RC

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

 Папа Шульц (Райнгольд Шульц)


Старость не радость


Дом престарелых

 ...и молодость гадость! Какая молодость была у наших стариков, которая пришлась на страшное военное время?


Отто Эрвин, советский немец, с детства дважды подвергался высылке. Чтоб не умереть с голоду во время войны, его записали на два года моложе и отдали в детский дом. Там немцев били ровесники – не немцы, а ещё оскорбляли, презирали, отнимали хлеб. И никого у пацана не было рядом, кто бы защитил. Полное одиночество в толпе. Сколько обидных слёз было пролито по всему детству, сколько тайных молитв адресовано Богу?


Учиться не довелось, всю жизнь работа, работа, работа, переезд в Германию. Дети выросли, жена умерла, внуки заняты устройством жизни, правнучка подрастает. Там в России все родственники были в одном месте, здесь в Германии все рассеяны по всей стране. Тут жизнь спешит, за ней не угонишься, времени ни у кого не хватает, у всех свои проблемы. Дома в старости конечно хорошо, но много но есть в европейской жизни, которые этот вариант исключают. Беспомощного старика определили под профессиональный надзор, в хороший дом для престарелых.


Продолжительность жизни в Германии высокая, с гордостью говорят политики. А качество жизни низкое на последней финишной прямой - говорят в домах для престарелых больные и одинокие старики. Кормят, поят, есть где спать, о теле как-то ещё заботятся, а о душе никто не вспоминает – ни близкие, которым всегда некогда, ни церковь, которая занята сама собой.


Пасха - светлый праздник возрождения и ликования души, а перед ней в страстную пятницу, положив крашенные яички, конфетки, шоколадных зайчиков и свежую газету в красивую сумочку, пожилой, больной пенсионер решил пойти в дом престарелых и навестить состарившегося дядю.


В доме престарелых, на третьем этаже, в своей прозрачной конторке сидели три женщины перед компьютерами и оживленно общались между собой с не немецким акцентом.


Поздоровавшись, посетитель прошёл мимо них в старческие апартаменты родственника. Нет лучше места на земле, чем свой угол.

    

В комнате одна кровать, тумбочка, стол, гардероб, давно молчащий телевизор и личный транспорт – тележка каталка. На стене висит открытка с мудрой христианской надписью «За каждый день, спасибо Богу!», рядом отрывной календарь и фотографии из прошедшей жизни. Воздух, давно не проветренный, вызывает головную боль. Старику почти 85, он всё время спит. Старикам тяжело, а нашим старикам, немцам-переселенцам – особенно! Общаться по-русски не с кем, а по-немецки проблематично, да к тому же слух подводит, надо постоянно переспрашивать и кричать на ухо, какое тут общение? Поел, поспал, никому не помешал. Такова на закате жизни наша горькая се-ля-ви!


В дядиной комнате на низкой подушке лежали какие-то неопрятные подкладные подушечки от жёстких стульев. У спящего под самым носом на кровати висела полная бутылка с урином. Никто её давно не выносил.


Первым делом гость открыл окно и сменил воздух. Старик во сне почувствовал избыток кислорода и открыл глаза. Одетый, лежа на кровати, он потянул на себя свою короткую куртку, которой был накрыт и попросил закрыть окно.

- Холодно!


Дядя подтянул свои босые ноги.

- Почему у Вас нет одеяла? – удивился племянник.

- Не знаю. Отобрали одеяло и больше не дают. А мне холодно! И я не знаю, кого просить? - виновато ответил старый человек.


Сейчас я пойду и попрошу для Вас одеяло! - сказал племянник, положил подарки на прикроватную тумбочку и вышел в коридор.

 - Извините, а почему у Отто Эрвина нет одеяла?- спросил посетитель оживленно болтавших женщин.

- У нас не хватает одеял. Он не один такой! Старики постоянно уринируют, одеяла мокрые и их надо стирать. Сегодня страстная пятница, потом суббота, воскресение, понедельник праздники, во вторник приедут из прачечной, заберут одеяла, постирают, высушат и в среду привезут назад, тогда мы ему дадим одеяло.

- Это что, он должен столько суток жить без одеяла? Смотрите, у него спина голая, а если он забелеет? Это старый человек, мало ли что может случиться…

- Ничем не могу помочь? Пусть не вредничает и не уринирует!

- Чтобы здесь работать, вы, наверное, учили старческую психологию и то, что пожилые люди не контролируют своё тело, у них отмирает чувствительность. Они сами не знают, что происходит с их организмом. Они не могут себя контролировать, тем более после приёма медикаментов. Потом, если такое происходит, подложите клеёнку! Наденьте памперс! Покажите его врачу! Что-то надо делать! Нельзя же стариков сутками держать в постели без одеяла. Между прочим, за вашу заботу, они платят из своего кармана 1500 € в месяц, да плюс 1400 € платит за них пфлегекасса. Вместе это почти три тысячи! За такие деньги здесь должны быть условия круче, чем в пятизвёздочном отеле, в формате «всё включено», с ежедневной развлекательной программой! А что я вижу? Это что? Благотворительная организация или просто бизнес? Отличный способ добывания средств существования? Старики молчат, они не жалуются!

- Нету одеял!- отрезала работница.


Возмущённый племянник вытащил кошелек, достал из него удостоверение журналиста и, предъявив его работницам, сказал:

- Всё, что я здесь видел и слышал, будет в газете! Мне без разницы, что вы сейчас будете делать, откуда возьмёте одеяло, хоть из дома принесите, но чтобы через 10 минут оно лежало на кровати у Отто Эрвина! Я жду в его комнате! А позже я напишу статью, и пусть люди оценят работу вашу и вашего руководства! Здоровье стариков зависит не только от пищи, но и от заботы и спокойствия в душе!


Через три минуты в дядину комнату вошла недовольная работница, занесла хорошее тёплое сухое одеяло и положила на кровать, не расправляя.

- А почему одеяло без пододеяльника? - спросил посетитель.

- Потому что мне сейчас некогда. Я одна, а стариков много! Вы знаете, какая у нас нагрузка? После обеда будет время, и я заправлю одеяло в пододеяльник - недовольно отрезала она и вышла вон!


Племянник расправил одеяло и накрыл старого человека, тот благодарно улыбнулся, свернулся в тепле калачиком и как ребёнок сладко засопел во сне.


Пока племянник выходил по делам в коридор, дядя уже успел разбить, почистить и съесть два пасхальных крашенных яйца и перепробовал конфеты, фантики от которых лежали у подушки.

- Голодный что ли? - удивился племянник, - их, что здесь не кормят? Или успел - съел, а опоздал, значит, пищу не достал? - подумал племянник и с тяжёлым сердцем вышел из комнаты.


Не дай Бог! Не дай Бог, попасть в беспомощном состоянии в такие условия! В такие чужие, равнодушные, товарно-денежные отношения. Не годы старят стариков, а горе одиночества и горе оттого, что ты уж никому не нужен, а сам уж ничего не можешь.


Серебряный возраст - проблема пожилых людей. Чем старше возраст пациента, тем хуже к нему отношение. Дом престарелых - это зал ожидания…


Говорят в Японии дом престарелых соединили воедино с детдомом и одним махом достигли две цели. Старикам общение с детьми приносит море удовольствий, им приятно отдавать свой опыт молодым, а ребятишкам приятно получать океан внимания и с радостью служить старшему.


Дети учатся любви, уважению, состраданию, легко оказывают помощь, они не становятся холодными, равнодушными и брезгливыми. Там стар и мал, спаян настоящей дружбой. А это со всех сторон, для всех обоюдный стимул, не унывать и радоваться жизни.

Вы, стариков любовью грустною любя, жалейте, словно будущих себя!

 

 

День рождения в доме престарелых

 

В СССР шутили, что все великие люди родились в апреле. 20 апреля у дяди Эрвина день рождения - 85 лет.

Собрав подарочки: гроздь винограда, апельсины, мандарины, самодельные, малосольные огурцы, праздничную пасхальную выпечку, томатный сок, конфеты, - племянник-пенсионер снова пошел на свидание в дом престарелых.


Праздники в Германии закончились, и теперь там всё выглядело по-другому. В коридоре, как в муравейнике, полно обслуживающего персонала и те, кому они служат. Работники кухни, как стюардессы, на тележках увозят посуду с остатками завтрака. С другими тележками, обвешанными тряпками, швабрами и пылесосами, по всем помещениям продвигаются дизайнеры чистоты. Санитарки толкают высокие тележки со свежим постельным бельём. В столовой, как в детском садике, со стариками идет какая-то лекция - игра. На улицу подышать, на каталках, вывозят безразличных ко всему старушек. Вихрем носится по коридору озабоченное руководство. Всё, как на конвейере. Утром здесь часы пик! Все заняты делом, вежливые, внимательные, здороваются первыми.


У прозрачной конторки, на видном месте, установлен небольшой круглый столик, на нём под чёрным, траурным крестом стоит белый ангел из гипса, на столе книга соболезнований, на стене портрет и объявление:

- Сегодня нашу землю покинула и ушла в вечность еще одна светлая душа - замечательная женщина, жена, мать, бабушка, прабабушка.… У неё была трудная, но очень интересная судьба…

В дядиной комнатушке тишина, чистота, порядок. Постель свеженькая, видно, что её только что поменяли. Всё по-немецки выглядит образцово-показательно.

Дядя чистый, помытый, побритый, переодетый и сухой, как обычно после завтрака сладко спал.

- Нехорошо человеку быть одному! – теперь это его любимое библейское изречение. Одиночество заменить ничем невозможно. Душа жаждет общения, а тело ей противоречит. Сил совсем нет. Возраст.

Сон - лучшее состояние. Все стареют по - разному. В каждом человеке свои биологические часы, свой биокалендарь, своя судьба, своя старость.

Разбуженный дядя обрадовался гостю и удивился своему юбилею. Никто открытку не прислал, никто не вспомнил. На его отрывном календаре завис месяц март. Пришлось догонять время, отрывать календарные листы. В старости о будущем не мечтают, стали вспоминать прошлое. День рожденья, шумный праздник! В любом возрасте приятно быть в центре внимания. Увидев на календаре свою дату, дядя воспрял, ободрился, с удовольствием выслушал поздравления и с гордостью сообщил, что в своей родословной он теперь единственный и абсолютный рекордсмен – долгожитель.

              

В 1943 его отцу было бы 52, а маме 49 лет. Теперь он намного старше своих родителей, которые не по своей воле остались на войне, не вынесли голода, холода, каторжного труда, тягот и лишений ссылки советских немцев на суровом севере.

              

А какой неутомимый он был в молодости. Как много людей собиралось в этот день в его доме. Какие свадьбы справлял он своим детям. Отцы и дети, вечная проблема. Как быстро пролетели годы.… Всё было наяву, а будто как во сне. Теперь он вдовец, старый, больной, беспомощный в казённом доме. Одинокая старость, всем бедам беда.

              

Но надо отдать должное, что никто, ни к кому в этот дом не приходит чаще, чем к Эрвину ходит его второй сын. Остальные все живут за горизонтом, в виртуальном мире и вертятся, как волчки.

              

К старикам немцам-переселенцам отношение здесь всё - равно отчуждённо особенное, как в пословице: Дитя не плачет, мать не вразумеет. Душевного контакта нет, как и везде ко всем переселенцам. Хорошо, что память стала уже не так не придирчива, не так всё горько!

              

Именинник, лёжа на кровати, не вставая попробовал вкусные подарки и изрядно утомился. Не всё попало в рот, мы немного накрошили на пол.


- Годы берут свое! - сказал дядя, как бы извиняясь, устало зевнул и, теряя ко всему интерес, стал поудобнее устраиваться на подушке.


- Как хорошо! Приходи чаще! - сказал он, глаза его устало сомкнулись и он заснул, как малое дитя, во сне чему улыбаясь.

              

Наверное, он там во сне, был снова сильный, молодой, влюблённый и очень целеустремлённый.

Райнгольд Шульц.

Германия. Гисен.

20.04.2017-22.04.2017.

 

Здравствуйте, Райнгольд! Прочла Ваш рассказ «День рожденья в доме престарелых». В этом эпизоде из жизни пожилого человека, конечно,  всё, как будто, нормально. Плохо только то, что происходит всё это не в родном доме, а в казённом учреждении. Всё-таки, каждый пожилой человек, отработав огромное количество лет на благо семьи, вырастив детей и внуков, заслуживает их внимания и жизни в родном доме рядом с родными людьми, а не в чужих равнодушных стенах, где он является безликим пациентом, а не любимым дедушкой. Вот такие рассказы надо читать молодым людям, чтобы они понимали – пожилой человек нуждается в любви, а не только в уходе. Спасибо автору за то, что  в этом коротком рассказе говорится об очень серьёзных вещах – о том, что мы все должны быть людьми, и в первую очередь – по отношению к своим пожилым родителям и родственникам. Именно отношение к детям и старикам показывает уровень человеческого в человеке.

Людмила Козлова. Россия. 

 

Das Alter ist keine Freude

…und die Jugend widerlich! Was für eine Jugend hatten unsere  Alten, die auf die schreckliche Kriegszeit gefallen ist?

              

Otto Erwin, ein Russlanddeutscher, wurde schon in der Kindheit zweimal ausgesiedelt. Um während des Krieges nicht vor Hunger zu sterben, wurde er um zwei Jahre jünger gemacht und ins Kinderheim gesteckt.       Dort wurden die Deutschen von den Gleichaltrigen geprügelt, nicht von den Deutschen, sie wurden gedemütigt, verachtet, denen wurde die kleine Ration Brot weggenommen.

              

Dieses Kerlchen hatte niemanden, der ihn hätte beschützen können. Völlige Einsamkeit in der Menschenmenge. Wie viele kränkende Tränen wurden in der Kindheit vergossen, wie viele heimliche Gebete wurden gen Himmel geschickt?

              

Zum Lernen war es nie gekommen, nur eins zählte: arbeiten, arbeiten, arbeiten.


Dann kam die Auswanderung nach Deutschland. Die Kinder wurden erwachsen, die Frau verstarb und die Enkelkinder sind mit dem eigenen Schicksal beschäftigt: Sie richten ihr eigenes Leben ein.


In Russland lebten die meisten Verwandten in einem Ort, hier in Deutschland sind alle in ganz Deutschland zerstreut. Das Leben hier rennt, es ist schnelllebig, man kommt kaum hinterher, keiner hat Zeit für die anderen, alle haben ihre eigenen Probleme. Der hilflose Greis wurde in einem „guten Altersheim“ untergebracht.


„Die Lebenserwartung in Deutschland ist hoch“, behaupten stolz die Politiker. „ Aber die Lebensqualität auf der Zielgeraden ist auf einem niedrigen Niveau.“, sagen die kranken und einsamen Menschen in Altersheimen. Man hat zu essen, zu trinken, eine Schlafstatt, um den Körper kümmert man sich noch irgendwie, aber an die Seele denkt keiner, weder die Kinder, die nie Zeit haben, noch die Kirche, die mit sich selbst beschäftigt ist.


Ostern ist ein heller Feiertag der Auferstehung und jubelnder Seele. Am Karfreitag besuchte ein älterer Rentner seinen gealterten Onkel im Altersheim, mit einem Körbchen, vorher mit gefärbten Eiern, Pralinen, Schokoladenhasen, einer aktuellen Zeitung gefüllt.


Im Altersheim „Senioren-Residenz“ im zweiten Stock saßen drei Mitarbeiterinnen in ihrem durchsichtigen Büro vor ihren Computern und unterhielten sich lebhaft mit deutschem (oder russischem) Akzent. Grüßend ging der Besucher an den Frauen vorbei in das Seniorenapartment seines Verwandten.


Das Zimmer ist mit einem Bett, Nachttisch, Tisch, einer Garderobe, einem schon seit langem schweigenden Fernseher und einem eigenen Transportmittel – Rollwagen, ausgestattet. An der Wand hängt eine christliche Ansichtskarte mit einer weisen Inschrift „Danke Gott für jeden Tag!“, daneben ein Abreißkalender und Fotos aus vergangenen Zeiten. Die Luft, es wurde lange nicht mehr gelüftet, verursachte Kopfschmerzen. Der Greis ist fast 85, er schläft dauernd. Für die Alten ist es schwer, und für unsere deutschen Aussiedler umso schwerer. Es gibt niemanden, mit dem sie sich auf Russisch unterhalten könnten, auf Deutsch sich zu unterhalten, ist  problematisch, hinzu kommt die Schwerhörigkeit, man muss ständig wiederholt fragen und ins Ohr schreien, das ist keine angenehme Unterhaltung. Gegessen, geschlafen und niemandem geschadet. Das ist das bittere Selavie unseres Lebensabends!


Im Zimmer des Onkels auf einem flachen Kissen lagen noch andere schmutzige Stuhlkissen. Auf dem Bett vor der Nase des Schlafenden hing eine volle Urinflasche. Sie wurde schon lange nicht mehr geleert. Als erstes hat der Gast das Fenster geöffnet und gelüftet. Der Alte spürte im Schlaf den Überfluss an Sauerstoff und öffnete die Augen. Er lag angekleidet auf dem Bett, zog seine kurze Jacke auf sich und bat das Fenster zuzumachen.

- Es ist kalt!

- Warum haben Sie keine Decke? – wunderte sich der Neffe.

- Das weiß ich nicht. Sie haben mir die Decke weggenommen und nicht mehr zurück gegeben. Aber ich friere immer und weiß nicht, wen ich fragen soll. – sagte verlegen der alte Mann.

- Ich gehe und bitte sie um eine Decke für Sie! – sprach der Neffe, legte die Geschenke auf den Nachttisch und ging in den Flur.

- Entschuldigung, wieso hat Otto Erwin keine Decke? - fragte der Besucher die sich immer noch lebhaft unterhaltenden Frauen.

- Wir haben nicht genug Decken. Er ist nicht der Einzige bei uns. Solche haben wir viele! Die Alten urinieren ständig, die Decken werden nass und müssen gewaschen werden. Heute ist Karfreitag; Samstag, Sonntag und Montag sind Feiertage, am Dienstag kommt die Reinigungsfirma, holt die Decken ab, wäscht und trocknet sie und am Mittwoch werden sie zurückgebracht. Dann bekommt er eine Decke.

- Das heißt, er muss so lange Zeit ohne Decke sein? Sehen Sie doch mal, sein Rücken ist nackt, er wird ja krank! Das ist ein alter hilfloser Mensch, wer weiß, was da alles passieren kann?

- Ich kann ihm nicht helfen. Er soll sich anständig verhalten und nicht ins Bett urinieren!

- Um hier zu arbeiten haben Sie bestimmt die Psychologie der alten Menschen gelernt und wissen, dass die alten Menschen ihren Körper nicht kontrollieren können, weil die Sensibilität abstirbt. Die wissen selbst nicht, was mit ihrem Körper passiert. Die können sich nicht kontrollieren, auch nicht zuletzt, weil sie mehrere starke Medikamente nehmen müssen. Und selbst, wenn das passiert, legen Sie ihm eine undurchlässige Bettunterlage drunter! Ziehen Sie ihm Windelhosen an! Führen Sie ihn dem Arzt vor! Man muss doch was tun! Man kann doch die Bewohner nicht tagelang im Bett ohne Decke halten. Die bezahlen übrigens für Ihre Fürsorge aus eigener Tasche bis zu 1.500,-Euro monatlich plus 1.400,-Euro von der Pflegekasse, das macht zusammen fast 3000,-Euro monatlich. Für dieses Geld sollten die Bedingungen steiler als im Fünf-Sterne-Hotel all inklusive sein. Und was sehe ich da? Was ist das? Ist das eine barmherzige humanitäre Organisation oder ein kommerzielles Geschäft?

- Wir haben keine Decken!, - schnitt die Altenpflegerin abrupt ab.


Der empörte Neffe nahm seine Brieftasche, holte seinen Journalistenausweis heraus, zeigte ihn den Pflegerinnen und sagte:

-Alles, was ich hier gesehen und gehört habe kommt an die Presse. Und es ist mir auch egal, was Sie jetzt tun werden, woher Sie die Decke nehmen, und wenn Sie sie von zu Hause holen, aber in 10 Minuten muss die Decke auf dem Bett von Otto Erwin liegen. Ich warte in seinem Zimmer! Später schreibe ich an die Zeitung, dann sollen doch die Leute Ihre Arbeit, und die Ihrer Senioren-Residenzleitung bewerten! Das Wohlbefinden ihrer Bewohner hängt nicht nur von der Verpflegung, sondern auch von Ihrer Fürsorge und der Seelenruhe der Bewohner ab!


Drei Minuten später betrat eine mürrische Pflegekraft das Zimmer, brachte eine warme, trockene Decke, legte sie auf das Bett, ohne den alten Mann zuzudecken.

- Und warum ist die Decke ohne Deckenberzug? fragte der Besucher.

- Weil ich jetzt keine Zeit habe. Ich bin allein, und die Alten - viele. Nachmittags habe ich Zeit und überziehe die Decke, sagte sie verärgert und verließ das Zimmer.

              

Der Neffe faltete die Decke auseinander, deckte den Onkel zu, der dankbar lächelte, sich in der wohltuenden Wärme zusammenrollte und wie ein Baby schnarchend einschlief.


Während der Neffe im Flur war, hatte der Onkel zwei gefärbte Ostereier geschält und gegessen, probierte die Pralinen, deren Einwickelpapier neben dem Kissen lag. 

              

„Hat er Hunger?“, wunderte sich der Neffe, „Kriegen die hier kein Essen? Oder heißt das hier: Wer nicht kommt zur rechten Zeit, muss nehmen, was übrig bleibt?“, dachte der Neffe und ging schweren Herzens aus dem Zimmer.

              

Bewahre Gott, bewahre Gott in so einem hilfslosen Zustand, in solche Bedingungen, in solche fremde, gleichgültige, kommerzielle Verhältnisse zu geraten. Nicht die Jahre altern die Menschen, sondern der Kummer der Einsamkeit und die Erkenntnis, dass dich niemand braucht und du selbst nichts mehr kannst.


Das silberne Alter ist das Problem der alternden Menschen. Je älter der Patient ist, desto schlimmer ist das Verhalten zu ihm. Altersheim ist ein Warteraum auf…

              

Man sagt, in Japan habe man die Altersheime mit den Kinderheimen zusammengelegt, und somit auf einen Schlag zwei Ziele erreicht. Den alten Menschen bereitet der Kontakt mit den Kindern ein Meer von Vergnügen, es ist angenehm ihre Erfahrungen an die jungen Leute weiterzugeben, und die Kinder freuen sich einen Ozean von Aufmerksamkeit zu bekommen und dienen den Älteren mit Freude. Die Kinder lernen Nächstenliebe, Respekt, Barmherzigkeit, leisten großzügig Hilfe, sie werden nicht so kaltblütig, gleichgültig und anmaßend. Dort sind Alt und Jung in eine echte Freundschaft zusammengeschweißt. Und das ist allerseits und für alle eine Motivation, die Nase nicht hängen zu lassen und sich des Lebens zu erfreuen.


Bedauert die Alten in wehmütiger Liebe, wie sich selbst im zukünftigen Alter.

Reinhold Schulz. 

Übersetzung von Lydia Himmelreich

 

Здравствуйте, уважаемый Райнгольд!

Прочла Ваш рассказ «Старость не радость». Невозможно читать без слёз о судьбе  пожилого человека, на долю которого выпали, кажется, все испытания, которыми  может  нагрузить  душу жестокая судьба. И самое страшное из них – одиночество в старости и жизнь в  приюте, где  человек никому не нужен.

Спасибо  за то, что  Вы  поднимаете  вот такие серьёзные  темы – о  необходимости помнить, о  сострадании,  помощи и участии  в жизни пожилых людей, так нуждающихся в добром отношении, общении, понимании со стороны близких и родных.

Пожилой беспомощный человек, который живёт рядом,  ждёт заботы, внимания и, по сути, помогает ближнему проявить лучшие человеческие качества. 

Как сказано в библии, бог может прийти к человеку в любом обличии. Вот он и приходит иногда к нам в образе наших пожилых родителей, родственников и позволяет нам понять, есть ли душа в каждом из нас. 

С уважением!

Людмила Козлова. 

 

Дорогая Людмила Максимовна! Спасибо за помощь! Спасибо за добрые и высокие слова, принимаю их в свой адрес авансом. Молю Бога, чтобы все были здоровы, счастливы и жили в достатке! Дай Бог всем людям радоваться жизни, ощущать заботу и любовь Божью и человеческую! Иисус Христос за это отдал жизнь на кресте и принял муки. Я об одном Всевышнего молю, храни людей, которых я  люблю!

С наступающим Вас Праздником Святого Воскресения! С большим уважением, ПШ.

 

Дорогой Райнгольд, Спасибо тебе за этот рассказ. Он мне очень понравился. Задел до глубины души. Невозможно читать без слёз о судьбе  этого человека, на долю которого выпало столько испытаний. И самое страшное – одиночество в старости. Всего тебе самого доброго, творческих успехов, а главное здоровья и Божьего благословения на твои труды. Линда.

 

Да, статья актуальная и трогает до глубины души..... Спасибо автору за то, что вытащил проблему на обсуждение. Но, хотелось бы спросить, извините за вопрос, не лучше ли было бы племяннику (если нет других родственников) нанять за такие деньги сиделку дома и тогда можно было бы хоть 5 минут в день, уделять внимание старому человеку и всегда иметь его под контролем. Так можно лучше знать, как за ним смотрели в течение дня. Получается, у нас нет времени для родного человека, а что тогда спрашивать с чужих? С уважением, Светлана Зайцева. Казахстан.

 

Ответ: Дорогая Светлана, добрая Вы душа! К сожалению, в жизни не все так, как хочется.

Во-первых, у племянника тоже возраст, его судьба также ломаная переломанная, здоровье у него каждый день разное и болячек даже больше, чем у дяди.

Во-вторых, у племянника съёмная квартира и нет условий для ещё одного человека, тем более с сиделкой.

В-третьих, материальное положение племянника не такое благополучное, как у дяди и составляет менее одной трети, от того, что получает с дяди дом престарелых.

В-четвертых, государственная помощь в таком случае будет выглядеть совсем по-другому и намного скромнее.

Поэтому сегодня все живут с карандашом в руках и после всех расчётов и учётов вариант с домом для престарелых оказался самым благоприятным, если бы там всё делалось так, как прописано в договоре.

С уважением ПШ.

 

К сожалению, это горькая правда...

Александр. Ш.

 

Дорогой Reinhold, еще раз извините за вопрос, который разбередил Вашу душу. Действительно, не живущие в Германии российские немцы не знают всей ситуации. А впечатление сложилось, что Германии намного благополучнее жизнь, чем она складывалась у тех, кто остался в странах СНГ...

 

Здесь у каждого свой путь, непохожий...

Это очень мудро и правильно - не должно быть брошенных стариков и ненужных детей. Пора поднимать и эту проблему на поверхность, пока она не стала неизлечимой болезнью общества. Наталья Агишева.

 

Дорогой Райнгольд!

Очень трогательный рассказ о печальной старости нашего человека в чуждом окружении альтерхайма.

В псевдопроцветающем западном обществе, где идейные ценности сведены к нулю, а выживание человека поставлено на конвейер арбайтсамтов. Где дети и внуки, в погоне за средствами для жизни, не имеют возможности для должного ухода за своими стариками. Где уход за ними не является почётной обязанностью в обществе. Отношение к старикам и детям ведь является мерилом социального устройства общества, его благополучия и справедливости. Если японцы нашли описанную тобой форму совмещения интересов детей и стариков, то честь им и хвала! Желательно более подробно описать их опыт, в надежде на его использование и у нас в Германии и в России.

 

Райнгольд, добрый день!

Ты прав, старость не радость! Твоё повествование затрагивает самые тонкие струны души. У меня навернулись слёзы на глаза. Скоро такое предстоит и мне. Конечно, не дай Бог, но когда ты один, остаётся уповать только на Всевышнего, и просить его милости, чтобы умереть дома в своей постели, без всяких Альтерхаймов.   Спасибо за такой трогательный и волнительный рассказ! Христина Л.

 

Мама                                

Сына мать качала... баюшки-баю,

Вырастешь сыночек... помни мать свою.

Ночь уже проходит и встает заря,

Мать качала сына... думала - не зря.

 

Все плохие мысли от себя гнала,

И с какою гордостью в первый класс вела.

Годы пролетели - вниз с горы, рекой,

В жизни у мальчишки - первый выпускной.

 

Далее учеба в городе большом,

А потом сыночек в армию ушел.

Мать переживала... ночи не спала,

Каждую копейку сыну берегла.

 

Господа просила... все слова, как стон,

О здоровье сына у святых икон.

Свадьба отшумела... "Дым стоял столбом"

И сынок покинул старый отчий дом.

 

Жизнь его кружила в карусели дней,

Не звонит... не пишет матери своей,

А она все плачет сидя у окна,

Серенькая кошка... да она - одна.

 

И душа рыдает и под сердцем жжет,

Что же сын не едет... внуков не везет?

Все у сына, в общем, в жизни хорошо,

Жизнь свою устроил, сам себя нашел.

 

Для семьи трудился не жалея сил ...

А о ней не вспомнил... а о ней забыл.

И никак до сына это не дойдет,

Что молитвой мамы, он вот так живет.

 

Плачет сын у гроба... "Мамочка, прости"

Ношу эту тяжкую до конца нести.

Помнить о родителях - жизненный закон,

Он об этом вспомнил после похорон.

 

На глаза попались в тайном уголке,

Сбереженья мамы в носовом платке.

Рядышком записка... "Я тебя ждала,

Здесь насобирала, что, сынок смогла"

 

Плакал над деньгами сам себя кляня,

Он такие деньги делал за полдня.

И душа рыдает... и прощенья нет,

Мать их собирала целых десять лет...

                                                                          Надежда Ласточкина.

 





<< Назад | Прочтено: 300 | Автор: Шульц Р. |



Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы