RC

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

 Ефим Кнафельман

 

ТРУБА  СТРАХА

 

Служба на новом корабле (однотипная подлодка) началась с неприятного предложения проводить политические занятия, от которого невозможно было отказаться. Это было ударом по моей независимости – потерей сна в понедельник, когда предстояло встречаться с «любимым» личным составом. Первое моё занятие, к моему счастью и везению, оказалось и последним.

 

«Проявил политическую близорукость, национализм и однобокость в освещении темы «Герои-подводники ВОВ» – с такой формулировкой мне выписали «волчий билет» и отстранили от руководства политзанятиями на ближайший год. В чём заключалось моё идеологическое преступление? «Всего пару пустяков», как любил говорить Бабель устами своего героя: объяснил своим матросикам, что евреи были не только в тылу, но и на фронте, где пуле некогда разбираться в национальности. Дальше – больше! Отметил с педантичной точностью высокий удельный процент евреев по количеству Героев на единицу душ и т.д. Особо отметил известных подводных асов с еврейскими фамилиями (Самуила Нахмановича Богорада, Израиля Фисановича, Исаака Кабо и имевшего еврейских родителей Владимира (Вэлвла) Коновалова). Мне, конечно, этого простить не могли. Каждый третий в экипаже чётко и ясно докладывал о крамольных мыслях не только матросов, но с удовольствием «закладывал» и не всегда любимых офицеров. Организационные выводы меня обрадовали, но уже прояснилось облачное бесперспективное будущее.

 

Моим новым непосредственным начальником стал на год раннее выпустившийся и уже получивший очередное звание Анатолий Акимов – это позволяло ему как-то свысока смотреть на своего помощника. Я не переживал и с удовольствием подчинялся, делая его на какой-то момент счастливым – ведь это и есть признак добродетели! Хотя помнил, что нельзя её проповедовать, где она, в принципе, отсутствует: не такой уж был я щедрый! Если хорошо пораскинуть мозгами, то можно вспомнить, как по своей глупой наивности, ещё в курсантские годы, представил Анатолия своей милой знакомой. Тем самым проявил типично элементарное предательство по отношению к ней, а себя просто обокрал, потеряв надёжного друга с персональной отдельной жилплощадью. Уже не говорю, что она была очень мила и обладала высоким лбом и широкими скулами. К недостаткам знакомства со мной – было полное  исключение обуви на высоком каблуке. Даже несмотря на то, что утреннее измерение моего роста показывало с натяжкой 176 см. Это была самая настоящая «еврейская» трагедия, когда обрезанные несколько сантиметров могли сделать счастливыми меня и уже проданную в «рабство» будущую невесту Анатолия. Да, через месяц после выпуска Акимов настоял на смене фамилии уже бывшей моей милой знакомой, так как они прошли официальную экзекуцию в бюро Записей Актов Гражданского Состояния. Бывшие свидетели не могли гарантировать им будущую совместную счастливую жизнь, что и случилось впоследствии. За разбазаривание своих «кадров» я был наказан сполна. И правильно! Нельзя проповедовать добродетель, которая у тебя отсутствует! Была одна лишь неосмотрительная глупость, но она вызвала цепную реакцию в замкнутом пространстве совместного проживания. Пожинаем посеянное нами же!

 

Мне не повезло: подводная лодка последней в этом году должна была подтверждать задачу выхода экипажа из затонувшего корабля на глубине 12 метров. Эта глубина уже является коварной с присущими ей сопутствующими болезнями (баротравмой лёгких, кессонной и т.д). Все корабли уже успели подтвердить эту обязательную и очень ответственную задачу. Почему-то все вспоминают не к месту поговорку о спасении, где по сути своей конкретно идёт речь о руках, которыми спасающие себя просто гребут по воде, тем самым приближаясь к заветному берегу: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Можно было бы объяснить моё нежелание проходить эту задачу техническими трудностями, но на деле всё сводилось к элементарной трусости. Да, необходимо вещи называть своими именами, как это не прискорбно! Назовите мне того, у кого отсутствует страх, и я хотел бы посмотреть ему в глаза! Ложь никогда не являлась помощником в становлении мужского начала, особенно когда ваше тело находится в заполненном водой торпедном аппарате, и вы в стягивающей лицо маске, в полной темноте не видите ничего. На флоте некорректно выражались «темно, как у негра в жопе». Хотя все знают, что внутренние части тела имеют один цвет. В этот момент пробегает почему-то в памяти вся твоя жизнь, и заостряешь свою мысль на какой-то мелочной глупости, к выходу из аппарата не имеющей никакого отношения. Ты слышишь судорожное дыхание в аппарате впереди себя, в таком же облачении, несчастного подводника, который по-братски разделяет с тобой общее желание послать к «чёртовой матери» того, кто придумал эти муки! Хотя ты знаешь, что наступит момент, когда, уже после выхода, ты опять будешь тем, кто есть и рад будешь первой затяжке горькой сигареты и впереди предстоит «травля» (устное корабельное творчество) о том, как приятно проходить торпедный аппарат и ждать выдачи дополнительного водолазного пайка с обязательной протиркой спиртом дыхательной маски.  Но в отличии от моряков  ко мне приходила не раз уже возникшая мысль о том неверном шаге, который сделал в своей биографии, обманув своих родителей – они ведь не ведали о моей затее в выборе морской карьеры. Отвращение к этой экзекуции – выхода из торпедного аппарата – я получил при своём первом и единственном ещё опыте в училище, когда, преодолев внутренний разлад с собой, сжимая сердце и челюсти, выполз на свежий воздух, но не для того, чтобы забыть о пережитом. Для непосвящённых доходчиво объясняю: торпедный аппарат заполняется выходящими в изолированном снаряжении (3-4 человека), когда он ещё пустой. Затем закрывается задняя крышка торпедного аппарата (передняя, граничащая с забортной водой – закрыта). После всего этого приготовления заполняется водой торпедный аппарат, выравнивается давление с забортным, подавая воздух, открывается передняя крышка и выходят один за другим. 

 

  

 

Торпедные аппараты на подводных лодках служат не только для выброса смертоносного груза, но и для спасения подводников из затонувшей подводной лодки.

 


Так вот в этот раз я под предлогом каких-то недомоганий, попросил у командира разрешения пройти завтра с другой группой. Смерив меня презрительным взглядом, отпустил и приказал срочно лечиться, чтобы завтра быть готовым. Он - "Старый Морской Волк", прошедший на подводной лодке от звонка до звонка всю войну, имевший нюх не только в поисках неприятельских судов, к которым был беспощаден, также как и к людям с "двойным дном". Не напрасно носил редкую фамилию - Тарас Романович Лис. Он действительно был ЛЕГЕНДОЙ! Он отлично понимал, что от моего недомогания лекарство ещё не изобретено, но ко мне был снисходителен и пожелал "вылечиться".

Кому я мог рассказать о своём позоре и поделиться своими сомнениями? Конечно, с Женей Шехтером - моим давнишним другом. Евгений, погибший на "М-200", Саня Липский и Анатолий Акимов, о которых уже упоминал раннее, были "однокашниками". Когда я подошёл к Жене, чтобы излить недовольство своим же, заслуживающего презрения, поступком - стало ясным, что он уже в курсе развернувшихся событий вокруг моей персоны. Такое событие сродни ударной волне после атомного взрыва - распространяется мгновенно!

"Ты, как-видно, на секунду забыл, что - еврей! Мне очень стыдно за тебя и за себя не меньше! Немедленно повернись спиной ко мне и, пока ещё не успели прекратить "выходы", убеди Тараса Романовича (иначе к нему и не обращались, включая и иногда появляющегося для инспекций Главкома, служившего вместе с Лисом на Чёрном во время войны), что недомогания были настолько быстротечны, что ты готов к "труду и обороне". Ты его несколько озадачишь, но он одессит в третьем поколении и он догадается, что с твоей стороны это был розыгрыш - просто "хохма"!

Я благодарен Евгению Юрьевичу по сей день! В тот злополучный день я сдавал экзамен на звание "мужчины", которое с помощью близкого товарища и в последствии, одного из немногочисленных преданных друзей, выдержал. В дальнейшем проходил эту задачу с улыбкой и с лёгкостью. Правда, особого удовольствия как-то не замечал. Да, и у всех, кто проходил этот экзамен, характерные элементы страха, которые сопровождают всех, без исключения нормально живущих людей, присутствовали.






<< Назад | Прочтено: 210 | Автор: Кнафельман Е. |



Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы