RC

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

Бельченко А.Г. 

 

ПОЗДНЯЯ ЛЮБОВЬ

П О В Е С Т Ь

                                 
Есть любовь и ранняя, и поздняя,
О годах тут нечего судить,   
Значит, так расположились звёзды,  
Значит, время выпало любить.
    
Как прекрасно майское цветенье,
Летних трав душистых сладкий мёд,
Только зимних ягод наслажденье
Пробовать судьба не всем даёт!

П Р О Л О Г 

Казалась бы, обычная история о любовной связи двух уже немолодых людей... В жизни сплошь и рядом.   Люди сходятся, расходятся в любом возрасте. Но я  не об этом.
Я хочу рассказать об особом случае, Почему особом? Об этом – позже.Он – уже достаточно зрелый человек, прошедший большой жизненный путь, с солидным стажем семейной жизни в прошлом. Оставшись один после потери жены, встречает женщину, в которую влюбляется как мальчишка, самым серьёзным образом.    
Она – мягко говоря, ещё не старая, миловидная на первый взгляд женщина, блондинка с очаровательной улыбкой, стройная,  более десяти лет, как в разводе, отвечает  взаимностью ему, человеку гораздо старше себя по возрасту. 

В принципе, таких примеров можно привести более, чем достаточно. Тогда в чём же необычность того, о чём я собираюсь рассказать вам, читатель?  Самое удивительное состоит в том, что наши герои, так же, как и современные молодые люди, не только познакомились в Интернете, но и полюбили, находясь в виртуальном пространстве. Их разделяли огромные расстояния, не одна страна, и находились они, образно говоря, чуть ли не на разных краях земли друг от друга. 
Но, как вы понимаете, случилось это не сразу, а по мере продолжения их общения, причём они сначала не задумывались о том, что их отношения в обозримом будущем не могут иметь перспективы. Просто они сразу и безоговорочно понравились друг другу, и рассуждать, каким будет их знакомство, им было не до этого. А впоследствии случилось то, что они сначала активно переписывались, а затем,  как это ни странно звучит, прямо в эфире признались друг другу в любви. Всё это может показаться излишне эмоциональным, надуманным и лишённым реализма – мало ли чего можно наговорить, находясь друг от друга в виртуальном пространстве, практически Бог знает где, – но последующие события опровергают наши сомнения, и мы признаёмся себе, что эта история действительно не только имела место, но и получила реальное продолжение.


Всё в истории имеет причинно-следственную связь, и наши герои вряд ли когда-либо встретились, если бы в их жизни не произошли коренные изменения, которые напрямую повлияли на их судьбы. Это, главным образом, относится к герою моего рассказа, который так же, как и я, волею обстоятельств вынужден был в полной мере испытать превратности судьбы. 
После развала Советского Союза значительное число граждан этой некогда могучей державы по разным причинам, обстоятельствам и в меру своих возможностей покинули страну и уехали в эмиграцию. В их числе оказались я и моя семья. В конце 90-х годов, оформив необходимые документы и получив разрешение эмиграционных властей, мы прибыли в Германию, где после недолгой процедуры проверки в пункте приёма эмигрантов в Нюрнберге переехали  в один из относительно крупных городов Баварии, расположенный в предгорьях Альп, красивый, зелёный, ухоженный, с более чем двухтысячелетней своей историей. 

Относительно тихий, удивительно чистый город, он нам сразу понравился. Честно говоря, первое время нас всё здесь удивляло. Необычная архитектура жилых зданий и городских сооружений, дорогие и не очень магазины, уличные кафе, в которых в хорошую погоду  всегда было многолюдно.  Комфортабельный общественный транспорт, где почти всегда были свободные места, а женщинам с детьми и пожилым людям незамедлительно уступали места, а для инвалидов были предусмотрены места, которые никто не занимал.

Городские автобусы были так сконструированы, что когда они подъезжали к остановке, водитель включал механизм наклона салона к платформе для удобства при посадке и высадке пассажиров. Трамваи и автобусы приходили  точно по расписанию, минута в минуту, и итервалы их движения высвечивались на электронных табло, находившихся почти на каждой остановке.

Для нас, приезжих из другой страны, всё это было в диковинку, ну а доброжелателььность и терпеливость местных жителей, особенно пожилых, вообще казалась нереальной. Когда к ним обращались с вопросом, они терпеливо объясняли, как пройти на ту или иную улицу. Иногда они просто брали человека за руку и приводили в искомое место. Всё это было необычно и вызывало удивление.


Надо отдать должное федеральному правительству Германии и местным властям, которое разработали и осуществляли продуманную и реалистичную иммиграционную политику, отвечающую  потребностям и интересам людей, приезжавшим на постоянное место жительства в страну в тот или иной регион.  Шло время. Мы постепенно адаптировались в чуждой нам первое время среде. Дети в течение полугода бесплатно учили язык на государственных курсах. Постепенно  нашли работу. Внуки учились в школе, посещая смешанные классы, где учились местные и приезжие дети. Через несколько месяцев они уже осваивали школьную программу.  Мы с женой тоже за символическую плату изучали язык на курсах для пожилых людей и вскоре уже без посторонней помощи ориентировались на улицах, магазинах, на транспорте.

 

Жизнь входила в привычное русло. Материальное положение нас устраивало. Хватало на жизнь, и были возможности немного отложить на отдых. Поэтому, как и многие приезжие,  мы пользовались возможностью и ездили на экскурсии во многие европейские страны, отдыхали на Средиземном, Адриатическом морях. Некоторые бывали и на Атланическом побережье. Сказать откровенно, находясь в странах исхода, большинство из нас вряд ли сумело бы совершать такие вояжи. И это у многих из нас вызывало сожаление за наших друзей, соседей по дому, знакомых и  вообще простых граждан, оставшихся за рубежом, которые такой возможности не имели и в обозримом будущем иметь не будут.


 В свободное время мы совершали прогулки по городу, бывали в садах и парках, в местах отдыха, которых было много в разных районах и окрестностях. Бывая с женой по делу или необходимости в центральной части города, куда сходились маршруты городского транспорта, мы часто бывали в расположенном рядом сквере, где под сенью громадных  каштанов и клёнов находился довольно живописный фонтан, представляющий собой чашу, наполненную водой, в центре которой стояла каменная глыба, а из неё били толстые струи воды на довольно приличую высоту и с тяжёлым плеском в разные стороны низвергались  в воду. Вокруг фонтана располагались длинные удобные скамьи, и в хорошую погоду там отдыхало большое количество жителей, особенно пожилых.


Мы с женой довольно часто сидели на одной из них. Беседовали, обсуждая волнующие нас вопросы, или с любопытством наблюдали за происходящей вокруг нас обстановкой. А иногда просто молча смотрели на падающие с высоты струи воды, которые завораживали  и отвлекали от мелких бытовых проблем. Это состояние успокаивало и умиротворяло. Поэтому когда нам удавалось бывать в центре города, мы приходили сюда и отдыхали от повседневных забот.

Прошло несколько лет. В связи с тяжёлой болезнью жены наши визиты к фонтану прекратились. А через некоторое время жена ушла в мир иной, и бывать одному в этом памятном для меня месте было тяжело.


Глава 1.  З Н А К О М С Т В О

Трудно было свыкнуться с мыслью, что уже никогда не будет рядом человека, с которым прошёл по жизни более шестидесяти лет, вырастил и воспитал дочерей, уже внуки были взрослые.  Но, как говорят, время лечит, оно помогает пережить самое сложное для всех нас время. Конечно, мои близкие заботились обо мне, и я с их помощью и поддержкой  снова обрёл способность видеть и ощущать окружающий мир и желание принимать участие в его многообразной действительности. 

Я уже начал привыкать к одиночеству, ходил на прогулки, посещал магазины и делал необходимые покупки. Любил сидеть на берегу реки или канала, бывал в парках города.  Однажды будучи в центре города решил  снова зайти  в сквер, к фонтану и посидеть на знакомой скамейке, где когда-то мы сидели с женой и предавались воспоминаниям под шум и плеск, всё так же падающих с высоты струй воды.  


Но на  "нашей"  скамейке сидел пожилой мужчина и не отрываясь смотрел на струи фонтана. Я обратился к нему по-немецки и попросил разрешения сесть рядом. Мужчина повернулся ко мне, негромко ответив по- русски "пожалуйста" и сделал приглашающий жест рукой. Отвечая на родном мне языке, он сразу понял по моему произношению, да и по построению фразы, что перед ним русскоговорящий человек.  


Была середина октября,  вечер выдался относительно теплый. Лёгкий ветерок приятно освежал лицо, изредка шевелил на деревьях пожелтевшие листья, которые падали с веток, кружились, сталкивались друг с другом и бесшумно ложились на землю.

Мы сидели молча. Каждый думал о о чём-то своём. Я изредка отрывался от своих мыслей и старался  незаметно поглядывать на своего соседа по скамейке. Я мысленно определил, что он такой же приезжй, как я, и чем-то неуловимо напоминал мне кого-то.  Во всяком случае типаж был мне знаком, что ещё больше разожгло моё любопытство. 

Мужчина был аккуратно и со вкусом одет.   Модная замшевая куртка, брюки из дорогой ткани и в тон им – остроносые  туфли. Смуглое, чисто выбритое лицо, волевой подбородок, лёгкие морщины на лбу, у глаз и у рта. Седые волнистые волосы были зачёсаны назад и придавали лицу благородство и интеллигентность. Определить его возраст было несложно, хотя по моложавости и подтянутости можно было и чуть ошибиться, но, по моему мнению, на вид ему было где-то за семьдесят или около того.
Сидеть молча, как мне казалось, было не очень прилично, и я решил заговорить.  
- Простите, что нарушаю ваше одиночество, но я предполагаю, что мы с вами принадлежим  к так называемым "русскоговорящим"гражданам и находимся в этой стране по одним и тем же обстоятельствам. Позвольте представиться.., – я назвал себя по имени и отчеству. 

Он повернулся ко мне и коротко произнёс:
 – Павел Афанасьевич, можно просто Павел. Рад знакомству.


Как обычно бывает в таких случаях, мы обменялись мнениями о необычно тёплой осени, о погоде, не преминули поговорить и о политике...


Так слово за слово,  мы просидели с ним до позднего вечера. В своих умозаключениях я не ошибся. Подобный тип людей мне встречался на родине. Поэтому я был не очень удивлён,  когда как оказалось, что мы оба – бывшие военные пенсионеры, в своё время служили в авиационных частях Советской армии. У нас даже были общие знакомые, да и судьбы оказались  схожими.  Вполне естественно, эти обстоятельства побуждали нас к продолжению разговора, порождали любопытство и заинтересованность, тем более, что на чужбине встретить земляка, тем более сослуживца, чуть ли не однополчанина было  редкостной удачей. 

            
С  этого времени мы стали чаще встречаться, и наше общение становилось всё более доверительным и откровенным. Павел был неплохим рассказчиком. Правда, разговорить его было нелегко. Его жизненный путь был похож на мой: война, армия, служба.  Но о личной жизни  он говорил неохотно, однозначно и скупо.


Не скрою, меня всё больше и больше интересовал он. Я догадывался, что у него богатая история жизни человека, который прошёл большой и трудный жизненный путь. Да и чему было удивляться? Мы ведь с ним люди одного поколения и одной судьбы. 

Так же как и я, в раннем возрасте он связал свою жизнь с армией и прошёл путь от курсанта военного училища до старшего офицера - ведущего иженера известного в стране авиационного испытательного Центра.


Незадолго до окончания училища он женился, служил в дальних гарнизонах. Потом академия. Служба на различных инженерных руководящих должностях военной авиации. Наконец пришло время прощаться с армией по выслуге лет. Именно этот период совпал с распадом Советского Союза. В некогда могучей державе наступили хаос и разброд, приведшие к негативным последствиям во всех сферах экономики и социальной жизни. 

Для народа, в том числе и для армии, наступили нелёгкие времена. Миллионы людей столкнулись с невиданными ранее явлениями: закрытие фабрик, заводов, предприятий и организаций, безработица, невыплата зарплат и пенсий, пустые прилавки магазинов, перебои в снабжении продутами питания, криминализация многих сфер жизни. 

Для подавляющего числа населения, в том числе и военных пенсионеров, наступили тяжёлые времена. Это был шок, от которого страдали миллионы людей. Надо было искать выход из создавшейся ситуации. И вот однажды жена предложила Павлу уехать в Германию, на этническую родину её матери - немки по национальности, тем более, что правительство Германии охотно принимало немцев-переселенцев из стран СНГ.


Сначала он резко отрицательно отнёсся к этой идее. Но через некоторое время этот вопрос вновь горячо обсуждался в семье. Речь шла о дальнейшей судьбе детей, внуков.  И с горечью в душе Павлу пришлось согласиться. Они подали документы на ПМЖ, и через некоторое время его семья переехала в Германию.


Они приехали в этот город на несколько лет позже нас и так же, как и мы, прошли все этапы адаптации в незнакомых для них условиях. Но все трудности, встретившиеся у них в первый период жизни на новом месте, были успешно преодолены. Казалось, можно жить беззаботно и без особых проблем. Шли годы. Всё было безоблачно. Несколько раз Павел с женой летал на родину, утоляя жажду ностальгических переживаний, восстанавливая баланс чувств, которые так или иначе посещают людей, покинувших родину по тем или иным причинам. Короче, всё было как и у нас. 

Но жизнь устроена так, что радости и печали у большинства людей сосуществуют рядом. Вот и в семью Павла однажды пришла беда. Несколько лет назад скоропостижно скончалась жена. Наверное, каждый,  знает, какая это тяжёлая потеря, когда из жизни уходит близкий человек...


Это тоже, один в один, повторяло и мою жизненную ситуацию. Так же как и я, он переживал тяжёлую потерю. Со временем снова почувствовал интерес к жизни. Возобновил занятия утренней гимнастикой, больше стал гулять, приводил в порядок домашний архив, учился вести дела по хозяйству. Дети и внуки навещали его, стараясь не оставлять его наедине с самим с собой. Так чувство одиночества постепенно уходило.

Но однажды он им сказал: 

"Спасибо, ребята, я вижу и ценю ваше внимание и заботу обо мне. Но я уже в порядке, пришёл в себя. У меня есть цель, появились планы. Я думаю, что вам надо теперь больше внимания уделять себе, не прекращая нашего повседневного общения". 

Как-то внучка Сашенька принесла свой старый, но ещё годный к работе «ноутбук» и дала дедушке несколько уроков компьютерной грамоты и практических занятий на компьютере и  научила пользоваться Интернетом. Благодаря этому жизнь Павла  наполнилась новым смыслом и приобрела другое, более яркое содержание.


Слушая его рассказ, я намекнул ему, что самое время использовать возможности компьютера и засесть за мемуары.  На худой конец, написать историю своей семьи.
«Ты знаешь, я уже думал над этим, да и мои близкие настаивают. Действительно, прожита жизнь, ушла целая эпоха. Надо всё собрать в голове воедино, разложить в хронологическом порядке, чтобы последовательно изложить  материал»

Временами приходят сомнения – а стоит ли рассказывать о прошлом? А потом сам себе отвечаю: конечно, стоит, и прежде всего для детей и внуков, для молодёжи. Чтобы знали и помнили. Ведь это история… эпоха, причём не только для семейного чтения. Хотелось бы, по большому счёту, чтобы о нас и нашем времени узнали не только семья, дети, внуки. А для этого нужно не только перечисление фактов и биографических данных, но чтобы это ещё вызывало интерес у читателя, а я сомневаюсь, получится ли это у меня. Я возразил ему и ответил, что с таким жизненным опытом, образованием и эрудицией, как у него, всё получится.


Так прошёл год. За этот период он несколько раз меняя сюжетное построение материала, делал большие купюры в тексте, потом вставлял и дополнял его новыми фактами и эпизодами. Был момент, когда, перечитывая написанное объёмом почти в половину  материала, он с досадой понял, что это не то, что он хотел. И он после недолгих раздумий  принял единственно правильное решение переработать текст и начать почти всё сначала. 

Потом он понял, что был прав. Прошло не так много времени и, наконец, вот он – финал. Павел поставил точку. Книга была закончена. А дальше уже были организационные заботы, по времени не менее ёмкие, чем написание книги.

Однажды он позвонил мне и сообщил, что электронный вариант книги готов и он  может прислать её на мою рецензию по электронной почте. Я  охотно согласился и через короткое время  с большим интересом читал жизнеописание моего друга. Несмотря на большой объём материала, прочёл её быстро, как говорят, на одном дыхании. Это была не только истории семьи Павла, а на её фоне – история страны, эпохи глазами современника, участника грозных событий Великой Отечественной воины, восстановления народного хозяйства, превращения нашего многонационального государства в могучую державу.


Стиль изложения и содержание книги произвели на меня сильное впечатление. Об этом я сказал ему в телефонном разговоре. Мы договорились встретиться в городе на нашем, уже "насиженном" месте. И вот мы снова в сквере у фонтана. Я поздравляю Пашу с успешным окончанием книги,  рассказываю, что всё мне понравилось, что у него дар писателя, и что  книга  будет неоценимым вкладом не только в историю семьи, но и ещё одним свидетельством участника и очевидца героического прошлого нашей Родины. 

Он пообещал подумать, как это технически выполнить, поблагодарил меня за поддержку и доброе отношение к его работе. Потом предложил отметить окончание работы над книгой, и мы пошли на площадь у Ратуши, спустились в подвальчик, заказали по бокалу пива, мясную рульку с капустой и за неспешной беседой отметили это событие.

     
Признаться, я был рад нашей с Павлом встрече, рад поводу отметить событие. Вообще мне нравилось вот так, даже без особого повода, встречаться с Павлом.  Он был из тех немногих людей, с которым даже кратковременное застолье не превращалось в шумные разговоры, которые любят некоторые, приняв на грудь по "пять капель". Мы с ним иногда замолкали, причём надолго, думая каждый о своём, и это не вызывало неловкости или недоумения. За ним интересно было наблюдать, как он смотрел как бы сквозь тебя, и я знал, что он что-то обдумывает и вот-вот выскажет такое, что заинтересует меня. Поэтому наше молчание нам не было в тягость. И не важно, кто первым нарушит его, обозначив новый поворот беседы. Конечно, мы обсуждали с ним разные вопросы, но что характерно, никогда не было таких тем, которые порой возникают между мужчинами. Ну, например, о женщинах. Думаю, что оба мы не были аскетами, но никогда женщины так, походя, а тем более с "клубничкой", не были темами наших бесед. Видимо, память о наших безвременно ушедших подругах не способствовала этому.  Конечно, не только это, но и воспитание, возраст, сдержанность и нормы приличия были основной причиной. 

Наша с Павлом дружба была довольно своеобразной: без панибратства, хлопания по плечу и излишнего выражения чувств. Мы долгое время обращались друг к другу на "Вы". И только однажды я не выдержал и предложил перейти на «ты». Вот такой он был человек, скромный и ненавязчивый и в некотором роде стеснительный от природы.


Глава 2. Д Е Л А   С Е Р Д Е Ч Н Ы Е  
 
Прошло довольно много времени, и вот однажды он позвонил и, ничего не объясняя,  предложил встретиться. Причём срочно. Я был встревожен. «Уж не случилось чего?», – подумал я.  Была поздняя осень, дул резкий ветер, срывая с деревьев остатки пожухлой листвы.  Уже по ночам бывали лёгкие заморозки.  Фонтан давно был отключен и накрыт на зиму деревянной коробкой. Павел приехал почти одновременно со мной, так что ждать никому не пришлось. Он предложил зайти в наш погребок. Время ещё было не позднее, посетителей было мало. Кельнерша, миловидная девушка, узнав нас, принесла пива, солёных брецелей-кренделёчков к пиву, мы заказали мясо-рульку и гарнир к нему.
 Я понимал, что Павел неспроста пригласил меня на встречу, но, не подавая виду, как всегда,  спросил как дела, какие новости. Он отвечал ничего не значащими фразами, посматривал на меня, прихлёбывая пиво, и я  чувствовал, что он хочет сказать мне нечто важное, что его волнует или тревожит, но не может решить, с чего начать.
Я не торопил его и делал вид, что занят едой. 

Наконец он решился:
 – Извини, что сорвал тебя с места, но мне надо с тобой посоветоваться, спросить. Как ты думаешь, может ли человек в нашем возрасте влюбиться в женщину, причём заочно, по переписке и намного младше себя, представляешь? Я спрашиваю тебя не просто так, а потому, что, как мне кажется, это случилось со мной.


Я оторопел. Вопрос меня застал врасплох. Уж от кого, но от Павла я не ждал такого. Он в моём понимании по определению не мог серьёзно заинтересоваться женщиной, да ещё по переписке, а тем более влюбиться, да ещё скоропалительно. 

Казалось бы, я Пашу успел узнать.  Немногословный, не очень контактный, со своими консервативными принципами и привычками, он никогда словом не обмолвился о том, что не прочь бы познакомиться или уже знаком с кем–либо.


А впрочем, почему нет? При определённых условиях и обстоятельствах – вполне возможно. Ведь глубоко в душу к человеку не влезешь. А может, у него внутри вулкан тлеет и клокочет? Ведь Павел  хоть и в возрасте, но выглядит моложе своих лет и наверняка может нравиться женщинам. В принципе, если серьёзно, я допускал, что два одиночества могли бы встретиться и создать союз на каких-то устраивающих друг друга условиях.


Сделав паузу, чтобы собраться с мыслями, я сказал:
 – Я  не вижу причин сомневаться в этом. Если не говорить о банальных примерах, а о литературных героях произвелений наших классиков, то  «любви все возрасты покорны». Об этом писали Л. Толстой, И. Тургенев и другие писатели позапрошлого века. Да и в прошлом веке, и в наше время в прессе появляются публикации на эту тему. Взять хотя бы историю любви, к сожалению, безвременно ушедших от нас народного артиста СССР Александра Пороховщикова и юной, в то время еще школьницы, Ирины. Их разница в возрасте составляла около сорока лет. Да и другие примеры есть. Взять пример того же известного актёра Ивана Краско и юной девушки, вступивших в брак и сыгравших свадьбу, у которых разница в возрасте составляет более 50 лет. Недавно по ТВ сообщали, что народный артист СССР Армен Джигарханян женился на девушке моложе себя по возрасту более чем на 60 лет. Правда, я не очень понимаю такой мезальянс.  Может, там нечто другое, чем брачные отношения. Но факты – упрямая вещь. Их можно продолжить, достаточно покопаться в социальных сетях Интернета или почитать светскую хронику. Да и на телевидении можно увидеть ток-шоу на эту тему. Поэтому на твой вопрос, Паша, могу ответить утвердительно. Да ты и сам всё знаешь. В этом ничего удивительного нет. А в чём дело, что тебя так взволновало, может, конкретнее расскажешь, что произошло?


Павел некоторое время молчал, а потом начал рассказывать:
 – Ты знаешь, может, это прозвучит смешно, но несколько месяцев назад в социальных сетях я  случайно познакомился с женщиной из дальнего региона России...  Завязалась переписка. Ну, как это обычно бывает. Слово за слово, разные темы... По ответам на мои вопросы, построению фраз она показалась мне эрудированным и образованным человеком. Врач по профессии, на пенсии, но активный  и увлекающийся по жизни человек. Одинока десять лет  после развода с мужем. Договорились встретиться ещё раз. Обменялись контактными данными. Ещё одна встреча, и я был в смятении. После каждого общения я всё больше убеждался, что эта женщина производит на меня такое впечатление, что без общения с ней  я уже не мог представить себе ни одного дня. Да я сам себя не узнаю. Мне кажется, что и она тоже заинтересовалась мной так же, как и я, ждёт наших встреч, но держится скромно и тактично. Я рассматриваю фото на её странице. Она очень симпатична. Видно, и я ей понравился. Она мне сделала довольно прозрачный комплимент...

А дальше он поведал мне одну из тысяч романтических историй любви далеко не молодых людей, мужчины и женщины,  давно подтвердивших слова великого поэта: "Любви все возрасты покорны, её порывы благотворны..." и так далее.


Рассказывал Павел коротко и лаконично, Да и как во всех подробностях можно было рассказывать в столь поздний час, да и ещё в питейном заведении, хоть и уютном подвальчике приличного кафе! То, что я услышал, показалось мне занимательным сюжетом для рассказа. Но прежде я сказал Паше, что рад за него, что общение с понравившейся ему обаятельной женщиной – это замечательно, что далеко не всем людям в нашем возрасте удаётся испытать волнующие воображение чувства, что надо продолжать и дальше поддерживать и развивать их отношенния. Думаю, что это пока  нельзя назвать любовью, но по мере их развития и взаимного влечения она может вспыхнуть и разгореться как факел. Павел согласился со мной, пожал мне руку и, рассчитавшись с девушкой, обслуживавшей нас, мы пошли провожать друг друга к остановке общественного транспорта.

После этого мы ещё несколько раз встречались. Павел был не против, чтобы я на основе его романтической истории написал рассказ, изменив имена, обобщив, а в отдельных случаях слегка изменив места действия отдельных эпизодов, сохранив основное содержание происходящих событий. По понятным причинам, с самого начала повествования имена действующих лиц изменены. Поэтому и в рассказе они будут названы так же.

Женщину, с которой познакомился Павел, звали Мариной. Она была младше его на двадцать лет. Как уже и было упомянуто, они познакомились при известных обстоятельствах, заинтересовались друг другом и начали общаться на страницах своих сайтов в Интернете. После того как Павел коротко рассказал о себе, это же сделала Марина, вкратце рассказав о своей жизни, но по тону её писем он понял, что она чем-то огорчена или озабочена. Он  начал интересоваться, в чём дело, и она, наконец, рассказала, что недавно рассталась с человеком, которого любила, доверяла ему, а он оказался не тем, кем был на самом деле: обманывал и обижал её, порой вёл себя бестактно и грубо. Она не раз прощала любимому человеку эти выходки. Но наступил момент, когда она не выдержала, и они расстались. Поэтому сейчас ей тяжело, грустно и обидно до слёз, что обманулась в, казалось бы,   порядочном мужчине, которого искренне любила.


Павел, как мог, успокаивал её, приводил примеры из известных ему жизненных обстоятельств и любовных историй, которые не всегда имеют благополучный финал. Убеждал, что она ещё относительно молода и может найти своё счастье.


Она читала его письма и, как потом писала, была глубоко благодарна ему, что так внимательно и чутко он вникал в её проблемы и давал разумные советы. С тех пор они начали переписываться регулярно. С каждым днём всё больше узнавали друг о друге. Делились мыслями по многим жизненным вопросам. По стилю и содержанию её писем Павел понимал, что его корреспондентка – личность незаурядная. Её логика и эрудиция в процессе общения позволяли сделать вывод, что этот человек обладает серьёзными знаниями в области музыки, кинематографа и других отраслей культуры.

Прошёл определённый период  со времени знакомства её с Павлом, и она понимала, что привязалась к этому человеку, что душа её оттаяла и в ней теплится чувство гораздо большее, чем привязанность. Она с нетерпением, а иногда с тревогой ожидала его писем, и если из-за большой разницы во времени происходил какой-то сбой, она нервничала и постоянно думала, что с Пашей что-то случилось. Телефона в квартире не было. Надо было ехать в город на переговорный пункт.


Годы и десятилетия люди мечтали сначала об устойчивой телефонной связи, о телефонах в каждой квартире. Потом появился видеотелефон, который приводил в восторг тех немногих счастливчиков, кто имел возможность им пользоваться. Наконец, электроника относительно быстро и незаметно вошла в жизнь и быт миллионов людей. Поистине сказка стала былью, объективной реальностью. Подумать только, не выходя из дома можно было связаться по компьютеру  с человеком, находящемся на любом континенте земного шара! Появилась бесплатная видеосвязь, которую назвали СКАЙП. Я до сих пор не знаю, аббривиатура это или имя нарицательное.


У Павла и Марины были компьютеры, поэтому относительно быстро они стали встречаться в телесети в режиме реального времени. Теперь они сидели друг перед  другом, внимательно вглядываясь в черты лица каждого. Павел хрошо помнил, как это призошло в первый раз.  Перед ним предстала  симпатичная светловолосая, с открытой улыбкой женщина. После обмена приветствиями начался непринуждённый разговор.  Улыбка у Марины была замечательная, она преображала её лицо, делала его  располагающим к собеседнику. Сейчас, глядя друг на друга, они рассказывали о себе,  задавали вопросы. Марина  о себе рассказывала подробно, откровенно и, как  показалось Павлу, в то же время изучала его, внимательно слушая его историю жизни. Они сразу, буквально с первого раза обозначили общие интересы и жизненную позицию каждого.

И хоть проговорили не очень долго, у него первая встреча вызвала желание продолжить общение, больше узнать о ней.  Впоследствии Павел признавался себе, что самым удивительным  было то, что при взгляде на эту женщину что-то в глубине его души дрогнуло, стало тепло, уютно, и ему на мгновение показалось, что он с ней давно знаком, что где-то он её уже видел и непроизвольно подумал: "Это моя женщина, это мой близкий человек".  Он любовался её улыбкой – широкой, открытой и вместе с тем загадочной. Её синие глаза, очаровательные веснушки и светлые, коротко подстриженные волосы создавали впечатление одновременно  непосредственности и немножко наивности. По крайней мере, так ему казалось.  Что касается внешних данных, то Павлу понравилась её фигура. Одетая неброско, но со вкусом, стройная, выше среднего роста, Марина выглядела явно моложе своих лет. Причём не злоупотребляла косметикой. Слегка подкрашенные губы и, может быть, подведенные карандашом брови. Короче, впечатление Павла от первой встречи с Мариной были очень приятными и не расходились с тем, что нарисовал он в своём воображении.


Что касается Марины, то, по её словам, как она потом говорила, Павел её не разочаровал.   Ей понравились и внешние данные Павла, хотя разница в возрасте не могла не сказаться, но ей импонировали его жизненный опыт, его военное прошлое, которое она соотносила с военно-морской службой своего отца, его эрудиция, сдержанность в общении, его аргументация в освещении тех или иных событий, уважительное отношение к собеседнику и умение слушать. Обладая природной проницательностью, она сразу почуствовала, что перед ней человек  порядочный и честный, не болтун и не пустозвон. Внешне он выглядел несколько моложе своих лет. Его улыбка и глаза были добрыми, и это нравилось ей. Она ещё по переписке поняла, что Павел человек отзывчивый, внимательный и терпеливый, способный к сопереживанию, верный и обязательный человек. Этот первоначальный вывод и оценка нового знакомого  были для неё важнее всего.

Через несколько дней они снова встретились.  Она появилась на экране в очках, которые надевала для чтения, они делали её строгой и незнакомой. Но как только она их снимала, лицо её преображалось. Павел видел красивую, приветливую женщину с обаятельной улыбкой  и доброжелательными, умными глазами. Они снова задавали друг другу вопросы, которые накопились во время перерыва в их общении. 

Павел понимал, что Марина очень серьёзно относится к их общению, и охотно делился всем, что её интересовало. В свою очередь и он получал обстоятельные ответы на свои вопросы. Они находили возможность длительное время разговаривать на разные темы. Их влекли друг к другу обоюдная симпатия и общие интересы. Они всё больше узнавали друг о друге. Ему импонировало то, что Марина была человеком профессионально образованным, более двадцати лет отдала работе участкового врача-терапевта, лечебной практике, помогая больным поддерживать и сохранять здоровье. Но не только это. Ей нельзя было отказать в заинтересованности и неравнодушии в различных жизненных ситуациях. 

Выйдя на пенсию, она не замкнулась в узких рамках домашних интересов. Она бралась за любую работу, сочетая её с учёбой в народном  университете культуры и искусства на заочном отделении, который  успешно закончила. Кроме того, активно  участвовала  в выступлениях самодеятельного народного танцевального коллектива.  Овладела работой на компьютере, что стало важной частью её общения с людьми в Интернете.

Увлеклась фотосъёмками, посещала занятия в кружке, в котором совершенствовала навыки владения фотокамерой.  Фотосъёмки стали её хобби, и она добилась в этом непростом деле хороших результатов. В её  фотоархиве есть интересные жанровые снимки. Кроме того, Марина хорошо поёт, особенно народные песни, любит слушать произведения советской, российской и зарубежной эстрады. Так же, как и Павел, охотно смотрит советские и зарубежные фильмы, завоевавшие призы у себя в стране и на международных конкурсах. Знает многих известных киноартистов как прошлых лет, так и современных. В этом у них было много общего. Более того, его поражала в ней детская любовь к мультфильмам. Обладая недюжинной памятью, Марина цитирует основное содержание многих мультиков и детских сказок, а так же выдержки, крылатые  фразы и диалоги из любимых фильмов.



Глава 3. П Р И З Н А Н И Е

Шло время, и с каждым днём их отношения становились всё теплее. Они стали больше доверять друг другу, делиться самыми сокровенными мыслями и чувствами. Павел всё больше понимал, что этот человек становится ему ближе и дороже. Он всё чаще ощущал в себе странное чувство того, что прежнее отношение к ушедшему навсегда близкому человеку постепенно отдаляется, уходит на второй план, а на первый выходит чувство, так знакомое с юности  и которое он ещё опасался назвать любовью.

 
По его понятиям, у человека, уже прошедшего через это и пронёсшего чувство юношеской любви через всю жизнь, больше такого уже не могло быть. Поэтому он прислушивался к себе  и, как ни странно, вновь неожиданно ощущал давно забытое замирание в груди, которое бывало, по его мнению, только в  молодости.


Значит правда, что любви все возрасты покорны, что и в зрелом и пожилом возрасте можно испытывать те же эмоции? Для него это стало открытием, неожиданным и непостижимым. Он снова и снова задавал себе вопрос: а как же быть с той, которой отдал первое чувство, но которой больше нет? Не  предательство ли это по отношению к тому человеку, с которым прошёл по жизни столько лет? И сам себе отвечал: нет, это нельзя считать предательством. О том, кто ушёл в небытие, остаётся вечная память. Память о первой любви к жене, которой отдал своё молодое сердце, матери, родившей и воспитавшей их детей, бабушке его внуков и правнуков, будет жить в его сердце и у всех родных и близких. Её жизненный путь окончен. У тех, кто остался, он продолжается. И как всё сложится, уже зависит от судьбоносных обстоятельств. А лично у него они сложились так, что он встретил женщину, полюбил её  и собирался признаться ей в этом.


На душе у него стало спокойнее, и чувство вины перед ушедшим близким человеком ушло. Настал день, когда Павел произнёс Марине главные слова – признание в любви. Она не сразу ответила ему тем же. Как женщину он её понимал. Было очевидно, что она должна была разобраться в своих чувствах прежде, чем принять решение. Но он надеялся, что сердцем она уже решила. А вот над всем остальным думать есть было над чем.


 

Если следовать трезвому расчёту, то от их виртуального романа ничего существенного в практическом плане случиться не могло. Да, она питала к Павлу не только чувство уважения, он нравился ей своей обстоятельностью, нежным отношением, дружелюбием, уважением к ней как к женщине, причем как к любимой женщине. Она видела ряд достоинств, выгодно отличавших его от других мужчин, в том числе и от её бывших мужей. Но что-то сдерживало её сделать шаг навстречу, в том числе и то, что она ещё не теряла надежды создать новую семью, хотя понимала, что сейчас вряд ли это возможно. Ведь столько лет одна...  Ну и кроме того, конечно, её смущал возраст Павла. Было над чем подумать. Перед Мариной встала альтернатива. Сделать выбор для неё было очень трудно. После долгих раздумий она выбрала чувство, которое уже заполонило её сердце. Был ли правильным её выбор, должно было показать время. 


Каждый из них уже и не надеялся  в таком позднем возрасте испытать это большое чувство. Они интуитивно пошли навстречу и, недолго раздумывая, ответили друг другу взаимностью, честно говоря, не очень задумываясь о практическом воплощении всего того, что следует за чувствами и эмоциями.


Их любовь была необычной, удивительно нежной и светлой. Она настигла  двух немолодых уже людей, проживших большую и сложную жизнь. И была настолько сильной, что через некоторое время они уже не могли без общения друг с другом. И теперь уже  не от случая к случаю, а ежедневно встречались и переписывались на своих страничках в Интернете. Павел знал, что даже такое тесное общение с Мариной бесконечно долго продолжаться не могло. И ему всё чаще приходила в голову мысль о личной встрече. Конечно, считал он, она должна приехать в Европу. Ведь за свою жизнь она практически  нигде не бывала, кроме своего региона. Он очень хотел показать ей страну, где он теперь жил, познакомить её с родными и близкими.

Удивить городскими достопримечательностями, обычаями и местными традициями, насколько это будет возможно, людей, живущих здесь, съездить куда-либо отдохнуть, в том числе на море. Несмотря на огромные расстояния, которые их разделяли, он надеялся, что Марина взвесит все «за» и «против» и примет его приглашение.


А ей было над чем подумать. Ехать в такую даль, в не знакомую страну, к незнакомым людям, к не очень ещё близкому мужчине, наконец... В душе она уже давно решила, хотя и не сразу. Когда она сказала сыну, что собирается в Германию к полузнакомому, тем более сильно пожилому человеку, для него это была неожиданность. Нет, он знал, что мать общается с человеком из Германии, но поехать к нему в гости... Этого он не ожидал, поэтому не знал, что сказать и что посоветовать. Потом начал отговаривать, но понял, что мать уже всё решила, помог с деньгами на билет, назвав мать  «отчаянная Марина». 

 
Но это было уже потом, а сначала она ещё раз уточнила у Павла детали его предложения и в заключение произнесла: «А что, вот возьму, соберусь и приеду. Не на Луну же!»
Сказать откровенно, сначала он принял её слова за шутку, иронию или милую отговорку, ибо действительно не очень верил, что Марина могла бы собраться в такую дальнюю дорогу. Когда понял, что это серьёзно, подумал: какая нужна решимость и смелость, чтобы согласиться на такое, уже не говоря, сколько физических сил, да и материальных затрат было необходимо для того, чтобы совершить такой дальний вояж.

Вместе с тем Павел в глубине души считал, что их отношения, которые стали откровенными и предельно близкими, давали право надеятся, что его предложение будет воспринято серьёзно и она ответит согласием. И он не ошибся.  На следующей встрече они уже обговаривали конкретные вопросы, связанные со сборами в дальнюю дорогу.  Их было множество, и они подразделялись на те, которые надо было решать ей, и те, что зависели от Павла.


Напомню, что сына Марина подготовила, и у неё никаких препятствий не оставалось. Сказать по правде, после того как они расстались до завтра, он остался в смятении и в серьёзном волнении. Надо было определиться, с чего начинать подготовку к приёму гостьи. Необходимо было решить множество организационных и бытовых вопросов. Надо было подготовить своих близких с предстоящей встречей с незнакомкой. Павел пока ещё не знал,  какова будет реакция, особенно дочерей, когда они узнают о приезде Марины.



Глава 4. И С П Ы Т А Н И Е  Ч У В С Т В
    
Прежде, чем продолжить повествование, мне хотелось бы (с разрешения Павла) познакомить читателя с содержанием нескольких писем, которыми обменивались на своих страницах в Интернете. Именно они помогут понять, как последовательно развивались их отношения и какие чувства обуревали их на пике их общения. Они свидетельствуют о том, какими близкими они стали друг другу, как их чувства, иногда перехлёстывая через край, сливались в единое целое. Это были поистине, может быть, громко сказано, «шекспировские страсти», которые не могли не закончиться встречей влюблённых.


Самое удивительное состояло в том, что нашим, если их уместно так назвать, Ромео и Джульете было уже далеко за..., а романтизм отношений и выражение чувств зашкаливали. Этот, образно говоря, «почтовый роман», изложенный в ярких строчках переписки двух влюблённых в сети Интернета, достоин того, чтобы ещё раз подтвердить:  у любви нет возрастного ценза и формальных запретов. 


Нет необходимости пересказывать все письма. Их много. Но по их тексту и по общению Марины и Павла друг с другом можно проследить, как менялась их тональность, как ласково и нежно они обращаются друг к другом. Делая выборку наиболее  характерных писем, я отсортировал их по периодам и наиболее характерным из них по времени я считаю период, когда Марина, приняв всерьёз предложение, Павла, собиралась прилететь к нему в гости. Следует особо отметить, что город, в котором жила Марина, и место, куда переехал на ПМЖ Павел с семьёй после развала СССР, разделяли многие тысячи километров, поэтому поступок Марины заслуживал уважения и высокой оценки своей смелостью и решимостью. Тем более, что за свою жизнь она должна была лететь  самолётом всего второй раз.


«Отчаянная Марина», назвал её поступок взрослый сын. Но подвигло её на такой шаг не отчаяние, а любовь взрослой уже женщины к человеку, который оказал на неё такое влияние,  вызвал у неё такой неподдельный интерес, такую степень доверия, что она недолго раздумывала и приняла  его приглашение.  Однако до этого было целых полгода переписки, почти ежедневных, по нескольку часов встреч в СКАЙПе. 


Не всегда и не всё гладко было в их общении. Были порой недоверие, недопонимание, мелкие обиды и даже ссоры. Были моменты, когда, казалось, их отношения давали серьёзную трещину и вот-вот могли наступить нежелательные последствия. Характер Марины не назовёшь покладистым. Иногда она бывала резкой в суждениях, нетерпимой , если задевают её самолюбие, или она считала несправедливой критику в её адрес.


Она бывала импульсивна, несдержанна и могла принимать решения, о которых впоследствии приходилось пожалеть. Но здесь уже Павел спокойно и убедительно "разруливает"ситуацию, и они находят разумный компромисс, идут навстречу друг к другу. И всему этому помогали взаимное уважение, доверие, привязанность и огромное желание встретиться и проверить свои чувства.

 
О том, как они шли к этому, как выясняли отношения, как сначала робко, а потом всё настойчивей добивались взаимности и откровенности, говорят фрагменты их писем.  Говорят, что бумаге можно доверить самые сокровенные мысли и чувства. Наверное это правда. Уверен, что при личных встречах они общались не так откровенно, не так пафосно, а более сдержанно и скупо, именно поэтому в письмах они дают волю своим чувствам, и тогда мы видим, с какой нежностью и теплотой относятся друг к другу эти два уже немолодых человека, как трепетны их чувства, как будто не было за плечами прожитой жизни, женитьбы и замужеств, отношений между мужчиной и женщиной. Такое впечатление, что перед нами юноша и девушка времён периода первой влюблённости.
В этом вы можете убедиться сами. 

 
3.06.15. Он: «Мой синеглазый воробышек. Мы с тобой стали так близки, что я не перестаю удивляться и любоваться тобой. Ты настоящая русская женщина: мягкая, добрая, ласковая и отзывчивая, беспредельно любящая и, вместе с тем, жесткая и решительная, способная на поступок, на который способен не каждый мужчина. Я безмерно горжусь и счастлив твоей любовью. И мы обязаны встретиться, чтобы почувствовать биение наших сердец, чтобы утвердиться в наших чувствах и силе нашей любви. Я уверен, это так и будет. Люблю тебя нежно. Обнимаю и крепко целую».


7.06.15. Она: «Пашенька! Я вчера буквально таяла от твоих ласковых слов, нежных рук и любящего взгляда. Неужели всё это мне? Не каждой женщине дарят такую любовь. Я очень счастлива, что у меня есть ты, такой родной и близкий человек. Люблю тебя, мой единственный и самый лучший!!!!! До встречи. Люблю, целую, жду».


8.06.15. Он: «Моя дорогая Маришка! Я тоже очень и очень счастлив, что ты у меня есть. Ты моя судьба и радость, моя путеводная звезда, мой свет в оконце. Я жду наших встреч, как манны небесной. Ты даришь мне свою любовь, и это так  необычно и волнительно, потому что ещё ни разу женщины не признавались мне в любви. Я благодарен тебе за искренность чувств и откровенность в наших отношениях. Я полюбил тебя за это и многое другое, что я успел понять и оценить в тебе. До встречи. Крепко обнимаю и целую».


9.06.15. Она; «Пашенька! С добрым утром, мой родной! Ты так расхваливаешь меня, что впору растаять. Эти признания, сравнения, высокие слова и эпитеты возможны в том случае, когда безраздельно любишь человека, а он отвечает тебе тем же. Не зря говорят: любовь творит чудеса. Ты моя радость, счастье и самый близкий мне человек. Несмотря на то, что ты далеко, за тысячи и тысячи километров, но ты в сердце у меня. До вечера, заинька мой».


13.06.15. Он: «Мой милый, синеглазый котёнок. Наши встречи приносят нам радость и хорошее настроение на весь день. Но когда, прощаясь, приникаем к экранам мониторов, я чувствую и осязаю тебя, я слышу биение наших сердец. Наши ауры встречаются и обволакивают нас, и нам кажется, что мы в объятьях друг у друга. Однако реальность приводит нас в чувство, и виртуальное пространство снова разделяет нас. Я желаю тебе спокойной ночи. Да, я безмерно люблю тебя и очень надеюсь, что ты отвечаешь мне тем же. До завтра."


Писем с подобным содержанием – десятки. Анализируя свои отношения с Мариной, Павел признавался, что с каждым днём он с изумлением обнаруживал в себе не свойственное возрасту состояние, какое-то щемящее сердце чувство, которое он испытал  в далёкой юности. И вот теперь снова…   Это было непостижимо. Он никогда не слышал и не читал об этом. Поэтому не думал, что это возможно. 

Надеюсь, читатель смог убедиться в том, что их письма изобиловали такими признаниями, такой тягой друг к другу, что если бы не виртуальное пространство, они бы давно были в близких отношениях.  Слово «любовь»  в разных вариациях, повторялось в письмах много раз. В подтверждение моих слов позволю себе процитировать ещё несколько писем, которыми они обменивались почти ежедневно.


ОН:  «Мариночка! Доброе утро. Желаю тебе  удачного дня и хорошего настроения.  Я благодарен тебе за знаки внимания, признания в любви, за все нежные словах в мой адрес, за искренность чувств и откровенность отношения ко мне. Ты же знаешь, что я живу и дышу тобой. Не хочу быть банальным, поэтому не могу выразить словами  свои чувства к тебе, свою любовь, нежность, свою преданность, своё желание быть с тобой».

ОНА:  «Пашенька, ты вылечил и отогрел мою душу и сердце! Я счастлива, что у меня есть ТЫ !!!!!! Самый добрый, нежный, заботливый и еще много эпитетов!
Я поздравляю тебя с первым днем весны и дарю эти подснежники!
Я тебя люблю сильно-пресильно, мой родной и единственный!»

ОН: «Доброе утро, Мариночка. Хорошего тебе настроения и удачного дня!  Спасибо за доставленное удовольствие, за божественную музыку, за нашу любовь. А котёнок меня рассмешил и умилил. Он – твоя копия. Я тебя очень люблю. Ты очень тонкая натура, и чувства твои созвучны с моими, а это бывает только тогда, когда не только наши взгляды, мысли и желания совпадают, мы одинаково понимаем, думаем, дышим, а значит – мы единое целое и, по большому счёту,  две половинки. А это счастье, и такое бывает не так часто».

ОНА: «Пашенька, а это ты встречаешь меня»!

 ОН: «Мариночка! Спасибо, радость моя. Как ты права, что для счастья очень мало надо человеку! Одно-два ласковых слова любви и нежности – и он растаял. Я тоже таю от твоей любви ко мне, моя далёкая, но такая близкая женщина и истинный друг, которым я горжусь и восхищаюсь."



Таких писем было много, и все они свидетельствовали о свежести чувств, которые переполняли их, о доверии друг к другу, взаимопонимании и стремлении ускорить встречу.


Конечно, у Марины временами были сомнения, даже опасения. Позволит ли здоровье перенести такой длительный перелёт на огромное расстояние? Было естественное волнение, как встретит её далёкая страна, как примут её Пашины дети и родственники. В общем, было о чём подумать.

Да и Павла не оставляли мысли о том, как практически организовать встречу, решить бытовые вопросы, составить программу отдыха и обеспечить её выполнение. Предстояло принимать не просто гостя, а женщину с её особенностями характера, поведения, привычек. Нужно было подумать о выстраивании отношений, проявляя при этом такт и деликатность, особенно в первое время и т. д.


Прошло ещё некоторое время, и однажды на очередной встрече она сообщила, что ей открыли визу на месяц, она взяла билет на самолёт и начинает собирать вещи.


Она испытывающе посмотрела на Павла:
 – Ты не жалеешь, что мы затеяли эту авантюру? Ведь ты берёшь на себя большую ответственность. Да и я тоже. Одно дело слова, другое – практическое выполнение. Не будет ли разочарований в том, с чем каждый из нас может столкнуться на самом деле при встрече? Нам придётся проявить такую выдержку, терпение и благоразумие, чтобы не оставить потом на всю жизнь гнетущего чувства и неприятного осадка в душе, что совершена очередная  ошибка.  

 
Павел не стал отрицать, что в каждом не изведанном ещё событии или действии есть определённые опасности, так называемые подводные камни, и от нас обоих зависит, как избежать или обойти их.


Он говорил:
 – Я долго ждал этого события и восхищён твоей смелостью и решимостью, я думаю, что далеко не каждая женщина решилась бы на такой шаг. Твой сын, хоть и не стал препятствовать твоему решению, с укоризной назвал тебя отчаянной. И по-своему был он прав. Однако здесь, насколько я понимаю, отчаянность эта – не безрассудство, а решимость испытать судьбу, пойти ей навстречу. Я думаю, что жалеть ты не будешь, потому что сделаю всё, чтобы твоё пребывание здесь было интересным, комфортным и полезным."


С этого времени пошёл отсчёт совершенно другого времени – времени ожидания. Сначала ожидания разрешения и получения гостевой визы, а потом оставшегося до отлёта времени. Теперь, когда все формальности были улажены,  единственно о чём они посетовали, так это о предстоящем кратковременном (всего один месяц!)  пребывании Марины в Германии. Было обидно лететь практически с другого континента всего на 30 дней.  Но по совету опытных людей на больший срок они не стали  оформлять документы из-за опасения отказа вообще.

                                                     
Как показали последующие события, это решение было оптимальным. Оно  позволило обоим преодолеть неловкость первой встречи, правильно и,  главное, естественно построить отношения.    

Конечно, Марина перед полётом волновалась. Она второй раз в жизни так далеко отрывалась от своего дома. Предстояло провести в полёте двенадцать часов. Её тревожило, как она одна с увесистым багажом, без опыта пребывания в аэропортах сумеет справиться с пересадкой в Москве и сориентироваться "без языка" в Германии, в аэропорту Мюнхена. И хотя страхи эти были навеяны неизвестностью, они так или иначе беспокоили её, не давали нормально отдохнуть перед дальней и трудной дорогой. Поэтому сон её накануне полёта был тревожным и неполноценным.


И вот наступило раннее утро. Сын привёз её в аэропорт. А дальше всё было автоматом. Регистрация, зал ожидания, посадка в самолёт «Боинг-747» компании «Аэрофлот». Внимательные и элегантные стюардессы рассаживают пассажиров, дают последние наставления. Наконец заработали двигатели, самолёт начал движение по рулёжной дорожке на взлётную полосу. Остановился, затем, взревев двигателями, постояв несколько секунд, резко срывается с места, набирая скорость на максимальных оборотах, незаметно отрывается от земли и набирает высоту.  Загорается табло, на котором команда, разрешающая отстегнуть ремни. Марина удобнее  устраивается в кресле и пытается уснуть, т.к. ночью почти не спала. Но тщетно. Сказывалось предполётное волнение, сон не смыкал век, но спать все же хотелось, и это нервировало её.


Она вообще не могла в полной мере отдыхать вне дома, а тем более в такой экстремальной обстановке. Приглушённый и монотонный гул двигателей не только не клонил ее ко сну, как большинство пассажиров, а наоборот, мешал ей. Однако за время полёта ей удавалось всё же кратковременно дремать, и это позволяло ей чувствовать себя достаточно бодро. Она даже пыталась смотреть по телевизору , вмонтированному в кресло,  какой-фильм и общаться с соседом.

Наконец посадка в Шереметьево, не очень длительное ожидание в аэропорту и снова уже привычный гул двигателей, и самолёт берёт курс на Запад. Впереди ещё два с лишним часа полёта. Хотелось успокоиться и сосредоточиться перед предстоящей встречей. Но, как назло,  активизировался сосед и пытался занимать её разговорами. Она сначала вяло поддакивала, а потом закрыла глаза и сделала вид, что дремлет.


На самом деле перед её глазами прошли эпизоды её первого замужества, рождение ребёнка и учёба в медицинском институте практически с младенцем на руках, невнимательное, а порой и равнодушное отношение мужа к семейным проблемам, а впоследствии и связь  с другой женщиной, что побудило её подать на развод с ним. 

Через несколько лет – новое замужество. Казалось бы, жизнь наладилась, родился второй ребёнок. Прошло достаточно много времени, и новая беда- периодические выпивки мужа, невнимание к семье . И чем дальше, тем больше положение усугублялось. Марина не была сторонним наблюдателем. Она пыталась бороться всеми способами. Обидно было.  В целом хороший человек, заботливый отец и муж, но слабовольный и не находящий сил наладить семейные отношения. Наконец Марина не выдерживает и подаёт на развод. У неё нет больше сил смотреть, как деградирует её когда-то близкий человек.

Уже длительное время она живёт одна. Дети взрослые, у них свои дела и заботы, и на мать часто внимания недостаёт. А ещё ей недостаёт ласки, мужского плеча, на которое она могла бы опереться. Ей бы очень хотелось встретить человека - единомышленника, спокойного, понимающего, способного сострадать и сочувствовать чужим проблемам, а также эрудированного, разносторонне образованного и чтобы всё в "одном флаконе". Эх, ну и размечталась, раскатала губу!  Таких не бывает. Мечтать не вредно. Таких в природе не существует. И она продолжала жить в одиночестве, хотя бывали в её жизни и увлечения. Живой же всё же человек... Однако, чтобы не делать глупостей, спасали её природный оптимизм, женская интуиция, активная жизненная позиция,  общительность и увлечение самодеятельным творчеством.

 
Но вот в её судьбе происходит такой поворот, который коренным образом меняет её жизнь. С момента её знакомства с Павлом она приобретает новые  смысл и значение, возрождает надежду на практическое выполнение её чаяний и надежд. Её первоначальное увлечение этим человеком по мере дальнейшего знакомства и общения перерастает в искреннее чувство доверия, теплоты и откровенности. Павел для неё становится самым близким и родным человеком. С ним она связывает всё, о чём он думала все эти годы одиночества.  


И вот она летит к нему, и её не покидает чувство тревожного ожидания. Как всё сложится, как всё будет на самом деле? Окажется ли Павел тем человеком, к которому успела привыкнуть и полюбить? Сможет ли она быстро и безболезненно адаптироваться в новой для себя обстановке? Как поведут себя его дети, родные и близкие? Она понимала, что многое будет зависеть и от неё, от её открытости, спокойного, приветливого и адекватного поведения.


Мерно и монотонно работали двигатели лайнера, и под их гул Марина незаметно задремала. Вполне естественно, волновалась не только Марина, но и Павел. Известие о том, что к нему приезжает женщина из дальнего региона России,   для его семьи было неожиданным, но встречено спокойно. Не было нездорового любопытства, излишних эмоций, пристрастных распросов. А молодёжь вообще развеселилась, услашав о том, что к их дедушке едет дама. Им даже импонировало то, что их дедушка сумел завоевать сердце  женщины намного моложе него и которая не побоялась ради него пуститься в такой дальний путь.


Обе дочери поинтересовались возрастом, внешностью, образованием, семейным положением подруги отца, давно ли знакомы. Младшая уже успела зайти в Интернет, посмотреть её личные фотографии, полистать ленту сайта.
Нельзя сказать, что в семье ранее не обсуждался вопрос о том, чтобы рассматривать кандидатуры и подыскивать отцу подругу, которая скрасила бы своё и его одиночество. В принципе он не возражал против подобных обсуждений. Иногда переводил их в шутку, перечисляя свои явно завышенные требования, предявляемые к возможным кандидатурам.. Так, что всё было естественно и никто открыто не высказывал ни осуждения, ни явного одобрения. А о чём они между собой  говорили, Павел мог только  догадываться.

Конечно, такое неординарное событие кого угодно могло поставить в тупик. Но старшая дочь то ли в шутку, то ли всерьёз только и  спросила у Павла:  «Пап, ты что, поближе не мог найти женщину?»  Он попытался отшутиться:  «Подальше положишь – поближе возьмёшь». Потом уже серьёзно произнёс: "Сердцу не прикажешь, дочь». И тема была закрыта. 

                  
Наконец настал день, которого он ожидал с тревогой и волнением. Как это всё произойдёт, какое впечатление они произведут друг на друга, смогут ли с первых же минут найти язык взаимопонимания и установить простые и понятные обоим отношения в такой непростой ситуации?


 
 Глава 5. В С Т Р Е Ч А        
 
И вот они с внуком на его машине уже в пути. Миновав городские окраины, машина выехала на автобан и влилась в плотный поток автомобильного движения. Мимо проносились небольшие, с готической архитектурой и строгой планировкой населённые пункты с  домами под красными черепичными крышами, с обязательной островерхой кирхой в центре или на возвышенной местности. Справа и слева мелькали здания городских промышленных предприятий, производственных фирм и строительных организаций, как правило, расположенных за городской чертой, чтобы не на рушать экологические требования в условиях густонаселённого города.  Кроме того, строго контролировалось и жёстко пресекалось захламление улиц, дворов, особенно окраин города. Никаких свалок не допускалось. За городом работал мусороперерабатывающий завод, который полностью решал эти проблемы и снабжал минеральными удобрениями фермеров, производил пластмассы и другую продукцию. К тому же завод был рентабельным предприятием. 


Павла всегда удивляло рациональное и требовательное отношение местных властей во многих подобных вопросах к жителям города. Вопросы бесперебойного функционирования коммунального хозяйства вне зависимости от времени суток и даже года почти никогда не вызывали нареканий. И всегда на ум приходили сравнения с тем, как решались эти вопросы на его родине, и он с горечью признавался, что сравнивать было трудно. 


Он обращал внимание на то, как, согласно строительным нормам, огораживают щитами автобаны, железнодорожные пути, проходящие мимо населённых пунктов, чтобы гул машин  не мешал их жителям. Это приводило его в приятное расположение духа. Вот она – забота о людях не на словах, а на деле. Вот бы у нас на родине так! Но сегодня голова его была занята совсем другим, и он ососредоточенно молчал.  А внук, внимательно следя за дорожной обстановкой, понимающе косил глазом на дедушку. Наконец он решил нарушить молчание и отвлечь его от мрачных или не нужных в данный момент мыслей.

- Подъезжаем, осталось несколько десятков километров, соберись, деда...


И вот они въезжают под шлагбаум к парковке возле нужного им терминала аэропорта. Заходят в зал ожидания, куда после регистрации и всех формальностей  начали входить пассажиры прибывшего из Москвы лайнера. Той женщины, которую они встречали, пока не было видно, и они уже обменивались предположениями по этому поводу. В это время они увидели светловолосую женщину с чемоданом на колёсиках, очень похожую на Марину.

- Это она, – уверенно произнёс Павел.


Марина  увидела нас и на её усталом лице появилась тревожная улыбка. Они пошли  навстречу друг другу. Павел первым подошёл к женщине, порывисто обнял её, неловко поцеловал куда-то в подбородок. Представил  внуку, поздравил с благополучным прибытием. Они направились к машине. Когда он взял Марину за руку и сжал её ладонь, она ответила  рукопожатием, в его груди разлилось что-то теплое, и сердце гулко застучало, причём так, что он даже испугался, что она услышит его биение.


Так и сели они в салон машины, крепко держась за руки и не выпускали их до самого дома. Это было удивительное состояние. Он как будто помолодел на несколько десятков лет и  испытывал к человеку, сидящему рядом с ним, чувство нежности и благодарности за то, что ответила взаимностью на его чувства, и на что-то ещё, что покорило её душу и сердце, что подвигло  собраться в такую дальнюю дорогу и совершить довольно рискованное для неё путешествие.


И вот, наконец, они дома... Когда за внуком закрылась дверь, они взглянули друг на друга и, улыбаясь от счастья, обнялись и крепко поцеловались, раскачиваясь из стороны в сторону. Они всё крепче сжимали друг друга в объятьях, теряя голову…
Наконец, Марина, оторвалась от него и в изнеможении прошептала: - Успокойся Пашенька, давай переоденемся, перекусим с дороги, а дальше спокойно будем решать всё  по прядку. 


Уже совсем стемнело. Они сидели за столом, поднимали бокалы за встречу, за благополучный приезд,  Марина нахваливала приготовленную Пашей нехитрую еду. За разговорами быстро летело время.


А дальше… Дальше была волшебная ночь... Они с наслаждением пили нектар любви, которая придавала им силы и вдохновляла испытывать, казалось бы, давно забытые ощущения. Встреча двух любящих сердец разбудила спавшие, до сей поры эмоции, нежность, ласку, влечение друг к другу. Это была вершина, высшая точка всего того, к чему они шли все эти долгие, томительные месяцы. И это было ещё одним доказательство того, что любовь способна на многое, опровергая все утверждения об особенностях и пределах возможностей людей преклонного возраста.


Глава 6.  М Е Д О В Ы Й    М Е С Я Ц

Месячный период пребывания Марины в гостях у Павла был поистине  временем знакомства, привыкания, а также обожания и наслаждения друг другом. Она буквально на следующее утро почувствовала себя хозяйкой, наводила порядок, готовила разные вкусности. Она всему удивлялась и радовалась: удобству и комфорту Пашиной квартиры, расположению дома, огромному зелёному газону двора, чистоте улиц. Через несколько дней она восхищалась городской архитектурой, достопримечательностями, работой городскго транспорта, то есть всем тем,  что ощущали мы, впервые знакомясь с городом.


Конечно, она сравнивала увиденное здесь с тем, с чем повседневно сталкивалась у себя на родине, и во многом была удручена, так же как в своё время огорчались и мы. Павел старался разнообразить её пребывание, показать как можно больше достопримечательностей, хотя по разным причинам это не всегда удавалось. Они ежедневно гуляли в городских парках и скверах, бродили по узким улочкам старого города. Здесь всё дышало тысячелетней историей. Особенно восхитил Марину старинный жилой квартал с полутысячелетней историей, который основал и построил для бедных горожан один самых образованных по тому времени, передовых и богатых людей города, банкир Якоб Фуггер. Это была попытка социального обустройства самых бедных слоёв населения города, одной из сторон его общественной жизни. Самое примечательное состояло в том, что в наши дни городские власти бережно относятся к этой реликтовой части города. Существует специальная служба, которая поддерживает чистоту и порядок на старинных улицах, вовремя ремонтирует дома и строения. Здесь есть постоянно действующий музей жилых построек, куда можно зайти и увидеть домашнюю утварь и ощутить атмосферу деятельности людей, живших  много веков назад, Но самое замечательное то, что (кто бы мог подумать!) здесь до сих пор живут семьи - потомки тех, кто когда-то населял этот квартал. Конечно, квартиры отремонтированы и по современному отреставрированы. И ещё одно, что вызывает  удивление экскурсантов. Люди, живущие там, оплачивают коммунальные услуги в размере одного евро, т.е. ровно столько, сколько платили их предки, естественно, с учётом изменявшегося курса валюты той поры. 

 
Марина с интересом рассматривала архитектуру старинных зданий и сооружений города, его достопримечательности. Много фотографировала. Для неё всё было ново и интересно. Ведь за свою достаточно продолжительную жизнь она почти никуда не выезжала из своего большого, старинного знаменитого и по-своему красивого российского города,  регионального центра, но немыслимо далекого расположенного от столицы страны. Конечно, здесь было чему удивляться, а иногда и восхищаться: памятникам старины, соборам и кирхами, чистоте улиц, внешнему виду и удобству проезда в городском транспорте, электронной точности его расписания движения и другим вещам, не привычным для неё. 

Дни не шли, а летели, и надо было многое ещё успеть. Впереди ещё была поездка на один из итальянских курортов, куда Павел купил путёвку на 10 дней. Наряду со всеми впечатлениями, которые буквально обрушились на Марину, у неё и Павла было незабываемое время уединения, бессонные ночи, где торжествовала страсть и любовь, где чувства нежности и восторга преобладали над всем остальным. 

          
И ещё она испытывала к Павлу чувство благодарности за всё, что он сделал для неё. За доброту, внимание и любовь. Вот что писала Марина в открытке ко дню рождения Павла:
«Пашуленька, мой самый родной, единственный и любимый! Спасибо тебе за каждый прожитый вместе день, за счастье, подаренное мне, за твои нежные и ласковые руки, губы и любящие глаза. Наши ночи я не забуду никогда!!!»  

Хотелось бы сказать, что кроме положительных эмоций Марина так или иначе испытывала чувство тревоги от предстоящей встречи с родственниками и дочерьми Павла. Как они воспримут приезд ещё не старой женщины к их достаточно пожилому отцу? Конечно, им было интересно, что подвигло её на этот неординарный поступок.  Нет ли здесь какого-то подвоха, каких-либо ещё, скажем, меркантильных соображений в отношении его?


Ещё до её презда у Павла с ними был разговор. Он сразу развеял их сомнения и, ничего не скрывая, твёрдо и открыто объяснил суть их с Мариной отношений, дал ей исчерпывающую положительную  характеристику, что облегчило Марине найти при встрече со своими сверстницами общий язык, установить добрые, открытые и естественные отношения.                                                                                                  

И вот они в гостях у старшей дочери. Марина сразу взяла правильный тон в разговоре и в манере поведения. Её доброжелательность, открытость и готовность к общению в любой ситуации развеяла у дочери возможные настороженность и предубеждения. Более того, их мнения по многим вопросам моды, стиля одежды, каких-то чисто женских суждений в целом совпадали, и это нравилось обоим. Так было достигнуто взаимопонимание и обоюдная симпатия. То же взаимопонимание было достигнуто и при посещении младшей дочери.
                                 

Надо сказать, что Марина естественно вошла в дом заботливой и любящей женщиной. Ей всё нравилось у Павла: и родственники, и дети, и если бы не обстоятельства, она готова была бы остаться в ней полноправной хозяйкой, как и предлагал ей Павел. Но возникли непредвиденные обстоятельства, которые с самого начала она не учла. Самым главным, по её мнению, был психологический фактор. Она вдруг с ужасом подумала, что не сможет адаптироваться в чужой стране, что тоска по родине сломает ей жизнь, и не только ей.


Конечно, было ещё нечто такое, что пугало и останавливало её. Поэтому она честно сказала Павлу, что вынуждена отказаться от оформления брака. Конечно, Павел был удручён решением Марины, но позже признал, что её доводы логичны, и вынужден был смириться с ними. Они договорились, что их отношения остаются прежними, и что при всех благоприятных обстоятельствах они будут общаться, встречаться, пока будут способны на это. Время пролетело незаметно. Что такое месяц для любящих сердец, для тех, кто так долго стремился друг к другу, а теперь считает каждый прожитый день вместе!

Подошёл срок поездки в Италию, и поздно вечером междугородний рейсовый автобус трогается в путь. Предстояло ехать всю ночь, и Марина с тревогой понимала, что вряд ли она уснёт и ещё не знала, как она перенесёт дорогу. Павел был более неприхотлив. За долгую жизнь ему не раз приходилось бывать в более сложной  обстановке, и он успокаивал подругу, что ночь в дороге пройдёт незаметно. И хоть всё было не совсем так, ранним утром отдыхающие прибыли на известный итальянский курорт. Это был небольшой очень зелёный городок, сплошь застроенный отелями, в одном из которых поселились Павел и Марина. 

До моря было рукой подать. Пляж был разделён для каждого отеля и был оборудован лежаками и зонтами. Погода стояла прекрасная. Море было ласковым, а солнце жарким. Целые дни они проводили на пляже и после ужина выходили на променад с его бесконечными магазинами, ресторанами, пиццериями и кафе. Звучали музыка, песни, работали уличные аттракционы. Однажды Павел и Марина случайно попали на концерт хора, вполне профессионально исполнявшего итальянские народные песни, арии из опер итальянских композиторов. По всему было видно, или им так показалось, что хор  состоял из бывших оперных певцов-пенсионеров, ибо голоса отдельных исполнителей могли бы соперничать с солистами знаменитого Миланского театра Ла-Скала.

В другие дни они просто гуляли по вечернему городку, катались на мини-поезде по его улицам. Так проходили незабываемые дни и ночи. Ещё до поездки Павел и Марина, узнав, что из городка, где они будут отдыхать, можно совершить экскурсию в Венецию, решили посвятить один из дней поездке в Венецию, в эту туристическую Мекку, всемирно известную историческую область Италии, до которой по морю было несколько десятков километров. Это была заветная мечта Павла, да и Марины, и она была близка к выполнению.

 
 Рассказывает Павел:
«Что мы знали о Венеции? Почти ничего, за исключением тех сведений, что почерпнули в Интернете. О том, что это область Италии, что в античные  времена это было отдельное государство и там жили венеты, а в наши дни это крупный туристический центр. Что здесь проводятся карнавалы, кинофестивали, международные форумы, что город стоит на каналах и обладает уникальными архитектурными сооружениями. Вот, пожалуй, и всё. Но это ещё был город вожделенной мечты, культурная и религиозная Мекка народов мира. Поэтому быть в 50 км. от этой  жемчужины  мировой цивилизации и не побывать там было бы не простительной ошибкой. Поэтому ехать или нет – этот  вопрос перед нами не стоял.


Однако мы допустили одну оплошность. Она состояла в том, что поздно приняли решение о поездке в Венецию и причем самостоятельно, а не заранее купив экскурсию.  Мы осознали это потом, когда целый день пробродили там, не имея достаточно полной информации. Но решение было принято, и однажды ранним утром, в компании знакомых по пляжу, проживающих в нашем отеле, мы стояли на пристани и ждали рейсового морского трамвая, отправлявшегося в Венецию. Погода была хорошая, ласковое солнышко пробивалось сквозь светлое марево.  Было тихо. Дул лёгкий приятный утренний ветерок.  Морская прогулка была многообещающей, а свидание с Венецией сулило интересные встречи с легендарной и незнакомой нам страной.     

Но вот подошёл кораблик. Мы заняли места в салоне и с интересом наблюдали за оплытием от пристани и вскоре вошли в фарватер. Мимо нас проплывали встречные такие же кораблики, как наш, и пустынные берега, заросшие, кустарником. Но вот проходит не так много времени, и мы направляемся к берегу, причаливаем к острову под названием «Бурано», где сошли на берег несколько пассажиров. Через некоторое время подходим к другому острову. Видим название на небольшой пристани: «Мурано». Там выходит больше людей.

Чем примечательны эти острова и почему туда причаливают эти морские рейсовые кораблики, мы не знаем, однако потом кто-то объясняет, что на   Мурано несколько веков назад возникло довольно известное стекольное и фарфоровое производство, существующее до сих пор, где изготовляют знаменитое венецианское стекло. И даже музей есть. И поэтому туристы охотно бывают и там.  А вот остров Бурано оказался даже более известен знаменитыми венецианскими кружевами, которые издавна славятся во всём мире. К тому же эти, как оказалось, очень известные острова являются венецианскими провинциями.


Следующая остановка – Венеция. Проходит ещё немного времени, и по правому борту появляются характерные строения, здания с колоннами и шпилями.
Наше судно приближается к пристани.

Наконец мы причаливаем и выходим на широкую набережную, которая уходит куда-то далеко вдаль. Мы вливаемся в толпу приезжих. На пути – большое количество мостов через каналы. На них мы входим по широким лестницам. Внизу то и дело проплывают лодки-гондолы, на которых в картинных позах стоят с длинным веслом в руках гондольеры, одетые в живописные национальные костюмы.

Туристы, пёстрая разноязычная публика, толпятся у перил моста, в восторге нацеливают на них смартфоны, фото- и телекамеры. Этих «мостиков» довольно много, и подъём по лестницам в два-три марша довольно утомителен. Мы идём в толпе туристов, пока не представляя, куда она нас приведёт.  В суматохе теряем своих попутчиков. Наконец вместе с толпой мы отдаляемся от моря  и выходим на большую  площадь, где расположен собор св. Павла, куда стоит огромная очередь. Буквально вся площадь запружена разноликими и разноязычными людьми.


Начинаем искать наших. Мы договаривались прежде всего покататься по каналам на гондоле, посмотреть  город "изнутри", не парадную его сторону,  город, который живет необычной жизнью, совершенно отличной от других мегаполисов, буквально на воде. Нам было важно найти наших попутчиков, т.к. нас было шесть человек, а это составляло "экипаж" гондолы. Вскоре мы их нашли.  

       
Гондолы – одно из из распространённых венецианских достопримечательностей, хоть и стоит это катание не дёшево, но пользуется большой поппулярностью. Но наши попутчики договорились с молодым гондольером за приемлемую плату от центра проехать по основным каналам города. 

                                                        
И вот наш гондольер занимает место на корме с длинным веслом, принимает устойчивое положение в готовности оттолкнуться от причала. Одет он в униформу гондольера: чёрная шляпа с широкими полями, белая рубаха с распахнутым воротом, бархатные, ниже колен на застёжке штаны , полосатые гетры и башмаки с немного загнутыми носами. Наш «экипаж» – шесть человек. Мы рассаживаемся по расписанным орнаментом стульям. Да, я не оговорился, стульям. Наш гондольер снимает с тумбы крепёжный конек каната, отталкивается веслом от причальной стенки и  мы, гордые и счастливые, отправляемся в путешествие по венецианским каналам.

Мы плывём под мостами, мимо магазинов, гимназий, посольств, грузовых баркасов. Обращаем внимание друг друга на те или иные объекты, удивлялись, как жители города живут и работают в таких условиях.

Правда, жилые районы расположены, как правило, в местах, не связанных с каналами, но почти ежегодно в осеннее время сложности и неудобства от наводнений испытывают в том числе и туристы, которые приезжают сюда круглогодично.  Особенно их много в период проведения карнавалов, которые бывают в середине февраля. Об этих красочных зрелищах надо говорить отдельно, а лучше всего приехать в это время сюда и посмотреть на это действо, что называется, «живьём». 


Но вернёмся к плаванию наших героев по венецианским каналам.  Мы  наблюдали, как мимо нас проплывали катера скорой помощи, такси и уборщики мусора. Наш гондольер, неплохо владея немецким, оказался неплохим гидом и в пути много рассказывал о жизни и быте города, его людях и достопримечательностях  и, по нашей просьбе, о профессии гондольера. Через 40 минут наша прогулка окончилась, и мы пришли на запруженную людьми площадь св. Павла.


Становилось жарко, хотелось есть. Мы с Мариной попытались пристроиться за столиком одного из многочисленных кафе, но когда полистали прейскурант, то там стояли цены, на которые мы не рассчитывали. На то, чтобы попасть в собор, отстояв в громадной очереди, не было уже ни времени, ни сил.

 

Наскоро перекусив взятыми с собой бутербродами, мы потихоньку двинулись к пристани. Через час отходил наш кораблик. По дороге нам встретились наши попутчики и с ними мы возвращались домой, обмениваясь впечатлениями. Все согласились, что, с одной стороны, сбылась давняя мечта побывать в легендарной Венеции, воспетой поэтами, писателями, историками всех времён и народов и просто передаваемыми из уст в уста восторженными комментариями и отзывами тех, кто уже бывал там. Плавание в гондоле по городским  каналам, даже кратковременное пребывание на пощади у дворца Дожей, у собора Святого Павла создавало романтическую атмосферу причастности к историческому прошлому этой страны. С другой – поездка была такой короткой, что мы не увидели и сотой доли того, что смогло бы удовлетворить элементарное человеческое любопытство. Но на это потребовался бы не один день.


Однако то, что мы сумели побывать там, и даже такая малость увиденного  вызывало у нас приятные воспоминания. Кроме всего остались и материальные свидетельства – многочисленные фотографии достопримечательностей этой замечательной страны. Марина оказалась страстной фотолюбительницей и меня заражала своим энтузиазмом.
Мы возвратились в отель уже вечером и после ужина гуляли по ночному курорту, сожалея, что так мало осталось времени до отъезда домой.


Маленький городок утопал в огнях, звучала музыка. Магазины, кафе, увеселительные заведения работали до поздней ночи. Погода, весь период пребывания Павла и Марии была на удивление благоприятной. Море было спокойным  и ласковым. Каждый день мы проводили на пляже.  Конечно, купались, но загорать как в молодости опасались. Много фотографировались. Любознательная и контактная Марина знакомилась с русскоязычными соседями. 


Быстро пролетело время отдыха. Всё благоприятствовало ему. И погода, и море с оборудованным песчаным пляжем, и маленький итальянский курортный городок, не затихающий даже ночью. Павел и Марина были неразлучны и наслаждались возможностью проводить время вдвоём на этом замечательном "островке" любви. Но настаёт время, и приходится прощаться с идиллией. Время отдыха закончилось. Снова бессонная ночь в автобусе.


В 4 часа утра прибыли на городскую автобусную станцию.  Необычно холодно. С трудом поймали такси. И вот мы, наконец, дома. До отъезда Марины оставалось дней десять, и оставшееся время они проводили как можно продуктивнее. Почти каждый день бывали в городе, посещали магазины, парки, кирхи и соборы. Иногда садились в городской транспорт и ехали до конечной остановки. А иногда, увидев что-то интересное на улице, выходили и гуляли в понравившемся месте. Конечно, можно было использовать возможности местного, или как здесь говорят, регионального железнодорожного танспорта или автобусов посещать пригородные населённые пункты, но Павел плохо ориентировался за городом, и эти прогулки, к сожалению, не состоялись.  Да и времени уже оставалось не так много. 

Марине очень нравилось вместе с Павлом прогуливаться по аллеям парка местного университета, который был недалеко от дома, сидеть там на лавочке возле озера, кормить уток и разноцветных рыб, отдельные из них были приличных размеров и они расталкивали уток, отбирая у них добычу. Солнце клонилось к закату и медлено пряталось за учебные корпуса университета. Лёгкий ветерок рябил гладь озера и лениво шевелил листья деревьев. Медленно наступали сумерки, становилось прохладно, и они вовь шли по аллеям парка, направляясь в сторону дома.

    
Всё меньше дней оставалось Марине до отъезда домой. Она понимала, что скоро придётся прощаться и расставаться надолго, а может быть, и навсегда, и сердце её сжималось от волнения. Не раз, просыпаясь ночью с мыслью о скором отъезде, с горечью представляла, как тяжело ей будет прощаться с Пашей, который стал ей настолько близким и родным, что она готова была признаться ему, что решила остаться с ним. Однако через некоторое время она отвергала эту мысль, представив себе,  как навсегда оставит родной город, в котором прожила почти всю жизнь, сыновей, подруг, знакомых. 

Кроме всего она объективно оценивала и такой вариант, что может остаться одна на чужбине. Ведь Паша далеко не молод. И всё может случиться. И вот, через несколько дней она улетает на родину, а Павел пока ещё слабо представлял, как останется один, без ставшей ему очень близкой женщины, которую полюбил и без которой ему будет очень непросто.


Ну вот и настало время прощаться. Ночью перед отъездом они почти не спали, не могли никак наговориться. Они понимали, что расстаются ровно до того момента, когда самолёт приземлится в родном аэропорту Марины и они продолжат встречи уже в виртуальном пространстве. И хотя они заверили друг друга, что через год встретятся снова, это было для них слабым утешением.


И снова дорога в аэропорт. Опять они сидят в салоне автомобиля, держась за руки и тесно прижавшись друг к другу. За рулём – внук Павла. Он сочувственно улыбается, периодически поглядывая на влюблённых в зеркало заднего обзора. 

Но вот и аэропорт. Они все идут в зал. Перед зоной регистрации прощаются. Издалека уже Марина машет им обеими руками и скрывается в зале ожидания для пассажиров, улетающих рейсом на Москву.


Внук обнимает дедушку, прижимает к себе и произносит: «Поехали, деда. Не волнуйся. Марина в будущем году обещала приехать. Она шепнула мне на ухо, когда прощалась".
Да, да, дорогой. Будем надеятся.  Поехали домой.
 
   

 Э П И Л О Г

«И непременно всё должно опять случиться,

и снова я увижу синь в твоих глазах».


Эти строки Пашиного стихотворения говорили о том, что он серьёзно намерен продолжать отношения с Мариной, хотя в душе понимал, что перспективы они не имеют из-за ряда таких обстоятельств, которые не зависят ни от него, ни от Марины.


Несмотря на это Павел был настолько увлечён своим состоянием влюблённости, что оно стало частью его жизни. Утром он просыпался с мыслью о встрече в СКАЙПе с Мариной, которые на следующий же день после её прибытия домой вновь стали регулярными. И снова по нескольку часов в эфире. Неисчерпаемые темы от самых распространённых до сокровенных. Днём, чем бы он ни занимался и что бы ни делал, он практически постоянно был в приподнятом настроении.


Так прошло несколько месяцев. Павел не оставлял мысли снова пригласить Марину в гости уже на более длительный период.  Через некоторое время они уже обсуждали этот вопрос...   И вот она в полёте. Впереди 12 долгих утомительных часов полёта. Но путь уже был проторён, и он её больше не страшил. Он даже показался ей короче по времени, чем раньше. Впереди была встреча с любимым человеком, три месяца новых поездок, знакомств и новых впечатлений.


Наконец посадка, Павел с внуком приветливо встречают её в аэропорту Мюнхена. Дома они сидят на балконе обнявшись. Погода замечательная. Внизу – свежая зелень деревьев и огромного зелёного газона двора, на котором играют дети. Лето!  Благодатная пора.  Через несколько дней они едут в Испанию, на Средиземное море.


Туда можно ехать поездом, лететь самолётом. Но набиралась группа на автобус, и Павел решил ехать с ней, тем более подвозили прямо к отелю. Дорога оказалась тяжёлой. Ехать пришлось всю ночь. 

Отель оказался довольно приличным, но непивычно многолюдным.  Очень много семейных пар с детьми, отчего было достаточно шумно. Когда выбирали, на это не не обратили внимания, да и туроператор нам не подсказал.


Курортный городок, как и многие другие этого региона, куда они приехали отдыхать, расположен на побережье Коста Браво. Море еще не достаточно прогрелось и временами слегка штормит, что создаёт определённый дискомфорт для тех, кто всё же решил попробовать окунуться. Оба немного огорчены, но надеятся, что сумеют ещё искупаться и позагорать. А пока решили купить экскурсию в столицу Каталонии Барселону, а также билеты на концерт ансамбля "Фламенко".


До Барселоны примерно час езды на автобусе. Выехали после завтрака. В автобусе свободных мест нет. Как обычно, однодневные поездки не дают возможности получить полное впечатление от увиденного.


Конечно, знаменитый собор Гауди, грандиозные поющие фонтаны и другие достопримечательности поражали, но чтобы познакомиться с Барселоной хотя бы чуть подробнее, нужен не один день.  

    
Вот, пожалуй, концерт известного танцевального  ансамбля  произвёл впечатление. Танцы "Фламенко -" это визитная карточка испанской провинции Каталония. Концерт проходил в знаменитом "Гранд-казино". Огромный зал, менеджер рассаживает гостей за столы, официанты разносят вино. Корпоративные группы иностранцев рассаживаются за длинными столами и им подают закуски и вино.

Конечно, цена за билеты у них другая. Трудно говорить о впечатлении от каждого танца в отдельности.  Они все разнообразные, особенные, и к ним надо привыкнуть и понять. В течение двух часов с небольшим перерывом  полтора десятка горячих испанских парней и знойных женщин в национальных костюмах, периодически сменяемых для разных танцев, с характерным стуком башмаков и туфель, с разным темпов от медленного andante, до бешеного allegrо танцевали фламенко. Грохот стоял неимоверный.


Павел с Мариной сидели рядом со сценой и это сильно мешало, но было интересно смотреть на старание артистов, которые выкладывались «по полной». В течение вечера гости фотографировались с артистами и через некоторое время получали красочные фотографии, конечно, за приличную плату.


Это было памятное мероприятие, и не жаль было потратить на него и время, и деньги. В целом десять дней в Испании, по общему мнению Павла и Марины, оказалась не очень удачными. Развлечений в отеле было мало. Вечерами было шумно. В это время  проходил чемпионат мира по футболу,  и болельщики порой вели себя недостаточно, мягко говоря, прилично. Хотя пляжных дней было не очень много, но Павел и Марина всё же успели несколько раз искупаться и позагорать. В остальной период гуляли по довольно протяжённой набережной, бывали на рынке, в магазинах и окрестностях.

Проводили время не без пользы. Марине, конечно, многое было интересно, особенно посещение нескольких музеев и окрестных достопримечательностей. Возвратившись домой, они через некоторое время съездили в атобусную экскурсию на юг Италии, кстати, не очень интересную и утомительную. По возвращении они продолжили отдых на городском живописном озере, гуляли по памятным местам города и его окрестностям.   


Спустя некоторое время, когда до отъезда Марины оставалось не так много времени, Павел заметил в её поведении некоторую неудовлетворённость и разочарование. В её глазах уже не было того блеска и интереса, как раньше. Временами она становилась раздражительной и молчаливой.


Павел на правах хозяина старался развлечь Марину. Погода стояла хорошая, даже жаркая, и Павел возил её купаться на озеро в городской зоне отдыха.  Однажды им удалось побывать в небольшом городке, который назывался почти по русски – Утинг, на берегу большого озера Аммерзее, с красивым парком. Он начинался прямо от воды. В озере плавало несколько лебедей и уток. Они гуляли там и кормили их. Марине очень понравилась эта поездка. Но её деятельная натура требовала большего.


К сожалению, были обстоятельства, которые не позволяли часто выезжать в поездки, поэтому в оставшееся до отъезда время Павел и Марина занимались домашними делами, ходили в гости. Но что-то стало меняться в их от ношениях. Павел видел, что Марина откровенно заскучала, а однажды заявила, что если бы была возможность, она, не задумываясь, уехала бы домой. 

Павел понимал, что тоска по дому, по родному городу, по привычной обстановке, которых она лишилась надолго, создавали неблагоприятную атмосферу и холодок в их отношениях. И хотя у него уже появился повод для размышления, однако, как всегда, он сохранял спокойствие, терпеливо ждал, не докучал расспросами, но высказал ей своё понимание её настроения, и ни в чём не хотел упрекать её и омрачать размолвкой последние дни пребывания Марины у него в гостях. В конечном итоге перед её отъездом у них установились спокойные отношения. Настал день,  Павел проводил Марину в аэропорт, и она улетела домой.

В течение последующих полугода они поддерживали достаточно тёплые отношения, но они отдавали некой формальностью, порой со стороны Марины отсуствовала заинтересованность во встречах.

Для Павла наступило тяжёлое время... Наконец он принял единственно правильное решение. Он давно понимал, и даже однажды сказал об этом Марине, что, учитывая все обстоятельства, в том числе и свой возраст, перспектив в их отношениях нет, и что если она встретит достойного человека, то он рад будет, если она сможет устроить свою жизнь. Поэтому он во время одной из встреч ещё раз озвучил своё предложение. В свою очередь Марина  призналась ему, что любовь прошла, что она питает к нему чисто дружеские чувства и т. д. Они решили остаться друзьями. Встречаться стали редко, переписываться тоже.

Павел окончательно понял, что  ресурс отношений закончился, что они давно потеряли перспективу, и пытаться реанимировать их просто не имеет смысла. Он всегда реально смотрел на вещи и ясно представлял себе, что рано или поздно наступит время, и им придётся расстаться. Но в этот раз Марина решила форсировать события и в довольно грубой форме объяснила причины своего поступка Павлу. Он не ожидал от Марины такого ничем не оправданного поведения. Поэтому не выдержал и ответил ей тем же, что было не в его правилах, однако слишком больно и не заслуженно она обидела его, и ему не оставалось ничего другого. 


Наступил период разрыва, продолжавшийся довольно долго. Он не помнил – сколько. Конечно, он понимал, что невозможность личного общения, разделявшие их расстояния, когда романтизм уступает место здоровому прагматизму, чувста постепенно угасают и остаются лишь воспоминания о былых встречах и близких отношениях. А если учесть ещё и разницу в возрасте, то станет понятно, что винить ни в чём здесь никого нельзя. Марине надо устраивать свою жизнь, в которой она ещё может встретить  человека у себя в регионе.


Павел всегда говорил, что жизнь так устроена, что её надо принимать такой, какая она есть, и что он благодарен судьбе, что уже в достаточно солидном возрасте встретил женщину, которая подарила ему любовь, что она была взаимной, и это делало их отношения наполненными надеждами, желаниями и стремлением достичь намеченных целей. И если этого не произошло, то, видимо, так было угодно обстоятельствам и тому, что мы называем судьбой.


Прошло не так много времени, и Марина поняла, что она поторопилась, что желания не всегда совпадают с суровой действительностью, что эмоции – не самый верный компас для принятия решений. Сейчас нет нужды выяснять, кто сделал шаг навстречу. Важно, что он состоялся к их обоюдному удовлетворению. 

Их отношения постепенно налаживались, и сейчас они ровные, спокойные, менее эмоциональные и находятся почти на прежнем уровне.  Они остаются лучшими друзьями, а Марина – любимой женщиной Павла. Как дальше сложится их жизнь, их отношения – они не думают. Он называет её своей музой, которая помогает в его литературном творчестве, вдохновляет и поддерживает все его начинания.

Они не мыслят себя вне общения, поэтому ежедневно или переписываются,  или встречаются в СКАЙПе.


Вот почему Павел и в этом году пригласил  Марину в гости.
   





<< Назад | Прочтено: 237 | Автор: Бельченко А. |



Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы