RC

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

 Проф. А.М.Ногаллер

гвардии майор  мед.службы


ВОСПОМИНАНИЕ  О БОЕВЫХ  ТОВАРИЩАХ – СОУЧЕНИКАХ


О  моей  врачебной  деятельности   в  годы  Второй  мировой  войны я  писал  в  журнальных  статьях, интернет - журналах  и  книгах «Несостоявшиеся  рассказы  внукам» , «Вспоминая  прошлый  век» и др. В  настоящей  заметке  мне  хотелось  бы  поделится  воспоминанием  о  моих  товарищах – сокурсниках  по  мед. институту  и  соучениках  по  школе. Свои  воспоминания  о  боевых  товарищах  я  начинаю  с  рассказа  о  Михаиле  Рабиновиче.


МИХАИЛ  РАБИНОВИЧ был  моим  сокурсником  по  учебе  в  1-м  Московском  мед. институте  им. И.М.Сеченова. В  1940 г. мы  учились  на  3-м  курсе. Когда  началась  война  с  Финляндией,  Михаил  решил  добровольно  вступить  в  Красную  Армию  и  принять  участие  в  боевых  действиях. Он  был  одним  из  немногих  добровольцев  в  этой  кровопролитной  и  малопопулярной  войне. Он  участвовал  в  боевых  действиях  в  качестве  фельдшера  в  медико-санитарном  батальoне  пехотной  дивизии, оказывал  первую  помощь  раненым  непосредственно  на  поле  боя, помогал  выносить  их  в  тыл. Во  время  одного  из  боёв  его  ранило  в  левую  руку,  и  он  был  направлен  в  военный  госпиталь.  Рабинович  пролежал  в  госпитале  менее  месяца,  но  и  после  выписки  у  него  осталась  контрактура (несгибаемость)  в  левом  локтевом  суставе. Левая  его рука  не  полностью  разгибалась, вследствие  чего  она  была  всегда в  слегка  согнутом  состоянии. После  демобилизации он  продолжил  учебу  на  3 - м  курсе,  успешно  компенсировал  пропущенные  занятия  во  время  пребывания  на  фронте.


Мы  все  воспринимали  его  как  героя. Михаил  женился  на  одной из самых  привлекательных  девушек  нашего  курса – Ольге  Ботвинник.  Когда  немецко-фашистские  войска  к  октябрю  1941  года  достигли  окрестностей  Москвы, мужчин – студентов  и преподавателей – направили  в  действующую  армию,  а  мед. институт  вместе  с  женщинами - студентками  и  непригодными  для  военной  службы  преподавателями  был  эвакуирован  в Уфу.  Михаил  Рабинович после полученного  ранения  мог  эвакуироваться  вместе  с  институтом  и  продолжить  учебу  в  тылу. Однако  он  предпочёл  добровольно  служить в  армии  и  защищать  Oтечество. Он  был  направлен  в  медсанбат  стрелковой  дивизии  и  погиб  при  исполнении  служебного  долга. Михаил  Рабинович  был  не  только  на  словах, а  на  деле  патриотом  своей  Родины.


ИОСИФ  МАТУЛЬСКИЙ  был  прирожденным  общественным  деятелем. Он  был  секретарем  комитета  комсомола  нашего  курса, активно  работал в  составе  общеинститутского  комитета  ВЛКСМ.  Ося,  как мы  его  называли,  был  высокого  роста  и  хорошо  владел  ораторским  искусством.  Как  и  я,  он  оказался  на  фронте  в  начале  октября  1941 г.  Случайно  нам  удалось  встретиться  на  фронте  в  конце  того  же  года. Не  знаю,  как  Матульскому  удалось  выяснить  расположение  нашего  артиллерийского  полка, но  хорошо  помню  его  прибытие.  Он  приехал  верхом  на  лошади.  Высокий,  с  офицерскими  погонами  и  наганом  на  правом боку,  он  выглядел  очень  импозантно.  Мы  проговорили  с  ним  несколько  часов,  он  рассказал  о  своей  врачебной  и  организационной  деятельности.  Я  попросил  у него разрешения  сесть  верхом  на   его  лошадь.  Это  был  первый  и  последний  раз  в  моей  жизни,  чтобы  я  находился  в  седле  верхом  на  живой  лошади, «на  горячем  боевом  коне».  В  дальнейшем  наша  связь  в  ходе  войны  прервалась.  В  1947  году,  через  год  после  демобилизации  и  устройства  на  работу  в  клинику  Института  Питания  АМН  СССР, я  решил  посетить Московский  крематорий,  в стене  которого  находилась  урна  с  прахом  моего  покойного  отца.  Каково  же  было  моё  удивление, когда  недалеко  от   входа,  слева  я  увидел  небольшую  могилу  с  дощечкой  «Иосиф  Григорьевич  Матульский (1919  -  1946)»! В  дальнейшем  выяснилось,  что  во  время  войны  Матульский  получил  тяжелое  ранение,  от  которого  он  скончался  уже  в  Москве. 


ИГОРЬ ВОЛПЕ  был  моим  другом  и  в школе,  и  в  мед. институте.  Мы  оба  увлекались  шахматами,  участвовали  в  различных  соревнованиях, жили  по  соседству. Мы  вместе  подали  свои выпускные  школьные   аттестаты  на  физический  факультет  Mосковского  университета  и  были  приняты.  Однако  вскоре  Игорь  убедил   меня  перейти  в  медицинский  институт,  приёмная  комиссия  которого  находилась  в  том  же  дворе  на  Моховой  улице. Когда  в  начале  октября  1941  года  нас  призвали  в  армию,  мы  вместе  поехали  на  призывной  пункт  и  просили  отправить  нас  в  одну  воинскую  часть.  Меня  направили  в  703  артиллерийский  полк , а  его  в  другой  арт. полк.  Всю  войну  мы  ничего  не  знали  друг  о  друге.  После  войны  мы  встретились  в  Москве  и  продолжили  наши  дружественные  отношения.  Я  рассказал ему,  что  во  время  войны  собрал  материал  на  кандидатскую  диссертацию  о  проникающих  ранениях  грудной  клетки.  Я  успешно  защитил  её  в  1 -м  Московском  мед. институте  в  1948 году.  Игорь  собрал  материал  для  диссертации  о  газовой  гангрене  у раненых.  Её  он  представил  к  защите  на  биологический  факультет  Московского  университета  в  1952 году. Здесь  следует  отметить, что  по  отцу  Волпе  был  немец,  а  по  матери – еврей. В  паспорте  у  него  было  записано  в  5 - м пункте – «еврей».  Это  обстоятельство  сыграло  неблагоприятную  роль,  ибо  в  1952  году,  в  период  разгара  «дела  врачей» и  антисемитизма  в  СССР,  диссертацию  Волпе  завалили  на  Ученом  совете МГУ. После  смерти  Сталина  и  ликвидации  «дела  врачей»  Игорь  успешно  защитил  свою диссертацию  на  том  же  Ученом  совете.  Более  того – его  приняли  на  должность  ассистента  кафедры  биологии  университета! Однако  имевшие  место  волнения  не  прошли  даром,  и  в 1966  году  он  скоропостижно  скончался  от  инфаркта  миокарда.


АНАТОЛИЙ  КРОНГАУЗ  был  моим  товарищем ещё  в  начальной  школе.  Толя  был  скромным,  тихим  мальчиком,  носил  очки,  учился  хорошо,  но  не  был  отличником. Он  жил  в  центре  Москвы, в  Пименовском  переулке, расположенном  перпендикулярно  Тверской  улице, недалеко  от  Музея  Революции. Я  жил  тогда  по  соседству  на  Страстной  площади.  Mы  нередко  заходили  друг  к  другу  в  гости.


Толя мечтал  поступить  в  весьма  престижный  институт – Высшее  Техническое  училище  им.Баумана.  Удалось  ему  это  не  сразу,  а  только  через  год  после  окончания  школы. Когда  началась  война,  он  успел  окончить  только  два  курса. Уже  в  первые  дни  войны  его  отправили  на  фронт.  С  войны  он  не  вернулся,  обстоятельства  его  гибели  мне  остались  неизвестны.


ЮЛИЙ  МАКОВСКИЙ  был  моим  другом  на  протяжении  всей жизни.  В  детские  годы   мы  играли  вместе  во  дворе  Страстного  монастыря. Юлий  перенес  в  детстве  инфекционный  полиомиелит, вследствии  чего  пальцы  правой  кисти  у  него  плохо  сгибались  и  движения  в  локтевом  суставе  были  ограничены.  Когда  он  вырос,  он  превратился  в  высокого, красивого юношу.  Юлий  был  похож  на   свою  красавицу  -  мать,  а  его  дядя  Исаак  Лурье  был  артистом  Еврейского  театра.  Отец  Юлия  умер  в  молодом  возрасте.  Когда  Страстной  монастырь  снесли  и  нас  переселили  в  другие  квартиры, мы  оказались  поблизости,  в  районе  Курского  вокзала: он  на  Домниковской  улице, а  я  на  Верхней  Сыромятнической  улице. Мы  продолжали  дружить,  еженедельно  ходили  вместе  в городскую баню,  часто  посещали  кино  или  театры.


После  окончания  школы  Юлий  поступил  в  юридический  институт. Он  был  непригоден  к  военной  службе,  но  когда  началась  война,  Юлий  добровольно  пошел  на  фронт. В  конце 1941 года,  когда  я  был  врачом  в  артиллерийском  полку недалеко  от  Москвы,  в  районе  станции  Кубинка,   мне  пришло  воинское  письмо  -  треугольник. Оказалось,  что  это  письмо  от   Юлия  Маковского,  который  находился  относительно  недалеко  и  случайно  узнал  мой  полевой  адрес. Как  мне  позднее  рассказывал  Юлий,  он  служил  в  армейской  цензуре. Его  сосед, проверяя  очередное  письмо,  сказал  ему: «Какая  занятная  фамилия – Медовая».  Юлий  знал,  что  я  еще  в  августе  женился  на  Мирре  Медовой. Он  взял  это  письмо  у  соседа  и  убедился,  что это  письмо  именно  от  меня.  Он  тут  же  послал  мне  письмо  с  указанием  своего  месторасположения.  Я  приехал  к  нему  на  санитарной  машине . Мы  вспоминали  мирную  жизнь,  рассказывали  о  текущей  военной  службе. Вскоре  наш  полк  с  боями  начал  продвигаться  на  Запад,  и  стало  не  до  писем.  После  окончания  войны  и  демобилизации  я  вновь  встретился  с  Юлием  Маковским. Возобновились  наши  дружеские  контакты. Я  познакомился  с  его  женой,  а  позднее – с  сыном  и  внуком.  Мы  подружились  и  семьями.  Во  время  встречи  ветеранов в День  победы   9  мая  мы  вместе  посетили  Центральный  парк  культуры  и  отдыха им. Горького.

Александр Ногаллер (справа) и Юлий Маковский

 

В  последние  годы  Юлий  часто  болел. Он  умер  в  Москве,  в  возрасте   80 лет.


Мой  школьный  товарищ  ВЛАДИМИР  УШАН  жил  поблизости  на  Тверской  улице, напротив  Центрального  телеграфа.  Он  был  большим  любителем  классической  музыки, хотя  никакого  музыкального  образования не  получил  и  не  играл  ни  на  каком  музыкальном  инструменте.  Владимир  жил  с  матерью  в  небольшой  комнате,  и  в  то  время  было  не  до  музыкальных  инструментов.  Именно  Ушану  я  обязан  своей  любовью  к  опере  и  к  классической  музыке. 


После  окончания  школы  Владимир  Ушан  поступил  в  технический  институт,  окончить  который  ему  удалось  лишь  после  войны. Во  время  войны  он  был  тяжело ранен, но  сохранил  работоспособность.  Владимир  женился  спустя  несколько  лет  после  войны,  но  дожить  до  появления  детей  ему  не  удалось.  Он  умер,  не  дожив и  до  50  лет. 


        Справедливости ради следует особо отметить мою жену МАРИАМ ЛАЗAРЕВНУ МЕДОВУЮ (МИРРУ), которая  была и моей соученицей, и участницей войны. Мы поженились ещё  2-го августа 1941г.  С первых месяцев войны Мирра работала в хирургическом госпитале в Москве. Я после пребывания в  госпитале  в связи  с  контузией и травмой черепа был направлен в медсанбат стрелковой дивизии, а затем в армейский  госпиталь. Проездом через Москву я встретился на несколько часов с женой, которая поехала меня  провожать на вокзал. В армейском госпитале оказалась вакантной должность хирурга-ординатора, и по  согласованию с начальником госпиталя Мирра решилась отправиться на фронт вместе с мужем. В одном  из  прифронтовых  городских  военкоматов ей оформили мобилизацию и присвоили звание старшего лейтенанта мед. службы.

 

  М.Л. Медовая  в  1943 году


В составе хирургического полевого подвижного госпиталя (ХППГ 180) 2-й танковой армии она участвовала в боевых операциях на Орловско-Курской дуге, при освобождении от фашистов Украины, Румынии, Молдавии.

 

 

Врачи 180 ХППГ (слева направо): В.В.Метревели, М.Л.Медовая, В.М.Тетерин,

начальник госпиталя Н.Г.Челышев, армейский хирург Бродский, А.М.Ногаллер.

Лето 1943 г.


Благодаря  хорошему  владению  операционной  техникой  Мирра  вскоре  была  назначена  начальником  2-го  хирургического  отделения  госпиталя. 


В  мае   1944  года  Мирра  была  демобилизована  в связи  с  беременностью  и  вернулась  в  Москву.  В  июле  1944 года  она  родила  дочь  Анну.


После  демобилизации  и  защиты  кандидатской  диссертации  Мирра  работала  ассистентом  на  кафедре  нормальной  анатомии  ряда  институтов.  В  1977  году  она  тяжело  заболела  и   долгие  годы  была  прикована  к  постели. Вместе  с  дочерью  она  переехала  в  Израиль,  где  скончалась  8  мая  2006  года  в  г. Реховот. 


ТАМАРА МОСОЛОВА  была  моей  соученицей  и  в  школе,  и  в  медицинском  институте. Однако  мы  общались  не  часто. В  январе  1945  года  наш  госпиталь  уже  находился  на  территории  Германии. Меня  включили  в  состав  делегации для  похорон  убитого заместителя  командующего  танковой  армии генерала  Гончарова. Начальство  решило  его  похоронить  вблизи  от  советско-польской  границы  на  территории  Украины. Случайно  в  одном  из  эвакогоспиталей  я  встретился  с  Тамарой  Мосаловой, которая  тоже  оказалась  на  военной  службе  в  Красной  Армии. Каково  же  было  моё  удивление  и  огорчение,  когда  спустя  некоторое  время  я  узнал,  что  она  была  убита  в  тылу кем - то из бандеровцев!  Обидно  и  несправедливо,  что  на  Украине  сейчас  Степана  Бандеру  возводят  в  ранг  национального  героя. Бандера  отступал  вместе  с  немецко - фашисткими войсками. Он  умер в  1959  году  в  городе  Мюнхене.


Самым  близким   моим   другом  в  студенческие  годы  был  БОРИС  ЕРЁМЕНКО,  с  которым  мы  учились  в  одной  группе.  Борис  не  был  москвичом  и  жил  в  студенческом  общежитии  на  Зубовской  площади.  Мы  обычно  вместе  «зубрили»   анатомию,  учили  другие  дисциплины  и  готовились  к  экзаменам.  Во  время  войны  он  служил  врачом  в  БАО (базе   авиационного  обслуживания).  Всю  войну  мы  не  знали  ничего  друг  о  друге.  После  демобилизации  мы  снова  встретились,  и  наши  дружеские  отношения  возобновились.  Мне  даже  удалось  сосватать  Бориса  с  весьма  симпатичной  медсестрой  армейского  госпиталя, в котором  я  работал  в  последние годы  войны – Валей  Никитиной.  Насколько  мне  известно,  оба  супруга  были  довольны  сделанным  выбором.  В  1951  году  в  связи  с  фальсифицированным  делом  врачей  я  вынужден  был  уехать  из  Москвы,  и  наша  связь  с  Борисом  Ерёменко  прервалась. Он  сменил  место  жительства  в  Москве,  и  узнать  его  новый  адрес  мне  не  удалось. 


С ГЕНHАДИЕМ  ЗАТЕЙЩИКОВЫМ  мы  дружили  с  1 - го  класса  школы.  Он  был  старше  меня  на  год,  высокого  роста, жил  на  Большой  Бронной  улице.  В  первом  классе  по  дороге  в  нашу  школу,  расположенную  в  Малом  Каретном  переулке, Гена  нередко  заходил  за  мной  в  Страстной  монастырь  и  по  просьбе  моей  матери  сопровождал  меня  до  школы,  т.к.  он  был  выше  меня  почти  на  голову  и  был  очень  серьёзным  мальчиком.  В  старших  классах  он  увлекся  астрономией  и  даже  установил  у  себя  на  крыше  дома  телескоп  для  наблюдения  за  звёздным  небом.  Геннадий   систематически  посещал  астрономический  кружок  для  школьников  при  Московском  планетарии.  Несколько  раз  я  ходил  в  планетарий  вместе  с  ним,  но  астрономия  меня  не  увлекла. Геннадий  Затейщиков  с  войны  не  вернулся. Обстоятельства  его  гибели  мне  остались  неизвестны.


Мой  соученик  по  школе  СЛАВА  АФАНАСЬЕВ  серьёзно  увлекался  химией.  Он  знал  её  лучше  всех  отличников.  Но  занятиям  по  гуманитарным  дисциплинам  он  не  придавал  большого  значения.  Мы  нередко  вместе  возвращались  из  школы,  ибо  он  жил  у  Петровских  ворот, т.е.  вблизи  Страстной  площади.  Слава  показывал  мне  простейшие  химические  опыты,  которые  он  проводил  дома  в  своей  небольшой  квартире.  Слава Афанасьев  погиб  на  войне. Какими   могли  бы  стать  большими  учеными  Геннадий  Затейщиков  и  Вячеслав  Афанасьев,  если  бы  не  разразилась  война  с  фашистской  Германией!


В  моей  статье  приведены  фамилии  лишь  немногих  знакомых  мне  людей, моих  соучеников,  погибших  вследствие  войны.  Как  известно,  победа  обошлась  Советскому  Союзу  ценой  не  менее  30  миллионов  человеческих  жизней.  Воспоминания  о  врачах,  медсёстрах  и  санитарах, с  которыми  мне  довелось  работать  вместе  во  время  войны  в  полку,   в  медсанбате  и  госпитале,  могли  бы  быть  темой  отдельной  статьи.  Хотелось  бы  надеяться,  что  человеческий  разум  восторжествует,  и  третья  мировая  война  с  ядерным  оружием  никогда  не  произойдёт.

 

 





<< Назад | Прочтено: 243 | Автор: Ногаллер А. |



Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы