулапы во главе с Малышевой на фото и видео объясняют, что «Если хочешь быть здоров, обращайся, по совету докторов закупайся». Но каждый их совет вещает о том, что нужно 1, 2, 3 раза в сутки применять …? А далее приобретайте необходимый медикамент на официальном сайте и только на нем! Иначе будет обман!


... Обращаюсь. На сайте обычные торгаши, называя себя менеджерами, восхваляют продукт, предлагают срочную скидку 50%. Заказать сразу, чтобы была «льготная» цена 999 руб.


Сайт в Риге. Хочу рискнуть. Но контакт только односторонний. Нужно оставить свой телефон, и тебе позвонят. Выполнил условие и жду звонка. Наконец на меня выходит некто. В начале разговора называется цена в 3 раза дороже. Я спрашиваю – почему? Ответ:

 – Если бы вы пришли к нам в магазин, то приобрели бы по указанной цене, а так – нет.

Я ему говорю, что не могу этого понять. А если бы я жил на Марсе? Ведь доставку вам я дополнительно оплачиваю?

Бесполезно. Открываю этот же сайт для жителей ЕС. Та же самая процедура и тоже отвечает Рига. А позднее на том же сайте – та же скидка, вновь ограниченное количество, а цена тюбика крема 39 Евро – 300%. Что к этому еще можно добавить?


И это только один пример. А их в повседневной жизни довольно много. Но мне кажется, что рекламируя подобное, эти врачи, сделавшие в медицине немало, только понижают свой рейтинг. Если они к этим рекламам непричастны, а кто-то их авторитет использует, тогда они должны принять меры, чтобы это прекратить. Есть такая каста людей, как хакеры, которые тоже преследуются за неправомерные действия. Но ведь все-таки это высококлассные специалисты. Я тоже хочу и могу стать хакером, но только во сне. А кто эти рижские «специалисты»? 


Возвращаюсь к 1990-91 годам. Всё течет, всё меняется. Наконец суета подходит к своему завершению, квартира уже не требует к себе столько внимания, дочка пошла учиться в школу, и только мы с женой пока не пристроенные.


Бывший Главукрнефтегазстрой СССР, потеряв основные производственные связи и ресурсы, перестроился  в «Производственное строительно-монтажное объединение (ПСМО) «Укрнефтегазстрой». Конечно, то, что было, и что стало – две большие разницы. Но деваться некуда. Что-то нужно было делать.


После начала перестройки и перехода от плановой системы к рыночной «сверху» уже ничего не предлагалось, и – что делать! – каждый руководитель в меру своих знаний, опыта и способностей выплывал  сам, как мог. Теперь в основном работодателями (заказчиками) стало не государство. И рассмотрение поступающих заказов, их анализ и рекомендации о рациональности подписания договора на выполнение строительно-монтажных работ ложились на плечи подрядчика. Для этих целей  крупные подрядные организации (исполнители) в своем составе создавали соответствующие службы.


При ПСМО «Укрнефтегазстрой» также была создана самостоятельная «Объединенная дирекция строящихся предприятий». Руководил ею грамотный инженер с большим опытом работы в отрасли Аркадий Михайлович Генкин. В эту организацию я пришел работать начальником производственно-технического отдела.


Немного отступлений.

Сразу после окончания Харьковского инженерно-строительного института  молодой специалист  А. М. Генкин был распределен и направлен на работу в г.Тюмень и в нем проработал десятки лет, строя инфраструктуру для работников нефтяной и газовой промышленности севера страны. За эти годы молодой специалист стал заместителем начальника по строительству крупнейшего промышленного Главка страны. В том, что северный город Тюмень  превратился в современный 700-тысячный мегаполис, есть и его большая заслуга. 

Город Тюмень 


Прошли годы, вся семья хорошо устроена, но север есть север, и наступает момент, когда появляется ностальгия по более теплым краям, тем более, что в них начиналось взросление. И принимается решение о возврате на Украину.


По Днепру, севернее Киева, находились прибрежные населенные пункты, поселок городского типа Новые  Петровцы, а также поселки Лютеж и Букрин вышгородского района. Эти исторические места были связаны тем, что осенью 1943-го передовые части 1-го украинского фронта малыми силами, форсировали р. Днепр, отбили участок западного берега, закрепились на нём, и тем самым позволили создать стратегический плацдарм для основных сил фронта и проведения масштабной воинской операции.  В итоге 6 ноября 1943 г. Киев был полностью освобожден.

 

Новые Петровцы                            Карта района

Война окончена, и наступил мир. Постепенно Новые Петровцы, Лютеж, прочие населенные пункты, залечив раны войны, превратились в цветущие поселки.


И в конце 80-х годов А. М. Генкин с семьей переезжает в Новые Петровцы. А так как он всю свою трудовую жизнь посвятил отрасли, то и работать начал в той же системе, Киевском ПСМО «Укрнефтегазстрой», возглавив вышеуказанную дирекцию. И поступив работать в эту организацию, на данном этапе я с работой определился. Моя жена, профессиональный бухгалтер, за свою карьеру также немало потрудилась в различных организациях системы нефтяного и газового строительства, особенно в туркменский период, пройдя путь от кассира до главного бухгалтера. Но лихие времена и здесь внесли свои поправки. Как грибы в лесу после дождя повырастали малые и прочие предприятия, во многих из которых профессионализмом даже и не пахло. Главное – это напор, сомнительные договора, а еще лучше широкая «волосатая рука» и «крыша». В итоге подбор персонала работников осуществлялся по искривленным критериям, и особенно понимающим бухгалтерам работать было очень непросто. Ведь бухгалтер – а в этих «малых предприятиях – МП» он в одном лице и главный бухгалтер, и младший, и кассир – он отвечает за допущенные нарушения на равных с руководителем.


При этом создавший малое предприятие негосударственной формы собственности, а возможно, и не одно (т.е. его владелец), назначает руководителями, как правило, своих доверенных лиц, а те находят толкового, энергичного менеджера, на плечи которого возлагают всю работу и ответственность за жизнедеятельность МП. Но к финансовым потокам он имеет очень косвенное отношение. К «святая святых» руководитель, а тем  более хозяин, никого не подпускают.


А чего стоит применяемая тактика официальных «мини должностных окладов» и плюс добавки на усмотрение руководителя – кому и сколько! Эта система порождает диктат над наемными работниками. И примеров в этом вопросе не счесть.


Владелец предприятия, выпускающего продукцию широкого народного потребления, для ее реализации создал в Украине сеть оптово-торговых МП. Одно из них создали в г. Киеве. И близкий мне человек был принят на работу в это предприяти практически вторым лицом (тем самым менеджером и с теми же функциями, о которых я упоминал выше).  А так как это МП было оптовое, то в нём были как склады, так и транспортное хозяйство. Функциональных обязанностей было достаточно, но при общем заработке более или  менее терпимая официальная зарплата по ведомости была значительно ниже.


Но нормальные люди не могут постоянно работать без отдыха. И после трех лет работы был поднят вопрос об отпуске. На это от руководства получено отказ. Понимая, что это на 100% незаконно, используют лазейку. Отпускные будут начислены в размере официального должностного оклада. Всё. На эти деньги можно побыть только на даче, но это тем, у кого она есть. Альтернатива – заявление «по собственному желанию». Это и есть «перестройка»...


Но все-таки после долгих поисков жене удалось устроиться на работу в бухгалтерию госконцерна «Пресса Ураины», так как «пишущей братии всех мастей» там было немало, а вот бухгалтерия нуждалась в специалистах.   


Прошло какое-то время, и в том же здании жене предложили должность главного бухгалтера фонда «Независимой прессы Украины». Она ее приняла и до определенной поры ее всё устраивало. Но со временем от руководства фонда к ней начали поступать не совсем корректные финансовые предложения, а это могло привести к серьезным последствиям.


Издательство

„Пресса Украины“


Подумав, она приняла решение эту должность оставить. И опять новые поиски, так как от этого никуда не деться. Другого выхода не было. Зато застоя не наблюдалось.


Я же постепенно включился в работу. У нас все-таки была какая-то государственная организация, подведомственная объединению «Укрнефтегазстрой». Но дела шли не очень хорошо, так как заказов на сооружение объектов поступало мало, и мы не всегда были загружены. Наш небольшой инженерный коллектив, получивший неоценимый опыт в прошлые годы без смены отраслевых функций, пришел к выводу, что выход из этого положения – только в смене собственности. Для этого инженерный потенциал у нас был достаточный. И мы серьезно занялись этим вопросом, то есть созданием при ПСМО самостоятельного, с законченным балансом производственно-технического МП  с подобным профилем деятельности. 


Новая организационная структура подразумевала для МП полную самостоятельность и договорную систему взаиморасчетов, т. е. определенные рыночные отношения. Это, естественно, руководству объединения не нравилось. Государственная структура, при которой было полное подчинение всего и всея, просто не представляло, что из этого получится. Но пользуясь общей тенденцией к перестройке, с целью оживления своей деятельности мы энергично взялись за создание МП.


Разработали устав и прочие необходимые документы, прошли все этапы регистрации малого предприятия. И было создано МП «Прометей», которое возглавил А. М. Генкин. Я стал его заместителем. В штате были те же люди, что и раньше работали в дирекции.


Параллельно в центре города, в одном дворе по ул.Тургеневской мы нашли здание (заброшенный двухэтажный деревянный нежилой домик, дышавший на ладан, общей площадью 167 кв. м)!!! Приступили к процессу взятия его в аренду. Указанные в скобках «преимущества» для нас были благом, так как ЖЭК думал, как от этого домика, стоящего у него на балансе, избавиться. Стоимость земли была пока еще доступна (5 руб. за кв. м). Без особых сложностей мы стали арендаторами этого дома. И началась рутинная работа по приведению в порядок дома, в котором, извиняюсь за детали, из живых существ находились только крупные грызуны, да еще масса мусора. Но взялся за гуж – не говори, что не дюж. Слава Богу, от прошлой работы у нас осталось немного финансовых средств, плюс энтузиазм и желание всё довести до ума. Очистили здание собственными силами, а затем, используя прошлые связи, из Закарпатья пригласили бригаду гуцульских мастеров-строителей, а они настоящие умельцы. Внутри всё было сделано очень уютно, (на 1-м этаже 3 комнаты и подсобные помещения, а на 2-м – 5 комнат, в том числе  приемная и два кабинета: шефа и мой). С наружи дом был обложен кирпичом.

 

Наш офис – 1-й этаж.                             Наш офис – 2-й этаж.

 

Наконец мы приступили к работе, начали появляться первые заказы. Дело пошло на лад. Но повторяю, нашему бывшему начальству это не нравилось. За эти годы они поняли систему волюнтаризма во взаимоотношениях. Строптивость, от кого бы то ни было, они признать не могли. Да и первые наши успехи у них вызывали зависть. И вот бывший шеф, поступая просто подло, для захвата нашего помещения привлекает своих знакомых «рейдеров» (новое звание «специалистов» по незаконному силовому захвату объектов недвижимости). Приходят бандиты, силой нас из офиса выгоняют, меняют входные запоры и занимают наши помещения, передав его фирме из западной Украины, которая под брендом восстановления национально-культурного наследия, под серьезной «крышей» даже до правительственного уровня занималась крупным экспортом сырья и банковской деятельностью. Во главе фирмы официально была женщина, а ее сын стал банкиром.


Вот в какой оборот мы попали. Естественно, главная причина была та, что мы сумели наш офис сделать привлекательным. И мы еще не доросли до сегодняшнего уровня, когда создание чего-то нового начинается  договорённостью с «крышей». Так что дело спасения утопающих оказалось в их же руках. Правда, кое-какой просвет в темном царстве у нас был. В нашем коллективе работал один бывший серьезный партийный работник К. С. и бывший военный О. М., ранее работавший начальником районного ЖКУ этого района в городе Киеве. И у меня родственница, хотя и вышла на пенсию, но раньше служила на высокой должности в прокуратуре Украины. Все они имели былые связи. Кроме этого наш коллектив состоял из грамотных и опытных людей, способных законодательно защищать свои права. Но это в правовом государстве, которое уничтожили, заменив его на беспредел...


Написав всевозможные письма с призывом о помощи по защите наших законных прав, ничего реального в ответах мы не получили. О. М. по прошлой работе был хорошо знаком с начальником УВД района. Навестил полковника. В итоге был ответ, что кооперативы сами поссорятся и сами помирятся.


И пока еще преобразованный партийный обком действовал, я с К. С. пошел на прием, но внутри там – полная неразбериха, хотя бывшее здание обкома (раньше посещать его мне не приходилось) было помпезное, кругом ковровые дорожки и т. д. Ощущалась былая мощь. Проторчав в коридорах более 2-х часов, мы там ничего не добились.


И что меня удивило, так это то, что в огромных коридорах для посетителей не было ни одного стула, кресла, дивана. И этот вопрос более опытному коллеге я задал. Получил простой ответ. Раньше это было не нужно. Каждый вызывался на строго определенное время и понимал, что отклонения в этом вопросе недопустимы. Руководитель сразу же приглашался в кабинет, получал по полной программе и больше не задерживался. Моя родственница подключила Высший арбитражный суд, и мы временно получили передышку, возвратившись на рабочие места. Но успешно работать в таких условиях было крайне сложно. Постепенно люди начали увольняться, ведь давление и стрессы не прекращались. У нас освободилась пара комнат. И к нам из инстанций, к которым мы обращались за помощью, поступила рекомендация.


Один толковый юрист создал свое бюро, но разместиться ему было негде. Мы его приютили у себя, выделив одну комнату при условии, что он нам будет помогать с юридическими проблемами. Через какое-то время еще с просьбой он обратился. Суть в том, что один его знакомый был в числе основных учредителей «Приватбанка», и он хотел одну группу также разместить у нас. Мы у них не просили ничего, кроме помощи сильных мира сего в связи с создавшейся ситуацией. Они нам это пообещали и затем в одну комнату разместились. Их деятельность для нас была совершенно не понятна. Во двор начали приезжать крытые грузовики, в которых были самые современные новенькие «Мерседесы». Затем они куда-то уезжали. Нас это не касалось, так как мы были просто арендодатели и занимались своими делами. Хотя подозрение возникло, что что-то не так.


Но вот ожидаемой помощи именно от них мы не получали. А в скором времени в офис приехали следователи, изъяли у них компьютеры и прочую документацию, а что было дальше – я не знаю. Даже фамилий и имен их не могу вспомнить, только внешний вид.

Естественно, их работа в офисе прекратилась. А фамилию Коломойский в то время я даже не слышал. Всё течет и меняется. Юрист, имевший «Запорожец»  или «Жигули» старой модели в тот период, хотя и временно, пересел на «Мерседес». Затем настало затишье. Юрист пока оставался в нашем офисе.


Небольшое отступление.

В таких условиях в области задач, связанных со строительством, стало очень сложно решать текущие вопросы. Заказы резко начали снижаться. Мы решили дополнительно осваивать коммерческую деятельность в чистом виде. А Генкин в тюменском регионе имел большие связи. Ранее о Тюмени и Севере я уже упоминал.


Остановлюсь чуть подробнее.

На этот регион в те годы смотрела вся страна. И ЦК КПСС и СМ СССР уделяли этому региону очень большое внимание. Ресурсное обеспечение курировал Председатель Госкомитета по материально-техническому снабжению зам. пред. СМ СССР Вениамин Эммануилович Дымшиц (Герой, семь орденов Ленина и т. д.). Уверен, старшее поколение эту фамилию должно помнить и понимать, что с ним было связано полное снабжение тюменского Севера всем необходимым, чтобы освоение региона, обеспечивающего большой рост финансовой независимости страны, мог бурно развиваться. И не только лучшая техника, как отечественная, так и зарубежная, но и товары, и техника широкого потребления в достаточном количестве туда направлялась. В Тюмени были главные базы для приема поставок. Ведь железная дорога дальше на север в вечной мерзлоте пока еще только строилась.


Поэтому спустя годы для освоения новых функций коммерческой деятельности мы связались с Тюменью и сумели кое-что выяснить. На складах у них были приличные излишки лучших импортных сигарет «Winston», «Camel», «Marlboro», «LM», «Rothmanns», и многие другие, более дешевые, например, болгарские.


 Импорт сигарет из Тюмени


И мы решили этим заняться.  А так как А. М. Генкин там очень многих знал и, соответственно, его знали, то организационные вопросы ему решать было проще. Объем оборота просчитывался солидный, и мы, как посредники, заключали договора с организациями-поставщиками и базами покупателя. На наши плечи легли все финансово-организационные вопросы, а именно контроль за процессами доставки товара, его сохранность и прочее.


Один пример. Всё только по памяти. Город Запорожье нуждался в пополнении запаса сигарет. Мы заключили договор с крупной базой Облпотребсоюза с одной стороны и с главным управлением рабочего снабжения нефтегазовой промышленности в Тюмени – с другой стороны. После этого поставщик формирует «дальнобойную» автоколонну, состоящую из 5 фур «КАМАЗ» и одной фуры «MAN».

 

 Фура – КАМАЗ (РФ).                                    Фура - MAN (Германия)

„Дальнобойная“ автоколонна


В каждый «КАМАЗ» было загружено по 400 коробов, а в каждом стандартном коробе было по 50 блоков сигарет. В каждом блоке – 10 пачек, в пачке 20 шт. сигарет. А фура „MAN“ была в 2 раза больше. В каждой фуре – 2 водителя. Для заправки в пути колонну сопровождал КАМАЗ-автозаправщик (цистерна с ГСМ). В нём ехал начальник автоколонны и охрана – 2 вооруженных сотрудника ОМОН. Были первые числа марта. На Севере и Урале еще были морозы. Дорога была сложная. На горных дорогах Урала – частые заносы снега и ледяные корки. Всё было непросто.


Я приехал в город Запорожье за день до приезда колонны. Утрясал последние детали.

Наконец колонна приехала. Для меня это было впервые, а руководство базы спокойно выполняло всё необходимое. Разгрузка довольно большой партии товара велась по отработанной схеме с помощью рольгангов, электрокаров и прочего настолько быстро и четко (при том, что склад для этого товара был на 2-м этаже), что я долго не приходил в себя, вспоминая, как разгружали мою мебель. Все работы в Запорожье закончены, колонна возвращается домой.


Охрана им теперь не нужна, и предписано им было в Тюмень лететь самолетом. Но из Запорожья туда самолеты не летали. Только из Киева. Парням, в бытовых вопросах не искушенных, все-таки нужна была помощь. Поэтому мы купили купейные билеты на поезд и поехали в Киев. Парни молодые, накачанные, так как в ОМОН брали не всех, в вагоне было довольно тепло. Поэтому форма одежды у них была – спортивные брюки и больше ничего. Всё нормально, но по Уставу оружие они оставлять не имели права. Представьте себе, что по своим нуждам они выходят из купе, представив на обозрение оголенный красивый торс, а на портупее висит кобура с пистолетом. У пассажиров тут же вопрос: «Кто это там едет, что у него такая охрана?» Но всё когда-то кончается. Мы приехали в Киев, затем – в аэропорт Борисполь, и парни улетели.


Подобные операции с сигаретами мы еще несколько раз провели, но уже масштаб был не тот. В Тюмени был один молодой мужчина-армянин, частный предприниматель. Он имел новую скоростную фуру IVECO.

 И эту работу он выполнял без какого-либо сопровождения. Вся сложная трасса им была заранее апробирована, определены пункты отдыха, а по трассе он гнал свою машину на предельной скорости, никогда ни перед чем не останавливаясь. Говорил, что в случае чего готов идти на крайние меры.


Фура – IVECO (Италия).


А бывший наш начальник ПСМО «Укрнефтегазстрой» продолжал считать, что мы его вассалы, и идею завладеть офисом, на 90% реконструированным нашими усилиями, он не оставлял, и давно хотел с помощью силового захвата прибрать его к своим рукам.


И вот та команда его знакомых, которая нас уже выгоняла, с его помощью подает на нас в суд. Идет досудебное выяснение. Судья, ведущий дело, был грамотный юрист и, кроме этого, с нашим они дружили семьями. Однажды побывав в суде и побеседовав с судьей, наш юрист рассказал, что у них дело шито белыми нитками, но там крапко всё  схвачено, и на него оказывается серьезное давление. Он ничего не может сделать. Как порядочный человек, он пытался помочь, но не выдержал и заболел.


Сразу же дело передают другому, доверенному судье, и тот в три дня выносит против нас решение. Снова кассационные жалобы и обивание порогов высших инстанций. Только понятие, что наше дело на 100% правое, давало нам силы бороться. Но пока суть  да дело, захват повторился.


У нас был знакомый, тоже руководивший своим небольшим предприятием, бывший военный моряк, капитан I ранга. Человек серьезный. И он нам говорит, что не может видеть, что с нами творят. Сказал, что у него есть знакомая охранная организация (тогда они вырастали как грибы, а в их штате, как правило, основной костяк состоял из криминальных элементов). И он предложил нам их помощь. И что делать? Расчет – тоже недвижимостью.


И вот однажды с силовой группой мы приезжаем в офис, которым владел упомянутый ранее сын той, которая всё это затеяла, широкоплечий детина 2-метрового роста. «Наши», естественно, ведут себя агрессивно, но сын тут же начинает звонить, и скоро приезжают его боевики. После этого обе команды уединяются в комнату на «стрелку». Проходит время, выходят, и я понял, что наши сдают позиции.


И так тоже бывает. Один из бригады всё это время был во дворе и даже не зашел в офис. Я спросил старшего – почему, и он мне ответил, что тот с огнестрельным оружием и он в бригаде для крайнего случая. Но после завершения разборок бригадир все-таки не сдержался и, несмотря на разные весовые категории, не выдержал и прилично дал кулаком сыну-захватчику. Тот ответить не посмел. Но мы опять оказались без офиса.

Дополнительно еще одну не очень приятную проблему мне лично пришлось решать.


Немного отступления.

Выше я вкратце описал биографию Первого руководителя сначала «Дирекции» ПСМО «Укрнефтегазстрой», а затем нами созданного МП «Прометей» А. М. Генкина. Я был его заместителем, т. е. вторым лицом.


Описывал также, что ранее он много лет работал на высокой должности заместителя начальника по строительству крупнейшего Главка Тюмени и всего Энергетического севера СССР. Прошло несколько лет, начальник этого главка выходит на пенсию и уезжает в Москву. Человек очень деятельный, известный, но не строитель, а промышленник. И  сразу за чертой «МКАД» (Московская кольцевая автодорога) создается крупный консорциум по строительству элитных коттеджей. И его избирают председателем  правления этого строительного (подчеркиваю – строительного!) консорциума.


И ему пришлось задуматься, как быть дальше. Сразу возникла мысль. Он вызывает секретаршу и ей говорит:

 – Где хочешь, хоть под землей, но найди мне А. М.Генкина.

Она  нашла, и состоялся серьезный разговор. Для семьи это было полной неожиданностью, а я об этом вообще ничего не знал. Но после этого разговора на общем совете семьей было принято решение о переезде в Москву, а в будущем – обратно на север. И я неожиданно был поставлен перед фактом. Аркадий Михайлович мне сказал:

 – Миша, ко мне позвонил мой бывший шеф, мы с ним и дома всё обсудили, и завтра в

9-00 утра я должен быть в Москве.

На вопрос, когда он вернется, последовал ответ «Возможно, никогда». Такой в нашем хозяйстве произошел поворот событий. Не было времени хоть как-то по акту передать и принять документы. Спасло то, что я всё время находился в гуще событий и во всём был в курсе дела.                                                                


В итоге с остатками самых стойких бойцов нашего коллектива я остался один на один защищать права. Естественно, для меня это был ощутимый стресс. Больше надеяться было не на кого, только на себя. Ну и связи с Тюменью оборвались. Генкина, конечно, тоже можно было понять. Эта работа была не совсем его масштаба, а ситуация по захвату здания, естественно, выматывала нервы. Кроме этого, его жена, переехав в Украину, также не решила много своих вопросов. В Тюмени она работала доцентом одного из институтов и собиралась оформлять северную пенсию, тем более,что по закону ей была положена льготная. А возраст уже приближался к пенсионному.

Но все-таки, несмотря ни на что, мы работали, взывали о справедливости и сохраняли юридическое лицо МП.


Но эти люди, кроме бандитских выходок, вредили, как только могли. Одна из сплетен утверждала, что наш коллектив уже разбежался и нам офис не нужен. И все-таки скоро я получаю решение Высшего арбитражного суда со следующими выводами: разделить помещение между двумя претендентами (см. фото, приведенное выше).

Распределение было такое. На 1-м этаже за ними закрепились комнаты (1 и 2), а на 2-м этаже они заняли большой кабинет (4) и половину приемной( 5). Всё остальное – наше.

Одна комната (3) на 1-м этаже, а на 2-м этаже мой кабинет (6), половина приемной(5) и большая комната для работы наших инженеров (7), также отдельная бухгалтеру (8).

И мы начали сосуществовать, «как козел Тимур и тигр Амур», только не определили, кто есть кто. По роликам из зоопарка  можно было понять, кто более мерзопакостен. Это и стало критерием «Whoiswho».


При таких форс-мажорных условиях работы люди вынуждены были искать что-то другое и постепенно продолжали увольняться. И теперь мы могли разместиться на 2-м этаже в одной большой комнате. А в маленькую на первом я временно пустил товарища, у которого тоже было МП, но он для своей организации строил офис. И даже арендную плату, как и ранее с юриста и приват-банка, у него не брал. Но владельцем дома я не был, а только арендатором, так как строение ранее мы не приватизировали.

И сразу же на меня пошла депеша, что я занимаюсь субарендой, а это запрещалось. Начался новый виток бумагомарания и проверок. В итоге и эта комната внизу была потеряна.


Немного отступления.

На базе одного из первых в мире и крупнейшего в России акционерного предприятия «Воронежсинтезкаучук», с 1932 года производящего в городе Воронеже более 30 видов синтетического каучука, известного в 26 странах мира, продукцию которого требовалось широко внедрить в страны СНГ, нужно было повсеместно наращивать потенциал, и для этих целей создается головная организация АОЗТ «УСМА-ДСТ», а затем в ее составе – ряд филиалов.


И это дошло до Украины – Киева, так как в те годы она еще была неплохо развита. Был объявлен конкурс на должность директора филиала, который пока был только на эскизах. Мне в руки попало объявление. Я взял и отправил резюме. Как уже известно, времена были веселые. Турбулентность царила везде. Даже в высших школах, НИИ и прочих резко начал понижаться уровень доходов.


На объявление откликнулись около 30 человек. 50% из них – с учеными степенями, но,  видимо, не это было главное. Знакомиться с претендентами из РФ (Воронеж) приехала группа эмиссаров. Они со всеми в отдельности побеседовали и остановились на моей кандидатуре. Видимо, то, чем я занимался, им было ближе, чем ученые степени. И хотя я поставил условие, что какое-то время могу работать только по совместительству, так как я не могу оставить всё на произвол судьбы, а должен довести это до какого-то логического конца. Плюс жена – профессиональный бухгалтер, а филиал планировался с самостоятельным законченным балансом.

Но первоначальная задача – это создать филиал «УСМА-ДСТ-Киев» как юридическое лицо.


Не стал ранее отвлекать внимание читателя еще на один момент. Еще до возращения из Туркмении в Киев я уже столкнулся с кооперативным движением, а начав работать с А. М. Генкиным, мы с ним создали наше МП «Прометей», а еще через определенное время, в основном для наших жен, дополнительно оформили еще один кооператив. Непросто было на 100% честно работать. И мы видели, что настало время для перемен. Забегая вперед,  отмечу, что по закону всё, что нами было мы создано, просто так взять и оставить было нельзя. Нужно было сдавать не только производственную, но также и финансовую документацию. И данная работа серьезная.

Это сейчас, мало того, что масштабы дел несоизмеримые, так еще все в офшорах, а в нужный момент – на самолет и будьте здоровы! Ищите ветра в поле...


Так что опыта по созданию филиала с уставом и прочим, прочим, прочим нам с женой было не занимать. После поездки в АОЗТ «УСМА-ДСТ» (головная организация в городе Воронеже РФ), познакомившись с руководством организации, коллективом и получив доброе напутствие, мы приступили к решению стоящих перед нами задач и в первую очередь – к созданию филиала «УСМА-ДСТ-Киев».


До распада Союза были всякие предупреждения о родственных связях и прочее. Но это в государственных структурах. А в частных компаниях на это внимания не обращали. Оставшимся людям я обещал, что их на произвол судьбы не бросим. Условия для нас были вполне приемлемые. Но было, естественно, понятно, что все-таки мы наемные работники, хотя и высокого ранга.  Открыв в банке счет и получив право вести хозяйственно-финансовую деятельность, получив первую подпись и печать филиала, я понимал, какая ответственность ложится на мои плечи. Но обратного пути не было, да и решение я принимал сознательно, хотя позже у меня сложилось мнение, что в государственных структурах было не так сложно. А там, где частный капитал, у хозяина не забалуешь. И никакой профком не поможет. Правда, работа с первых дней у нас заладилась, и нами были довольны, хотя в подобных делах иногда возникает потребность отклонения от строгой линии, установленной  нормами. Наши попытки этого избегать не всегда нравилась. Но я был обучен, что с законами и казино шутки плохи.


Мы знакомились с крупными заводами резинотехнических изделий (шинными), а также обувными фабриками Украины, их номенклатурой изделий, предлагали обеспечить им поставку широкой номенклатуры как отечественного, так и импортного сырья России, США, Японии, Кореи, Германии, Франции. Производство синтетического каучука и его различные модификации (основа – бутадиен, полистирол, акрильные полимеры и т. д.).


Заключив договора на поставку пластикатов, латексов, бутилаксов, спецкартрона, мы делали заявки в АОЗТ Воронеж (Центральная база), нам направлялись большегрузные фуры с товаром. Затем мы их сопровождали покупателю и завершали процесс.


Еще одна проблема возникала. Это валютный беспредел. Был настоящий ужас. У меня была официальная зарплата, не превышающая зарплат коллег моего уровня в других организациях, но размер ее был от 7 до 12 миллионов (даже не помню, каких тугриков).


Так вот, на расчетный счет нашего филиала за поставленный товар начали поступать миллиарды этих самых тугриков. А Россия – другая страна с собственной валютой. Что же с этим нам дальше делать? Обратный процесс был намного тяжелее, чем прямой. И после совместных консультаций мы начали немного определяться, как быть.


Поняли, что наш выход – это находить на Украине товары, востребованные в России, и, закупая их за валюту Украины, отправлять в Россию. Первое, на что мы обратили свое внимание, был крупнейший в Украине Коростенский фарфоровый завод. Он выпускал широкую номенклатуру фарфоровых изделий культурно-бытового назначения. В том числе столовые, чайные, кофейные сервизы, гарнитуры различной комплектации, при этом нередко уникальные, особенно при выполнении индивидуальных заказов. И это было что-то особенное. На этом заводе я бывал многократно, и решая необходимые  производственные вопросы, представлял себе эти командировки, как дополнительное посещение великолепного музея.


Фарфоровые изделия культурно-бытового назначения       

 

                              Чайный сервиз                              Набор для пива                                                 

Но кроме этого завод изготавливал большой ассортимент более простых и недорогих наборов посуды различного назначения, которая была востребована, так как цены на нее были доступны широким массам населения.

Столовый сервиз                                       Набор тарелок


С ними мы наладили хороший деловой контакт, начали оптом приобретать продукцию и отправлять в РФ. Хочу заметить, что в эти годы, хоть и скромно, но уже начали развиваться рыночные отношения. Постепенно появилась таможенная служба. Задача у нее была пополнять госказну, но многие знают, как это делалось. Казна далеко, а свой карман рядом. Так что только обязательными платежами в момент оформления документов и проверкой грузов для беспрепятственного пересечения нами границы  обойтись было сложно. А так как наши фуры были полны привлекательного товара, без нового бренда – бартера  обойтись было невозможно. Так и выкручивались: ты мне бумаги – а я тебе посуду.


Недалеко был еще один Барановский фарфоровый завод, и у него мы тоже покупали выпускаемые им изделия, но только в гораздо меньших объемах.

Замечу, что прошло уже более 25 лет. Сейчас поступает информация о том, что новые хозяева с задачами не справились, и завод-гордость Украинского фарфора в 2007 году свое существование прекратил. Очень жаль.


А мы параллельно начали заниматься еще одной программой. Это закупка мебели из западной Украины. В городе Ивано-Франковске было объединение «Прикарпатмебель», которому были подведомственны мебельные фабрики не только Прикарпатья, но и Закарпатья. В этом регионе много лесов, и переработкой древесины в нём занимались многие десятилетия. И корпусная мебель была достойная. Мы начали сотрудничать с начальником службы сбыта этого объединения. Назовем его Семен Петрович (С. П.). Он был вальяжный, грузный пожилой человек с огромным опытом. Он чувствовал себя уверенно. Для первого знакомства с этой сферой деятельности к нам в Ивано-Франковск приехали из АОЗТ (РФ) два человека. И не откладывая в долгий ящик, мы начали подробно изучать номенклатуру выпускаемой продукции и непосредственно знакомились с ней в каждом предприятии отдельно, отмечая то, что нас интересовало.  А так как это всё находилось в разных городах региона, нам приходилось мотаться из одного пункта в другой.

Должен заметить, что после насыщенного трудового дня у нас была потребность немного отдохнуть. При нашей гостинице был неплохой ресторан. Естественно,  днем на работеа и вечером на отдыхе С. П. постоянно находился с нами. Человек он в городе был известный.


Небольшое отступление.

В ресторане, как положено, после трудового дня немного нужно поужинать и отдохнуть. Принесли неплохой заказ. Сидим и наслаждаемся. Но вдруг через какое-то время наш С.П. подзывает к себе официанта, назвав его по имени, говорит ему, что он хочет на своем столе увидеть холодец. Официант ему отвечает, что в меню у нас этого блюданет, на что получает ответ – «А я хочу».

Думаю, он решил перед нами слегка побравировать, но его там хорошо знали. Официант ушел, а через час – полтора у нас появился холодец. Мы были этим поступком немного удивлены, но холодец съели. И вечер – вечером, а днем у нас была насыщенная кропотливая работа.

Необходимо заметить, что наличие в регионе Карпатских лесов способствовало тому, что большой процент (60%) ассортимента мебели был элитарный. Корпусная мебель изготавливалась из ценных пород древесины (дуб, бук, тис, кедр, лиственница, орех).

 

                  Стенка „Франек“- дуб                      Трехдверный шкаф для одежды

А мебель для отдыха и сна изготавливалась из натуральной  кожи или путем комбинаций различных элементов.


Диван „Европа“ – кожа                          Двуспальная кровать – дуб

 

Естественно, мебель была не дешевая, и выполнялась она в основном по индивидуальным заказам.


Но часть мебели делалась более дешевой с применением древесно-стружечных (ДСП) и древесно-волокнистых  (ДВП) плит, шпона, различных обивочных и декоративных материалов с применением клеевых составов.  

  

            Стенка                          Диван                       Шкаф                  Кровать 


В 60-е годы с целью экономии древесины и сложных отделочных материалов в США создали новый, более прогрессивный и экологически чистый композит МДФ. Изделие представляет собой сформированные под давлением и высокой температурой древесные волокна в виде ковра. Отечественные производители мебели узнали о МДФ лишь в 2000 г. И хотя он всем пришелся по вкусу, в достаточном количестве его выпустить до сих пор не сумели. Закупается за рубежом. В отличие от ДСП, в производственных условиях МДФ хорошо гнется, фрезеруется, с ним можно делать полукруглые фасады. Этот материал позволяет фрезеровать различные рисунки. Однако стоимость МДФ на порядок выше стоимости ДСП.


С отправкой мебели было немного сложнее, чем с фарфором, так как приходилось ее отправлять не только автотранспортом, но и железной дорогой. Мебель – не посуда, а габаритные пакеты, требующие особых погрузочно-разгрузочных работ. Но все равно  нами были довольны, в тех условиях мы старались как-то выходить из положения. Мои люди продолжали и здесь работать со мной. Жена вела бухгалтерию.


Раз в квартал мы ездили с отчетами в Воронеж. Скажу, что АОЗТ имело порядка десяти филиалов в России, Белоруссии, Прибалтике и других странах СНГ. Наш филиал был на передовых позициях, а главный бухгалтер АОЗТ взяла жену, повела к генеральному директору и говорит, что это мой лучший бухгалтер филиала. Могу сказать, что ранее жена успела работать в более серьезных организациях Миннефтегазстроя. Эта работа для нее была не сложной.

Весь этот этап деятельности, к сожалению, продолжавшийся не так долго, как нам бы хотелось, был очень насыщенный, интересный, с достойным вознаграждением за труд.


Но всё когда-то кончается. В нашей головной организации АОЗТ РФ начались какие-то неприятности, возможно, рейдерство, так как до этого всё шло успешно. Меня в детали не посвящали, но сначала начались сбои в поставках нам сырья, а далее – хуже и хуже. Затем вообще всё прекратилось, и мы поняли, что это конец. На мои плечи не первый раз ложится задача официального закрытия организации. И что дальше делать?


В свое время бывший «Главукрнефтегазстрой», как и другие подобные главки, имел в своем составе Управление рабочего снабжения (УРС). Это была богатая организация с функциями «тылового обеспечения людей всем необходимым». Так как система была союзная, то и связи были масштабные. Всё снабжалось централизованно.


После распада СССР Украина стала независимой, и на первом этапе у нее сохранялся довольно серьезный производственно-хозяйственный потенциал. Но долговременные связи были разорваны. И это принесло свои плоды. Масштабный союзный главк стал изолированным ПСМО «Укрнефтегазстрой». УРС, хоть сохранился подразделением, но с пополнением ресурсов, естественно, появились большие проблемы.


Единственное, что у них сохранилось, так это офис в центре Киева (имевший за 5 лет самостоятельного руководства) не очень респектабельный на вид. Кроме этого за чертой города от прошлых лет сохранились вполне современные склады для хранения даже скоропортящихся продуктов.


В итоге – деваться некуда, да и возраст уже зашкаливал, и я начал там работать сначала заместителем директора. Система была такая. Благодаря складам и возможности хранения товара мы должны были закупать продуктовый ассортимент и поставлять его в магазины. Всё – на договорной основе. Но нужно иметь оборотные средства, которые необходимо зарабатывать. И тут я понял, что не туда попал.


Начальник работал в период, когда его с избытком снабжала отрасль. Ему оставалось  только распределение. Вот откуда вырос класс «уважаемых людей». А сегодня нужно было крутиться, при этом с трезвой головой. И вот с этим у него была проблема. И это способствовало нарушению финансовой дисциплины. Ведь первая подпись и печать – у него. Кроме этого, магазины поняли ситуацию и тоже начали хандрить. Отказывались от предоплаты за товар, а просили под реализацию. И как в таких условиях выживать, еще и с учетом немалой арендной платы за офис?


Только один пример.

По прошлой работе я имел связи в Закарпатье. И без предоплаты, а после реализации с одним агропредприятием договорился о поставке консервации, вина и более крепких настоек. На наш склад прибыл товарный вагон. И вот еще до приемки товара в руках у шефа я увидел 2 бутылки настойки. Полный беспредел... Замечу, что консервация и напитки были качественные, а цены были приемлемые, так как они непосредственно прибыли от производителя.


Для его реализации начал работать с магазинами. И на счет поступили первые деньги. Но вместо того, чтобы начать отдавать товар поставщику, шеф их начал транжирить на другие нужды. Мои протесты на этот счет ни к чему не приводили. А товар поступил под мое слово. И я пошел на отчаянный шаг. Поехал в магазины и буквально умолял руководство, чтобы они нарушили также финансовую дисциплину и, получив от нас товар за него, рассчитывались не на наш расчетный счет, а на указанный мною счет поставщика.

Некоторые, поняв ситуацию, пошли мне навстречу, но не все были такие смелые. Так что до полного расчета за товар было еще далеко.


А затем еще оказалось, что завод-поставщик сменил собственника. Новыми хозяевами стали какие-то крутые москвичи. И вот однажды к нам подъезжают две машины, из них выходят какие-то люди и, как стало принято, предъявляют претензии. Шеф побоялся с ними встречаться. И опять всё – на меня. И правильно. Нельзя быть таким доверчивым. Но я на руках уже имел документы, что по моей просьбе магазины постепенно ведут расчет с поставщиком, миную нас. Скажу откровенно: это меня спасло от более крутых мер, так как люди были неглупые и серьезные. Разобрались, кто как работает. Шефа, естественно, достали, что там было – не знаю, но изменения были видны. А я все-таки с мягкого кресла перешел на более жесткое, поняв, что и оно – временное. 


В этот период по всему СНГ широко распространяется пришедший из-за океана новый  способ продаж товара с использованием для этой цели сетевого или многоуровневого  маркетинга (МЛМ)-MultiLevelMarketing(не путать с АО «МММ» С. Мавроди!). И продолжая работать в УРСе, я начал интересоваться этим новшеством.

Но это – отдельная тема для следующей главы.

 

 





<< Назад | Прочтено: 315 | Автор: Брегман М. |



Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы