RC

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

Папа Шульц (Райнгольд Шульц)


ОБРАЗЦОВО-ПОКАЗАТЕЛЬНЫЙ ОБЪЕКТ

 

Посмотрев документальный фильм «Посёлок на костях», в который раз хочу здесь повториться и довести до каждого суровую правду прошлого и тех мест, куда сослали моих родителей, где я родился и жил, где лежат в земле мои молодые родственники. Царство им всем небесное и земля пусть им будет пухом! В почётном карауле стоят над ними немые, преданные, плакучие берёзки!


С 1932 по 1956 год население Коми АССР неестественно увеличилось в 5 раз. Движение, как правило, было в основном в одну сторону, на Север! Назад вырвались немногие.


Сюда ссылали русских, украинцев, немцев, поляков, эстонцев, латышей, литовцев, афганцев, иранцев, корейцев, китайцев. Всех этих людей, с поражением в правах, без права переписки, называли врагами народа, а точнее было бы назвать, врагами антинародного государства.


Они в неволе, в неведении, как рабы трудились под землёй в заполярной Воркуте, в лесах Печоры и Инты, в Ухте, в Усть-Вымьлаге, и других местах Гулаговской России.


Под каждой шпалой железной дороги Котлас – Воркута лежат два замученных человека. Многим знаком суровый Коми край. Там же в тайге, ишачили трудоармейцы, отторгнутые властью российские немцы - великомученики.


Спецлагерь НКВД ЛокчимЛаг должен был быть образцово-показательный объектом и расположился в глухом лесу вдоль таёжной речки Аджерон.


С 1938 по 48 год в лагере содержалось 26 000 человек. Только в лагерном управлении было полторы тысячи управленцев.


В дремучем лесу стояли низкие деревянные бараки, в бараках по бокам были двухэтажные деревянные нары. Посередине стояли сделанные из 200-литровых железных бочек – печки буржуйки, названные так за прожорливость. Они не держали тепла и их надо было топить беспрестанно и круглосуточно.


Заключённые в основном трудились для лесной промышленности. У самого Полярного круга в приказном порядке их также заставляли выращивать перец, огурцы, арбузы. За каждым посаженным арбузом был назначен ответственный заключённый с соответствующими выводами. Некоторые там работали даже в кандалах.


В лагере была, своя тюрьма, в тюрьме – камеры, карцер и даже расстрельная камера. Был там и свой «Кремль», так назывался дом-лагерного начальника. У обречённых людей не было ничего личного, они не принадлежали сами себе. Всё во имя светлой цели!


Работающему человеку давали ненатуральный хлеб с примесью картошки и жмыха - 600 г в сутки и две кружки тёплой воды.


Заключенных мучили охрана, голод, холод, болезни, унижение, неведение, комары, клопы, вошки, мошки, мыши, крысы, тараканы и непосильный каторжный труд на лесоповалах.  


Известен случай, когда в наказание за невыполненную норму выработки, после окончания рабочего дня, тридцать заключённых в сильный мороз заставили стоять на льду, в том числе и женщин. Потом в лазарете им всем без исключения ампутировали ноги. После этого все они по умирали в неволе.


Особенно тяжело там было женщинам, на которых лагерное начальство смотрело, как на товар и разменную монету. Стукачество было обычным делом. Даже у стен были уши! Руководство знало всё!


В лучшем случае провинившихся начальник лагеря запрягал в телегу и доходяги катали его по лагерю.


Даже бывшие военнопленные не могли вспомнить таких издевательств у своих врагов, а тут свои.… В тюрьме тяжело первые десять лет, потом привыкаешь - была такая лагерная поговорка.


Случались в неволе и отчаянные мятежи. Бунтовали урки, политические, малолетки, верующие, национальные группы.


У погибшего, от озверевших бунтовщиков участкового милиционера, в желудке нашли его партбилет, который перед смертью заставили его съесть его бывшие подопечные. Были случаи, когда провинившихся заключённых в лесу, ставили на муравейник или живьём, сжигали на кострах.


ГУЛАГ это террористическое государство в государстве. Во время большого террора никто не вел подсчет умерших, их просто увозили в лес и заполняли заранее приготовленную яму, потом закапывали и начинали заполнять новую яму. Так были созданы бескрайние братские могилы. Над безымянными могилами нет братских крестов, и вдовы на них не рыдают. Нет там и каких либо записей. Нет человека, нет проблем! Не будет о нём памяти.


Но грибники, в лесу, вместо грибов, до сих пор, находят там всплывшие из-под земли, белые, человеческие кости.


В конце сроков, в тех местах, появлялись уже разконвоированные и вольнопоселенцы, которым нельзя было возвращаться домой, в семью, на большую землю.


Потомки бывших невольников и потомки их охранников постепенно составили основное население тех таёжных спецпосёлков, в том числе и посёлка Аджером, столицы образцового ЛокчимЛага.


Уже в 60 годы, после полёта Гагарина к звёздам, на земле, по субботам, в клубе, там пропагандировалась передовая советская культура, проводились лекции, выступала художественная самодеятельность, показывали кино, бывали танцы, а после танцев всегда были массовые драки.


Когда в воскресенье любопытные приходили туда посмотреть, то на 100 метров вокруг клуба, всё выглядело, как на поле битвы жестокой, внутринародной, гражданской войны. Весь снег был вытоптан и всё в крови. Нередки были огнестрельные убийства и поножовщина. Ссыльные «власовцы» и другие в отместку за свою поломанную судьбу жгли бараки.


Фронтовики тоже собирались вместе, чтобы отвести свою больную душу и всех посторонних, особенно детей, выгоняли из помещения.

               Они разливали водку по полному гранёному стакану, по-гусарски, стоя, как профессиональные фарисеи, поднимали тост: За Сталина, За Родину, За тех, кого нет с нами! Потом повторяли по второму и третьему кругу: За Сталина, За Родину, За тех, кто не дожил! Они повторяли это, как мантру, пока не напивались.

               Потом, кто мог, уходил домой, кто не мог, оставался, падал лицом в тарелку, сильно и зло стучал кулаком по столу и отчаянно ругался невероятным матом. Потом, озираясь по сторонам, тихо, сквозь зубы, чтобы никто не слышал, изрыгал сплошные, страшные проклятия, которое всегда заканчивалось одним ненавистным словом: Йоська!!!


Такова была политика государства и отношение к ней советских людей. Только что стоя, они образцово-показательно прославляли вождя, а потом от искреннего сердца, искалеченная судьбой душа отчаянно его проклинала.


Сейчас новое поколения не знает правды, наивно верит в патриотические сказки.

А государство свой секрет не выдаёт, все архивы закрыты, засекречены и говорят вся документация скоропостижно ликвидируется.


Но прошлое, как заноза, торчит в памяти стариков и не даёт очевидцам спокойно спать.

По ночам правда горькими слезами вытекает из их мученических глаз наружу, и это говорит о многом.


Эти слёзы надо видеть, понимать, знать их причину, помнить обо всех, кому оборвали жизнь. Попробуйте ощутить в себе чувства этих людей….


Всегда помните об этом!                                               

Германия. Гисен.

10.06.2018 - 12.06.2018.

 

Здравствуйте, уважаемый Райнгольд!

Низкий поклон Вам за Ваши рассказы, которые можно ставить в ряд с ДОКУМЕНТАМИ эпохи. Очень нужное дело Вы делаете!

Сейчас по Указу сверху с 2014 года идёт уничтожение архивов репрессированных. Через некоторое время эти палачи и их потомки будут говорить - какие репрессии?

Нет никаких репрессий и не было. Докажите. А доказать уже будет ничего невозможно. Вот что сейчас происходит. Происходит стирание памяти целого народа.

С уважением!     Л. К.

 

 





<< Назад | Прочтено: 85 | Автор: Шульц Р. |



Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы