RC

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

Папа Шульц (Райнгольд Шульц)


Русско-немецкая любовь


Прочитали книгу – не держите дома, 

Дайте книгу ближним почитать.

Будьте вы такими же, как книги,

Научитесь душу открывать.

 

Доверие есть ценная валюта! Самое приятное для любых ушей, это когда по достоинству оценивают ваш авторский труд, когда пишет или звонит читатель и добровольно обнажает свою душу.

У каждого слова есть душа. Живое слово – словно семя, оно не даёт покоя, клокочет, прорастает и оставляет добрый плод – новую работу.

В каждой жизни встречается человек, который, как краеугольный камень, на распутье изменяет путь. Когда люди людям меняют жизнь к лучшему, то благодарные слова в ответ летят, как птичья стая.

Вот и мой телефон в то утро проснулся рано и звал к себе. Я поднял трубку.

              

- Здравствуйте! Как хорошо, что я Вас застала! Не спала ночь, читала Вашу книгу «Волга – моя колыбель». Она мне душу всю избередила. Мы одногодки с героиней книги и в один год приехали в Германию! К тому же мы с ней тёзки. И, правда, книга – лучший памятник любому человеку.

К тому ж Вы пишете, что автор жаждет написать о личности, котороя достойна общественного внимания. Я расскажу Вам всё, что с нами приключилось и, может, разбужу Ваш интерес?

 

Я, Рыбакова Людмила Васильевна, родилась перед войной в 1937 году на Украине, в городе Луганске. В наших краях родился первый маршал СССР товарищ Ворошилов и город носил его имя, теперь он снова Луганск. Наш дедушка воевал в гражданскую под его началом.

Мой папа Рыбаков Василий Кузьмич был врачом из города Сочи, мама Бурак Глафира Марковна - домохозяйкой. В этой семье от второго папиного брака родилась я – Людмила и мой брат Евгений, ставший потом врачом в Донецкой области.

После войны мы жили в станице. Папа научил маму медицинскому делу, и она помогала ему лечить людей. А потом мы переехали в Украину, и там я пошла в 6 класс, окончила школу и поехала поступать в пединститут, в Ростове-на-Дону.

 

Счастье на Украине

После окончания пединститута Людмилу направили по распределению в украинское село. Сейчас это город Счастье, что живописно расположился на реке Северский Донец.

Великая Екатерина II, немецкая принцесса, превратившись в русскую императрицу, подарила эту землю вместе с крестьянами служащему государственной таможни Григорию Ивановичу Ковалевскому, ставшему после этого помещиком.

При советской власти  в селе существовал колхоз «Новая жизнь». В центре стояло два больших кирпичных дома: Дом пионеров и магазин «Темп». Ещё в Счастье был красивый кирпичный Свято-Екатерининский православный храм, разрушенный в годы войны. Во время войны в Счастье стояли немцы.

 

Говорят, пришедшие немцы поселились в доме, где жила маленькая и почти слепая девочка. Немецкий офицер увидел, что ребенок слепнет и почти ничего не видит, поговорил с матерью, выяснил причину, потом взял малышку и повез в военный немецкий госпиталь, к доктору.

Немцы лечили и вылечили ребёнка, она до сих пор прекрасно видит и всю жизнь была очень благодарна этим добрым людям, несмотря на то, что они немцы и пришли в их дом. Добро народ не забывает. Доброе семя ничем не очернить.

 

Во время войны Люде было 4 года, и она помнит, как лежала в доме под перьевой периной, чтобы пули или осколки замотались в перьях и не пробили одеяло. А потом в дом что-то попало.

Всё было в дыму. Бабушка вскочила и кричала: «Пожар! Пожар!» Но вскоре дым и пыль осели, пожара не случилось.

В доме на постое стояли немецкие офицеры, наверное, это было Рождество, потому что на столе стояла красивая ёлка, и как раз на неё всё посыпалось с потолка, она свалилась со стола на пол. Маленькой Люде больше всего было жалко это нарядную ёлочку.

Потом она помнит, что мама с бабушкой тащили санки. Она укутанная сидела в санках и видела, что везде на снегу лежали погибшие люди. Прислонившись к дереву, сидела обессилевшая женщина с маленьким ребёнком. Они обе замерзли. Напротив горели две немецкие машины.

Эти детские воспоминания настолько острые, что ясно видятся до сих пор. А её отец в это время был на войне, лечил в госпитале раненых солдат.

 

После войны в Счастье построили большую тепловую Ворошиловградскую ГРЭС и повесили плакат «Коммунизм – это советская власть плюс электрификация всей страны!»

Там в школе, потом в техникуме Людмила Васильевна всю жизнь преподавала литературу, пока не ушла на пенсию.

Её дочь Инна после окончания школы училась в Киеве на архитектора и после его окончания решила там остаться.

Людмила Васильевна всегда мечтала жить в большом городе, а Счастье – провинциальный городок. С большими трудностями Людмила Васильевна следом тоже перебралась в столицу Украины. 

А потом 26.04.1986 там взорвался Чернобыль, и уже после чернобыльских событий родилась внучка Анастасия.

Самые чистые и искренние глаза – у детей. В них нет злобы, лжи и ненависти! В эти глаза было стыдно смотреть. В 90-х годах маленькая Асенька часто болела, она задыхалась.

Украинские врачи ничего не могли поделать. И тогда чтобы её спасти и как-то вылечить семья решила поехать в Германию, где, казалось, врачи  творили чудеса!

 

Элизабет

В Германии жила Элизабет – немецкая подруга Людмилы Васильевны, к которой они решили обратиться за помощью.            

С этой подругой Людмила Васильевна познакомилась ещё в 1974 году, когда ездила в ГДР по профсоюзной туристической путёвке. Тогда очень хотелось заглянуть за «железный занавес», надышаться заграницей, посмотреть Германию.

В то время она еще счастливо жила в городе Счастье. В Германии советские туристы ездили по разным городам, а потом несколько дней отдыхали в каком-то красивом немецком доме отдыха.

Там были немцы, датчане, итальянцы, русские, белорусы, украинцы и другие представители разных братских национальностей.

С Элизабет Людмила Васильевна случайно оказалась за одним обеденным столом. По традиции социализма все старались познакомиться, завести новых друзей и переписываться.

Людмила Васильевна в школе изучала немецкий и немного понимала язык и старалась побольше общаться, чтобы его улучшить.

Новая соседка по столу Элизабет тоже очень интересовалась русским языком, немного его понимала, знала некоторые слова и фразы, такие, как «Я тебя люблю». И даже шутя  продемонстрировала русский мат. Женщины рассмеялись, как-то сразу сошлись и подружились. Как правило, надо всего десять секунд, чтобы составить мнение о человеке, и потом оно редко меняется.

 

Элизабет была 1922 года рождения, на пятнадцать лет старше Людмилы Васильевны, но тем не менее они с ней очень подружились.

Элизабет очень хотела познакомиться с кем-то из СССР.  Она доверительно рассказала свою непростую историю. Элизабет родилась в исконно немецком городе восточной Пруссии в Кенигсберге и счастливо жила там до войны.

Ее муж был сапожником. Он был мастером по изготовлению обуви, которую поставлял для военных нужд. Ему дали бронь и долгое время на фронт не брали. Но в конце войны, когда прошла тотальная мобилизация, начали забирать молодых и старых и даже тех, которые владели нужной для страны профессией.

Очень быстро на него пришла похоронка. Он погиб. Элизабет, беременная третьим ребенком, стала молодой вдовой. Вокруг шли бои, всё гремело, вздрагивало и рушилось. Вскоре Кёнигсберг заняли русские. Город пал, всё было разрушено. Немцам мстили, живым и мёртвым, даже старое городское кладбище танками снесли с лица земли.

 

Элизабет осталась беременной вдовой с двумя детьми. Когда всё утихло, она пошла в русский госпиталь чтобы избавиться от беременности.

Но русские не помогли, наверное, были запрещены аборты. Тогда она решила тайком ещё раз проникнуть в госпиталь, взять какое-то лекарство, выпить и избавиться от беременности, а может – и от жизни.

Во время этой попытки её и застал советский офицер, молодой военврач, хозяин отделения.

Элизабет была молодая и очень красивая, а Валентин, так звали врача, был холост, молод и хорош собою. Им хватило десяти секунд, чтобы понравиться друг другу.

Врач отговорил её от прерывания беременности и обещал помочь. Теперь она приходила в госпиталь как пациентка, Валентин контролировал ход беременности. Она родила третьего ребенка.

Они дружили больше года, полюбили друг друга и, несмотря на войну, были счастливы! Любовь и счастье – две ручки одного сосуда, в котором пища для души и тела.

Элизабет жила со своей мамой, с тремя своими детьми и переживала трудное время. Пока в Калининграде стояли советские войска, Валентин помогал немецкой семье деньгами, одеждой, продуктами питания и товаром для обмена на чёрном рынке.

Прошло время, и на основе человеческой благодарности и симпатии у них возникла любовная связь. Он искренне обещал жениться и забрать её с детьми в Союз нерушимый! Молодая немка стала полевой женой русского офицера. От этого русского офицера она снова забеременела. Об этом инциденте по-разному судачили свидетели – и немцы, и русские.

Командование госпиталя вдруг неожиданно отправило старшего лейтенанта Шинельщикова в служебную командировку в Ленинград.

 

Как раз в это время всех немецких граждан стали выселять из Калининграда в Германию. Говорят, счастье нельзя измерить и взвесить, но у акушеров это получается. Новорождённого младенца назвали Петер. Малышу было только 11 дней, а Элизабет с матерью и с четырьмя детьми под конвоем посадили в товарный  вагон и вместе с другими беженцами отправили в Германию, на территорию будущей ГДР.

Они очень долго и очень трудно ехали, но она сохранила всех детей. Очень трудная была послевоенная жизнь. От холода и истощения вымирали целые семьи. Питались зернами ржи, мыло было крайне редко.

Элизабет ходила по селам, меняла свои вещи на продукты питания, как все остальные немцы, переживала личную и общественную трагедию.

Люди шептались, что в развязывании войны виноваты были страны, ставшие победителями, это они спровоцировали политическую мину замедленного действия условиями Версальского мира, баснословной репарацией и создали обстановку стравливания государственных интересов.

 

15* миллионов немцев, изгнанных из Восточной Европы, разбрелись по всей Германии, как восточной, так и западной оккупационных зон. Во многих местах, как в разрушенном Мекленбурге,  беженцы составляли половину местного населения. Но даже в самых малоосвоенных беженцами немецких землях их численность была не меньше четверти от всего населения.

Можно себе представить, какие обстоятельства поджидали немецких женщин в тех местах, где их высаживали из вагонов без денег, без продовольствия, без имущества, без мужских рук. Среди переселённых немцев от голода и болезней высока была естественная и неестественная смертность.

Элизабет попала в деревушку Merzdorf возле городка Эльстерверде, что была в 50 км севернее Дрездена.

 

Чтобы деморализовать гражданское население, Германию бомбили так, что она была похожа на лунный ландшафт. В феврале 1945 года Дрезден, наводненный беженцами, американо-английской варварской ковровой бомбардировкой уничтожали с воздуха. Огонь превращал людей в пепел, а город -  в дымящиеся развалины. Даже находясь в реке, люди сгорали заживо. Интенсивная бомбёжка вызвала физический эффект, называемый «Огненная буря», пламя было в несколько километров высотой, возник огненный торнадо, люди погибали от недостатка кислорода в воздухе. Здесь жертв было больше, чем потом в Хиросиме и Нагасаки вместе взятых. Дрезденское убийство гражданского населения по своим масштабам и цинизму считается самым подлым в истории человечества. После войны немцев погибло больше, чем в войну.

 

Отсюда из Merzdorfа было видно, как в муках умирал старинный сказочный город – музей. И зарево, и дым, и запах сгоревшей людской плоти разносил ветер по округе, наводя ужас в живые души. Элизабет перенесла такое, что кровь стыла в жилах, когда она это вспоминала.

 

Вскоре Валентин вернулся из Ленинграда в Калининград, но ни Элизабет, ни  маленького сына уже не застал. Он уже ничего не мог сделать, потому что советским военным было запрещено иметь какие-то отношения с местным населением, особенно с немецкими женщинами. Каким-то образом он всё  же узнал ее новый адрес и послал ей открытку.

          

Германия. Русская зона.

Саксония. Merzdorf

Гранау Елизавете.

 

Здравствуй милая Лизонька!

Привет тебе из далекого Ленинграда. Вот уже год прошел, как мы с тобой расстались, а я всё ещё очень скучаю по тебе. Зачем ты уехала? Очень хотел бы знать, как здоровье Петерхена? Поправился ли он? Как вы там все устроились? Ты, наверное, уже вышла замуж и забыла своего Вальку?

Я живу с мамой, много работаю, учусь хорошо. Пишу тебе в надежде, что может быть, получишь эту открытку. Передай от меня привет всем твоим женщинам, с мамашей и всем детишкам! Целую крепко, Валька.

27.10.1946 г.

 

Это была единственная открытка, которая дошло до Элизабет. Потом военный госпиталь вывезли из Калининграда. Валентин вернулся на большую землю – в Советский Союз – и связь окончательно прервалась.

Но Элизабет не забывала своего Валентина и постоянно его искала. Когда образовалась ГДР, она продолжала его искать. Через какие-то источники она узнала, что вроде бы он живет в Ленинграде.

Поэтому Элизабет так привязалась к Людмиле Васильевне с просьбой и большой надеждой: «Ты его там найти можешь?».  Они обменялись адресами и стали переписываться.

 

Людмила жила в Счастье и, вернувшись домой, начала писать во все концы и вскоре выяснила, что Валентин живет уже не в Ленинграде, а на Чёрном море в курортном городе Адлере, что возле Сочи.

Раньше Людмила часто бывала в Сочи, её отец был оттуда родом. Там жил её родной дядя. Она ездила туда отдыхать, но когда она узнала, что Валентин живёт в Адлере, у неё уже была своя семья, и она больше туда ездить не имела возможности.

 

Однажды Людмила Васильевна узнала, что в Сочи едет отдыхать дочь её лучшей подруги.

Она тут же написала Шинельщикову Валентину большое подробное письмо и попросила Танечку отнести его по указанному на конверте адресу. И лично в руки отдать его Валентину!

Таня была молодая, симпатичная и охотно согласилась выполнить это поручение. 

Когда Таня приехала в Адлер и принесла это письмо по указанному там адресу, калитку открыла недовольная женщина. Молодая отпускница ей не понравилась. Между ними сразу возникла какая-то антипатия. Неприветливая хозяйка сказала, что Валентина нет дома, и письмо не захотела взять, чтоб передать ему. Тогда девушка взяла и бросила это письмо в их почтовый ящик, хотя Людмила Васильевна убедительно просила Таню отдать письмо Валентину лично в руки!

Поэтому до сих пор неизвестно, дошло письмо до него или не дошло. Знал он о его содержании или нет? Ответа не было. Так связь и не наладилась.

 

Но Людмила Васильевна продолжала дружить с Элизабет. Элизабет присылала в Россию посылки, и из Счастья в ГДР посылалались хорошие книги, сувениры, русская парфюмерия. Особенно Элизабет любила духи «Красная Москва».

 

Элизабет была такая симпатичная и привлекательная, что, имея четырёх детей, вышла еще раз замуж. От этого мужа она родила пятого ребенка.

Но после военных нервных потрясений этот муж стал утешаться в кабачках. Элизабет единственный раз без сожаления разошлась и одна вырастила всех детей.

 

Подруги долго переписывались и даже встречались несколько раз. Через какое-то время Элизабет позвала Людмилу с дочерью в ГДР,  к себе в гости.

Людмила Васильевна съездила один раз с Инной, а во второй раз она поехала в Германию одна, без дочери.

 

Случилось так,  что Людмила Васильевна сделала ещё одну попытку и попробовала  разыскивать Валентина еще раз. Она написала ему второй раз подробное заказное письмо с уведомлением, и это письмо дошло до него.

В нём Людмила Васильевна рассказала Шинельщикову, что его разыскивает Элизабет, которая живёт в Германии, что немецко-русская любовь жива и не погасла, что его немецкая жена каждый день смотрит на его живую копию! Что в Берлине живет его взрослый сын Петер, что там, в Берлине, у него растут двое внуков.

Она написала, что была в Берлине у Петера в гостях, что они очень хорошо принимали её и дочь Инну. Петер совершенно не говорит по-русски и мало знает про своего русского отца. Но его жена преподавала русский язык и хорошо на нём разговаривала.

Сын очень был заинтересован во встрече со своим русским отцом. Он даже всей семьей поехал отдыхать на чёрное море в Сочи и очень хотел встретиться со своим отцом. И даже в письме назначил отцу встречу, но по какой-то причине он на встречу не пришел. Встреча не состоялась.

 

У Шинельщикова в Адлере уже была новая русская семья, и там была дочь, которая живет сейчас в Ленинграде, теперь Санкт-Петербурге. Недавно Инна связались с дочерью Валентина по Интернету, и они долго общалась. Ирина, дочь Валентина, прислала тогда фотографию своего старого отца. А вскоре написала о том, что отец умер.

 

Так он и не увидел своего немецкого сына, а сын никогда не видел своего русского отца. Элизабет всю жизнь искала его, всю жизнь любила. Несмотря на то, что у неё было много других мужей, сердце её было занято одним русским офицером. Немецко-русская любовь с годами не ослабла.

 

Элизабет с детьми снимала квартиру в Elsterwerda, что недалеко от Дрездена. Семья была дружная, в ней было пятеро детей. Когда они выросли, все заботились о своей матери. Она часто ездила к детям в гости. Все пятеро детей Элизабет были дружны между собой. Когда к Элизабет приезжали гости из Украины, они посещали всех детей, и все они жили хорошо и дружно.

У Элизабет была одна дочь – старшая. Она жила и живет сейчас во Франкфурте-на-Одере. Её зовут Розита. Она жила на квартире в большом многоэтажном доме со своим другом, и только через 11 лет совместной жизни они расписались.

Элизабет на радостях прислала Людмиле Васильевне свадебную фотографию. На ней было написано только одно слово: «Endlich!» («Наконец-то!»).

 

У Элизабет была подруга детства из Кёнигсберга. Эта подруга жила в западной Германии, в Seevenal, это возле Гамбурга. И вот эта подруга в Гамбурге тяжело заболела. Скорее всего, у неё был рак, и она знала, что скоро умрет. Она написала Элизабет прощальное письмо с большой просьбой: «Пожалуйста не оставляй моего мужа одного! Он очень хороший человек, возможно, и ты сможешь с ним жить счастливо». Она как бы завещала своего мужа в наследство своей подруге. После этого письма подруга умерла.

 

В то время из восточной социалистической Германии попасть в западную капиталистическую было невозможно. Охраняемая граница была на большом замке. ГэДээРовские власти не разрешали своим гражданам её пересекать и ездить к идейно классовому врагу даже на похороны к самым близким.

Сейчас об этой немецко-немецкой границе в Берлине есть необыкновенно интересный исторический музей.

Тогда Элизабет обратилась лично к генеральному секретарю Центрального Комитета социалистической единой партии Германской Демократической Республики, к товарищу Эриху Хонеккеру.

Она была настойчива и убедительна, она добилась разрешения и переехала в Гамбург. Так Элизабет вышла замуж в четвертый раз.

 

Потом Людмила Васильевна пригласила Элизабет к себе в Счастье. С этим последним мужем Элизабет в 1980 году приезжала на Украину в гости к Людмиле Васильевне. Потом этот муж умер, и последнее время Элизабет была опять вдова. К ней часто приезжали дети, отмечали праздники, вместе ездили в отпуск.

 

На Украине 90-е годы были очень тяжелыми, в магазинах были пустые полки. Нечего было купить, продуктов не достать, нечего было надеть. Когда родилась внучка Анастасия, или просто Ася, её не во что было одеть. Тогда Людмила Васильевна из своей старой шубы сама сшила для внучки детскую шубку. В этой шубке внучка там росла.

К всеобщему несчастью внучка серьезно заболела лёгкими. Ей трудно было дышать, она задыхалась. Нигде нельзя было достать лекарств. Однажды врачи сказали, что где-то на черном рынке можно достать нужное лекарство, но там были такие цены, что не было никакой возможности помочь больному ребёнку.

Обо всём этом Людмила написала Элизабет, и добрая немка немедленно отреагировала:

- Приезжайте! Я покажу её нашим немецким докторам.

Она тут же пригласила Людмилу с дочкой и внучкой к себе в гости, в благополучную теперь уже объединённую Германию.

 

Как-то так само получилось, что остались они в одной семье, три женщины. Людмила Васильевна, её  дочь Инна и внучка Анастасия. Они все трое по гостевому вызову поехали в Германию. Официально – в отпуск, а фактически с благородной целью подлечить внучку.

 

В то время Людмила Васильевна была уже вдовой. Ещё в Счастье муж Людмилы Васильевны  умер внезапно, прямо на работе. Ему было всего 44 года. Оторвался тромб.

 

Дочка в то время уже разошлась с мужем. И так одинокие  и свободные, с маленькой больной внучкой они поехали в Германию.

 

– Элизабет была мне очень близка по духу. Я ей очень благодарна, что она изменила всю нашу жизнь, потому что только благодаря ей мы 2 октября 1994 года приехали в Германию с одним чемоданчиком на троих и с большой благородной целью вылечить больную внучку, у который после тяжёлого плеврита были хронические проблемы с лёгкими, – рассказывала Людмила Васильевна.

 

Когда Людмила Васильевна, дочка Инна и внучка Анастасия приехали  Германию, то они  как всегда остановились на квартире у Элизабет.

Сидя за праздничным столом, накрытым по поводу встречи дорогих гостей из далёкой Украины,

хозяйка со своей невесткой внимательно слушали взволнованный рассказ приехавших. Хозяева постоянно о чём - то между собой советовались по-немецки.

- А не хотите ли вы навсегда остаться в Германии? – неожиданно спросила Элизабет.

Она ошарашила гостей этим вопросом: Как это остаться? Остаться на какое-то время, подлечиться – это одно, а остаться жить насовсем? В чужой стране?

 – Мы, советские люди, воспитанные в духе патриотизма, застыли в оцепенении, – вспоминала Людмила Васильевна. – Нас словно ледяной водой облили.

- Понимаете, – объясняла гостям Элизабет, – Лечение в Германии стоит очень дорого. У вас нет медицинской страховки, и даже по страховке хронические болезни никто лечить не будет. Таких денег и мы не соберём. Чтобы вылечить ребёнка, надо остаться, на это требуется время. У вас есть хороший шанс как пострадавшим от Чернобыля получить бесплатное лечение и начать новую жизнь.

 

И гости вместе хозяевами пошли в полицию. Людмила Васильевна с дочкой и внучкой сидела где-то там, в коридоре, а  Элизабет со снохой зашли в кабинет и о чём-то там долго говорили.

Дольше года длился день. О чём они там говорили – неизвестно, но гостей из Украины после этого посадили в такси и бесплатно повезли в Билефельд, в лагерь для иностранных беженцев.

Там по-немецки их много обо всём спрашивали. Людмила Васильевна волновалась, плохо понимала, но, как могла, отвечала на все вопросы.

Дочь Инна вообще ни одного слова по-немецки не знала, внучка ещё не ходила в школу и не соображала, о чём речь.

 

Их поселили в лагерь, но не в тот лагерь, где кучно жили советские немцы, а в тот, где жили только иностранцы. Там было много сербов, албанцев, афганцев, африканцев и много еще каких-то людей.

Они числились как иностранцы и даже не догадывались, что на свете есть советские немцы, которые тоже приехали в Германию и живут в соседнем лагере. Они думали, что из бывшего Советского Союза они – единственные беженцы в Германии.

Так жили они в том лагере три месяца, потом три месяца в другом лагере, и всё это время решалась их судьба. Всё время под ложечкой сосало от неизвестности: вот-вот вышлют, вот-вот вышлют.…

«Хоть бы успеть немножко подлечить внучку, а потом пусть высылают», – думали они.

Элизабет звонила, интересовалась, беспокоилась, проталкивала вопрос по своим каналам, но это мало помогало. Однажды за ужином, рассуждая о будущем, дочь Инна и говорит:

- Мама, а ты найди себе здесь мужа и выйди замуж! Тогда все мы останемся здесь.

Людмиле Васильевне на то время было уже 57 лет. От неожиданности она чуть не подавилась и застыла с открытым ртом.

- Как? Какого мужа? Я уже старая! – она даже обиделась.  А потом, остыв, всерьёз задумалась. - А может, и правда это наш выход?

Ради внучки она согласилась бы на всё. Бабушка не думала выходить замуж, но делать нечего. Она взяла немецкую газету и прочитала объявление о знакомстве.

Там было написано, что местный немец, вдовец ищет себе женщину для серьёзный отношений и хотел бы вступить в законный брак.

Людмила Васильевна написала ему письмо. Он приехал в лагерь, разыскал её, они встретились, вроде понравились друг другу и подружились.

 

 Хорст теперь часто приезжал к ним на своей машине, забирал всех троих и привозил к себе домой. Он жил в соседнем городке, в своем личном двухэтажном доме. В этом доме он жил с невесткой и с двумя внуками. У него была очень трагическая судьба.

Хорст Хроникер – выходец из Рурской области из города Witten, что возле Дортмунда. Он работал там в специальной лаборатории сталелитейной промышленности. Ходил в белом халате и контролировал различные сплавы.

А потом он познакомился с женщиной из-под Билефельда и переехал сюда. На новом месте устроился в отдел сбыта на большом предприятии, которое производило кухонную мебель. Он неплохо зарабатывал.

У них была нормальная семья, жена и двое сыновей. Получилось так, что старший сын, пятнадцатилетний мальчик, целый день бодро бегал с друзьями по улице, а вечером как обычно пошел спать. Но утром он не проснулся и оказался в постели мертвым. Ночью сердце остановилось.

Жена очень горевала и тосковала по сыну и через пару лет умерла. Он овдовел. Второй сын вырос, женился, у него было двое сыновей. В семейном кругу сын праздновал свой 25-й день рождения  и как обычно пошёл спать. Но утром он не проснулся и оказался в постели мертвым. Второй сын тоже умер во сне.

Хорст сильно заболел, впал в депрессию, хотел покончить жизнь самоубийством и даже попал в психиатрическую больницу. Там его успокоили, подлечили нервную систему, и он уныло жил один в двухэтажном доме. На втором этаже жила его невестка – вдова с двумя детьми.

Потом у Хорста появилась немецкая подруга из соседнего городка. Они ездили друг к другу в гости. То он приедет к ней на недельку, потом она приезжала к нему на недельку. У них была такая новая форма гостевой семьи. Жениться они не могли. Никто не хотел бросить свой дом и переехать к другому. На этом дело и закончилось. А Хорст очень хотел жениться по-настоящему, иметь уютную семью, чтобы ласковая жена ждала дома со вкусным ужином, а не приезжала и уезжала каждый раз.

Людмила Васильевна познакомилась с ним, они встречались, через некоторое время съехались, расписались и 14 лет прожили вместе без особых проблем.

Хорст знал, что русские красавицы – хорошие хозяйки. Они ещё не испорчены эмансипацией, борьбой за равноправие. Они добрые, ласковые, внимательные, отлично готовят и содержат в чистоте жильё!

Людмила Васильевна сначала не испытывала к нему особой любви и вышла за замуж только для того, чтобы остаться в Германии и чтобы дети могли сказать служащим, которые оформляли документы:

- Наша мама здесь, и мы хотим быть рядом с нею!

Тогда внучка будет спасена.

С Божьей помощью и усердием Элизабет и Хорста всё получилось идеально! Все трое получили разрешение на ПМЖ в Германии.

Хорст оказался очень добрым, хорошим и порядочным человеком. Его невозможно было не полюбить. Они много путешествовали, брали с собой внучку, отдыхали в Испании, в Италии, в Турции, в Тунисе, в Чехии, в Болгарии, ездили на Канары.

– Свобода! – радовалась заграничной жизни Людмила Васильевна. – На Украине сейчас тоже свобода! Все могут ехать куда хотят! – подчёркивала она.

-Не могут! – думая по-немецки, говорил Хорст. – Без экономической свободы никакой другой свободы быть не может.

Никто не помнил бы о библейском «добром самаритянине», если бы у него были только благие намерения. У него были деньги!

 

Сноха сразу стала плохо относиться к Людмиле Васильевне. Она боялась, что ей в наследство не останется дом и всё хозяйство.

- Я не хочу в этом доме жить, давай отсюда уедем! – поняв причину, сказала «молодая жена» Хорсту. Он был не против. У него тоже не складывались отношения со снохой, и «молодожёны» начали искать себе новое жильё.

Им давно нравился соседний курортный городок Bad-Oeynhausen. Они часто туда приезжали отдыхать, им там нравилось. Там находится самый большой сердечный центр Германии.

В этой знаменитой клинике делают самые уникальные операции. Там в год заменяют по 80 человеческих сердец. Туда с последней надеждой приезжают пациенты со всего мира.

Хорст снял там квартиру, и они переехали жить на новое место. Оставшись хозяйкой во всём доме, его неработающая невестка вскоре завела себе непутевого и шумного друга. Они стали вести праздный образ жизни, но через год-два она наладила заочные отношения со своим бывшим тестем. Она поняла, что от дедушки внуки будут хоть что-то получать. Она стала разрешать Хорсту забирать внуков к себе, и внучка Ася тоже влилась в эту молодую весёлую компанию.

Теперь счастливый дед с женой и тремя внуками возил всех на своей машине по живописным окрестностям, по зоопаркам, по музеям, по интересным местам. Он давал внукам деньги, покупал одежду, снохе было выгодно своих детишек присылать на выходные и все каникулы.

С ней самой дед не имел никаких связей. Она в гости не приезжала, и дед туда не совался. Он радовался, что она разрешала ему встречаться с внуками. Людмиле Васильевне надо было терпеливо играть роль доброй, щедрой и хлебосольной хозяйки.

Так они жили-поживали, и всё было хорошо. Они много отдыхали, много видели, много путешествовали. Внучка прошла полный курс сложного лечения, её лёгкие отлично восстановились, и она полностью выздоровела.

Сам Хорст никогда ни на что не жаловался, но он много курил. Это вредная привычка и свела его в могилу. На его лёгких образовались злокачественные пузырьки, он стал сильно кашлять, ему стало трудно дышать, тяжело ходить. Потом он стал задыхаться. Врач сказал, что ему ни в коем случае нельзя курить! Но Хорст не мог отказаться от своей вредной привычки. Рискуя жизнью, он тайно ну хоть немножко – да затянется, чуть-чуть – но курнёт.

Когда ему исполнилось 72 года, он уже совсем не мог дышать и просто задыхался. Пришлось вызвать скорую помощь, и его забрали в больницу

Он умирал очень тяжело. Несколько недель лежал в коме, а когда вышел из комы, не мог двигаться и даже говорить. Его парализовало.

Людмила сильно переживала за него и ухаживала, как могла. Она буквально прописалась в больнице. Он был для неё святым человеком, никогда, никому, ничего плохого не сделал, а сколько добра он сделал ей и людям! За что ему такие мучения? Не курите, люди! Жить на свете лучше, чем не жить!

С Элизабет они ещё долго дружили, но больше по телефону или обменивались письмами. Лишь однажды она посетила Людмилу Васильевну. Ей уже были тяжелы поездки. Она умерла, когда ей было уже 88.

Теперь и Людмиле Васильевне 15 февраля 2017 исполнилось тоже 80.

 

- Я – тоже уникальный человек и могу Германию превозносить до небес за то, что я здесь, в Германии, получила новую почку, а там, на Украине, на своей родине, я давно была бы уже на том свете, – искренне восхищается Людмила Васильевна.

Почки она застудила на родине. Одетой в зимнее пальто она преподавала в классе, где замерзали чернила. На уроке сидела за учительским столом в тёплых сапогах, а ноги всё равно мерзли. 

Потом: в чём ходят сейчас женщины? Они носят брюки, а в них удобно и очень тепло.

В Советском Союзе даже в сильный мороз все женщины ходили в чулочках, в те времена брюки никто не носил, тем более интеллигенция, тем более преподаватели, с которых все брали пример.

На автобусных остановках люди подолгу стояли под открытым небом зимой и летом. Это только в Германии автобусные остановки сделаны из стекла, и автобус ходит строго по расписанию. А там стоишь и не знаешь, когда придет автобус и придёт ли он вообще. Вот там, тогда она не раз мерзла и не раз серьёзно простужалась. Потом подолгу болела и сама себя лечила, как могла.

А когда она приехала в Германию, немецкие врачи сразу обнаружили отклонение в здоровье и поставили точный диагноз. Оказывается, после этих простуд заболели почки.

После такого диагноза ей сразу назначили гемодиализ, это процедура внепочечного очищения крови. Три раза в неделю в больнице ей очищали кровь. С этим диагнозом она даже ездила отдыхать в Турцию и там тоже находилась на диализе, и всё это Германия ей оплачивала. Она много лет была на диализе.

В 2009 году в Германии Людмиле Васильевне пересадили в организм чужую почку. Теперь она живёт с новой трансплантированной немецкой почкой. Спасибо тебе, дорогой, теперь я живу благодаря тебе!

Представляете? Это в каком ещё государстве в такие годы кому-то бесплатно пересадили бы чужую почку? Уже семь лет она живёт с особой благодарностью за каждый день, за каждую минуту! Сколько судеб здесь переплелось, и сколько несчастных спаслось от смерти в Германии!

 

Ностальгия

Раньше иногда у неё бывали приступы острой ностальгии по прошедшему времени, по молодым годам, по своей юности. Бывшее свое Счастье в бывшем СССР раньше она часто видела во сне.

Счастье – это пригород Луганска, очень красивый, тихий, симпатичный городок. Там здоровьем дышит сосновый бор, песок под ногами, грязи нет.

Она даже ездила с Хорстом в отпуск в своё Счастье и встретилась там с друзьями и знакомыми. Они были рады ее видеть и благодарили за помощь

 

Сейчас в Счастье пришло несчастье. Там идёт жестокая война, и у людей там счастье отобрали. Счастье превратили в разделительную зону между двумя фронтовыми республиками, которых разделяет река Северский Донец.

- Я двухкровка, а может, полукровка, папа – русский, мама – украинка, мне обе стороны по крови родные, и сердце болит за два великих родственных народа. Кто их столкнул? Пусть жизнь их покарает! Вина на них!

 

Лучшая подруга и коллега по работе Тамара писала Людмиле Васильевне, что их Счастье безжалостно бомбили, и она вынуждена была под огнём, рискуя жизнью, бежать к своему сыну в Подмосковье, взяв с собой только сумку, только то, что могла нести в руках. Она столько видела и пережила, спаслась чудом и стала сильно верующей.

 

- Меня и мою дочь Инну  мама крестила ещё в СССР, тогда это была большая тайна. Внучку по-настоящему  мы уже крестили с кумовьями в самом большом Владимирском соборе Киева. Все мы тоже крещеные, православные люди. В каждом из нас живёт «Самаритянин» и по мере сил мы стараемся помогать.

 

Людмила Васильевна из Германии сразу послала Тамаре тёплые вещи, потом ещё отсылала посылки с летними и с зимними вещами: пальто, свитера, сапожки. Недавно на Рождество снова послала посылку в 30 килограмм весом. Они общаются по скайпу, и Людмила Васильевна снова и снова идёт на почту.

 

Её дочь Инна тоже посылает в Луганск посылки. Только в Луганск посылки не доходят, и их посылают в приграничную Россию. Друзья из Луганска ездят в Россию и там получают свои посылки. Почтовая связь в воюющих республиках еще не налажена. Так что старых друзей они в беде не оставляют. А когда еще не было братоубийственной украинской войны, они и тогда посылали туда деньги, посылки, никого не оставляли в нужде и без внимания. Конечно, там все рады, что они перебрались в Германию.

 

В Германии у Людмилы Васильевны появилось много новых знакомых хороших немцев.  Они тоже стали помогать украинским семьям. Особенно Зигрид и ее муж Герд.

- Это удивительная семья! Теперь они наши самые лучшие друзья здесь! – восхищается Людмила Васильевна. – Зигрид даже была с нами в Киеве и встретилась с этой многодетной украинской семьей. Там же они познакомилась с их соседями, довольно пожилой супружеской парой. И потом всё время помогала и им.

 

С недавнего времени Людмила Васильевна живёт с дочерью и с её другом Владимиром. Они обзавелись собственным жильём. Дочь Инна работает архитектором. Володя на Украине закончил институт по электротехнике, здесь переучился на мехатроника, теперь работает. У Володи тоже интересная судьба и путь в Германию. Теперь у них совершенно другая жизнь.

 

– У внучки Аси тоже всё хорошо! Она приехала сюда еще дошкольницей, здесь она пошла в первый класс. Сейчас внучка хорошо говорит по-русски, без акцента по-немецки и хорошо по-английски. Она закончила университет, целый год стажировалась в Америке, теперь в Берлине работает психологом. У неё друг, местный немец, они живут семьей, но тоже не расписаны. Сейчас такие времена, но мне это совсем не нравится, – говорит Людмила Васильевна. – Зато с лёгкими у внучки всё в порядке! Мы не сидим на шее государства, молодёжь работает и зарабатываем. Всё у всех хорошо! Судьбе мы очень благодарны. Наверное, счастье – это когда Бога благодаришь чаще, чем просишь!

 

На этот юбилейный восьмидесятый год Людмиле Васильевне дети подарили путешествие на Канары, а осенью она собирается в Болгарию. Сейчас одна она уже боится ездить и дочка одну не отпускает. У Людмилы Васильевны опять появилась новая подруга!

В каждом человеке есть солнце, только дайте ему светить. Рита Классен – верующая, немка из Казахстана. Жила в Алма-Ате, в одиночку воспитала двух сыновей. Она верная и надёжная, с трагической, как вся история российских немцев, судьбой. Она знает жизнь, на неё можно положиться. Если что-то случится, верный друг всегда рядом.

 

Зря всех немцев мажут чёрной краской. Германия – прекрасная страна, а немцы – благородный, грамотный и культурный народ со светлой головой и золотыми руками. Знак качества у них на всех изделиях. Немцы – удивительные люди очень удивительной страны, которую они, любя, построили на пепле. Дай Бог каждому найти в ней своё счастье!

- Лично я Германии тысячу раз благодарна за то, что она свела меня с такой женщиной, которая изменила всю нашу жизнь. С таким мужчиной, который мне открыл глаза и показал мир! За то, что внучка жива и счастлива! Дочь довольна! Мне  здесь хорошо и привольно! Мы никогда не думали и даже не мечтали о том, что когда-нибудь будем жить в этой сказочной стране. Мы даже не догадывались, что можно жить в другой стране и радоваться жизнью. Мы и не знали, что сюда, оказывается, давно приезжали и приезжают многие люди. Особенно сейчас много иностранцев, и каждый просит Германию, как когда-то Петра I просил светлейший князь Меньшиков:

- Майн Сир! Сделай меня немцем!

Гиссен.

05.01.2017.- 07.02.2017.

 

* https://www.amazon.de/ Gerhard Ziemer. Deutscher Exodus.

Vertreibung und Eingliederung von 15 Millionen Ostdeutschen/dp/3512003346





<< Назад | Прочтено: 338 | Автор: Шульц Р. |



Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы