RC

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

Проф. А.М.Ногаллер

гвардии майор  мед.службы

 

РАЗМЫШЛЕНИЕ О ДОЛГОЛЕТИИ

В настоящее время  средства  массовой  информации уделяют  много  внимания  вопросам  продления  жизни. По  среднестатистическим  данным,  в  первобытном  обществе  средняя  продолжительность  жизни  человека  составляла  29  лет, в  19  веке – 40  лет, а  в  21  веке – примерно 72 года, по-разному  в  различных  странах. Продлению жизни несомненно  способствует  ликвидация  острых  эпидемических  инфекционных  заболеваний  (чумы,  холеры,  тифов  и  др.), научно-технический  прогресс  с  ранней  диагностикой  заболеваний, успехи  фармакотерапии, более  рациональный  образ  жизни. В  мои  97  лет  меня  нередко  спрашивают,  в  чём «секрет  молодости», т.е. сохранение  умственной  и  физической  активности.  Никакого  секрета  нет.  Выражаясь  по-научному, всё  зависит  от  благоприятного  сочетания  генотипа (наследственности) и  фенотипа (условий  и  образа  жизни).  Многое  зависит от «Его  Величества Случая».


В  гериатрии (от  греч.  gérōn, старик + iatréia, лечение) различают  молодой  возраст  (до  40  лет), зрелый возраст  (40 - 60  лет),  преклонный  или  пожилой  возраст  (60  -  75  лет),  старость  (75  -  90  лет),  долголетие – свыше  90  лет. Нередко  преждевременную  смерть  объясняют  перегрузкой  на  работе, нервно-психическим  или физическим  переутомлением. Эти  факторы  имеют  обычно  лишь  дополнительное  провоцирующее  значение.  В  большинстве  стран  эпидемии  инфекционных  заболеваний  в  настоящее  время  удаётся  предотвратить. Реже  наступает  смерть  от  воспаления  легких, которое  в прошлом  часто  было  причиной  кончины  людей  в  любом  возрасте. В  настоящее  время  люди  гибнут  преимущественно  от  атеросклероза  сосудов и  его  осложнений  (инфаркт  миокарда,  инсульт), от травм  бытового, транспортного  или  военного  происхождения. Реже  встречается  ВИЧ – вирусный  иммунодефицит  человека, проявляющийся  нарушением защитных  сил  организма.  Мне  в  своей  жизни  пришлось  переболеть  почти  всеми  детскими  инфекционными  болезнями,  участвовать   в Великой  Отечественной  войне, переносить  большие  нервно-психические  нагрузки. Вспоминается, что  нередко  неблагоприятное  событие  в  жизни  имело  и  положительную сторону (нет  худа  без  добра). И  наоборот:  казалось бы благоприятное  событие  оказывало  отрицательное  влияние  на  дальнейшую  жизнь (каждый  плюс  имеет  свой  минус).  В  дальнейшем  я  постараюсь  подтвердить  сказанное  событиями  из  своей  долгой   жизни.

 

 ДЕТСТВО

Я  родился  22  мая  1920  года  в  поезде  около  станции  Лозовая, недалеко  от  г. Харькова.  Родился  я  доношенным,  но  небольшого  веса – 2,5 кг. Моему  отцу  удалось устроить  беременную  жену  в  санитарный  поезд, спасаясь  от  бушевавших  тогда  на  Украине  петлюровских  банд. Отец  служил  тогда  в  одном  из  отрядов  Красной Армии. Вся  наша  семья  благополучно прибыла  в  Mоскву,  где  уже  находились  родители  и  брат  матери. Отец,  Ногаллер Михаил  Генрихович, родился  в  Латвии (в  Курляндии, селении Ногале). До  первой мировой войны  отец получил  высшее  юридическое  образование  в  Петрограде, а  в  Москве  получил  должность  ученого  секретаря ГУСа (Государственный  Ученый  Совет), выполнявшего функции  Министерства  народного  образования. Нам  предоставили  квартиру в освободившихся  кельях  Страстного  монастыря,  находившегося  на  нынешней  площади  Пушкина.  Во  время  гражданской  войны отец  заразился  инфекционным заболеванием – эпидемическим  энцефалитом,  которое  привело  к  развитию  паркинсонизма.  Он  10 лет  находился  в  больнице  для  хронических  больных  в  селении Владыкино  под  Москвой  и  умер  в  1939 году в возрасте  44 лет.  


Моя  мать,  урожденная  Клебанская  Юдифь  Яковлевна, умерла  в  72 года от повторного  инфаркта  миокарда.  Её родители  (отец Клебанский  Яков Юрьевич и мать Анна  Львовна Гутсон) до  войны  жили  в  Литве, в  городе  Ковно (Каунас). У  них  было  пятеро  детей. Старший, Александр, до  войны  получил  образование  врача в Петрограде. Заразившись  сыпным  тифом, он  умер  в  молодом  возрасте  в  начале  1920  года. В  память о нём  меня  тоже  назвали  Александром.  Вторым  ребенком  по  старшинству  у  супругов Клебанских  была  моя  мать – Юдифь. В  1895  году  родился  сын  Михаил, а  спустя  несколько  лет – сын  Григорий.  Последним  ребёнком  была  дочь  по  имени  Генриетта (Геня). Мой  дядя  Михаил Клебанский,  по  образованию  юрист,  прожил  76  лет. Он  умер  вскоре  после  того,  как  его  невестка  поместила  в  дом  престарелых. Оба  его  сына,  Александр  и  Виктор, умерли  в  возрасте около 60  лет. Вероятно,  им  достались  гены  матери,  Любови  Соломоновны,  умершей  рано. Возможно,  мне  достались  гены  дяди  Миши. Григорий  был  убит  в  своей  квартире  соседом-психопатом. Тяжело  были  ранены  его  жена Дуся  и  дочь Шура. Младшая  из  семьи  Клебанских, Генриетта, страдала   пороком  сердца  и  умерла  в  возрасте  около 50 лет. Дедушка Яков Юрьевич Клебанский  умер  во  время Отечественной войны,  а  бабушка  Анна Львовна – вскоре  после  её  окончания. Оба  прожили  около  70  лет. Оставшиеся  в  живых  после  окончания  войны  родственники по линии Клебанских-Гутсон  сделали  в  Москве  семейную  фотографию.

 

Семья  Клебанских-Гутсон

Дедушка по  отцовской  линии  Генрих  Ногаллер  жил  в  Риге. Его  жена,  моя  бабушка, умерла   в молодом возрасте  после  третьих  родов. Генрих  Ногаллер  вместе  со  своей  второй  женой  и их совместной дочерью  погиб  во  время  немецко-фашистской оккупации в концентрационном  лагере  Саласпилс,  недалеко  от  Риги.


В  двадцатые  годы  прошлого  века  в  первый  класс  школы  дети  поступали  обычно  в  8  лет. По  воле  родителей  я  поступил  в  школу в  семь  лет.  Это,  казалось  бы,  незначительное  событие  сыграло  в  моей  жизни  большую  роль, ибо к  началу  Отечественной  войны  я  успел  закончить  медицинский  институт.  Неизвестно,  как  сложилась  бы  моя  судьба, если  бы  во  время  войны  я  не  был  бы  уже  врачом. Моя  школа-семилетка  находилась  относительно  далеко  от  места  жительства, вблизи Самотёчной  площади. Дорога  в  школу  занимала  более  получаса, но  я  ходил  в  школу  и  обратно  в  свои  семь  лет  самостоятельно,  ибо  автомобильное  движение  было  в  то  время  очень  незначительным. После  окончания  семилетки  специальная  комиссия с  помощью  определённых  тестов  рекомендовала дальнейшее направление  учёбы   выпускника:  в  полную  среднюю  школу, ФЗУ (фабрично-заводское  училище)  или  Рабфак (рабочий  факультет). Я  всегда  был  тугодум  и  не  очень  успешно  выполнил  заданные  тесты. К  счастью,  эти  тестовые  испытания  вскоре  отменили . Это  дало  мне  возможность  поступить  в  полную  среднюю  школу  N 28,  недалеко  от  Страстной  площади. Школу  я  закончил  круглым отличником, что  давало  возможность  поступить  в  любое  высшее  учебное  заведение (ВУЗ)  без  экзаменов.  Золотых  и  серебряных  медалей  тогда  еще  не  было. В медицинский институт  я  поступил  в  1937  году  и  к  началу  войны  был  уже  на  пятом, последнем тогда курсе  института. Вначале  мы  вместе  со  моим  одноклассником  Игорем  Вольпе  подали  документы  и  были  приняты на  физический  факультет  МГУ (Московского  госуниверситета). В  то  время  об атомной  энергии, а тем более бомбе  не  было  и  речи. Выпускники  университетов  работали преимущественно в  качестве  преподавателей в школе. Поэтому  Игорь  легко  убедил  меня передать  документы  в приемную комиссию 1 - го  Московского  медицинского  института  им. И.М.Сеченова,  которая находилась  в том же  дворе  на  улице  Моховой. Быть  может,  приобретение  медицинской  профессии  способствовало  моему  долголетию,  ибо  смертность  на  войне  среди  врачей  была  ниже,  чем  среди  строевых  или  технических  военнослужащих.


Когда  22 июня  1941  года  началась Великая  Отечественная  война, нас  вызвали  с летней  практики  в  Москву  для  продолжения  учебы. 


2  августа  1941  года  я  с  Миррой (Марианной) Медовой оформил  брак. Я  был в нее  влюблен  еще  с  первого  курса,  и  мы  вместе  были  на  летней  практике.  В  это время  в  стране  была  уже  введена  карточная  система  на  продукты  и  одежду,  но нам  удалось  отметить  бракосочетание,  купив  по  порции  мороженого,  которое еще продавалось  свободно.  Как-то  на  одной  из  улиц  к  нам  подошла  цыганка и предложила  погадать  по  руке.  Мне  она  нагадала  долгую  жизнь, а  жене  сказала общие  фразы  о радостях и трудностях  в  жизни.  Мы  ей  не  поверили, т.к. уже  шла война  и  мне  предстояло  вскоре  отправиться  на  фронт.  Но предсказание  цыганки оправдалось:  я  прожил  долгую  жизнь,  а  жена  тяжело  заболела  после  выхода  на пенсию  в  57  лет  и  умерла  на 88-м году жизни.  

Учеба  в  институте  мне  давалась  довольно  легко,  у  меня  была  хорошая  память, я  занимался  в  научном  кружке  по  биохимии,  активно  участвовал  в   общественной  работе, был членом   комитета  комсомола  факультета.  В  связи с  широким  празднованием  60-летия И.В.Сталина, который  родился  29.12.1879 г., в  вузах  ввели  для  студентов  Сталинские стипендии.  Я  был  одним  из  первых  Сталинских  стипендиатов  в  нашем   институте, о  чём    даже  была заметка  в  газете «Правда».

 

ВОЙНА

Когда немецко-фашистские  войска  оказались  на  подступах  к  Москве,  нам  досрочно, без всяких  госэкзаменов в начале октября 1941 года  по  приказу  наркома  здравоохранения   СССР  выдали дипломы об  окончании  института  с  присвоением  звания  врача. Всех  мужчин  направили  на  призывные  пункты  в  действующую  армию. Я  получил  назначение   на  должность  старшего (и  единственного) врача в  703  ЛАП  (легкий  артиллерийский  полк) 5-й  Армии,  снабженной 45-  и  76-мм пушками.  Задачей  полка  было  стрелять  по  наступающим  танкам  и  пехоте, а  также  по самолетам-бомбардировщикам. Наш  полк  находился  на  западном  фронте.  С  упорными  боями мы  отступали  от  города  Можайска  до  станции  Кубинка, где  наступление  немцев  было  приостановлено.  В  результате  упорных  боев  наш  полк  потерял  около половины  личного  состава  и  орудий. После  кратковременного  пребывания  в  тылу  703 полк  был  преобразован  в  ИПТАП – истребительный  противотанковый  артиллерийский  полк. Задачей  его  было  бить  прямой  наводкой  по  наступающим  танкам  по  Минскому  и  Можайскому  шоссе.


Во  фронтовых  условиях  всегда  есть  вероятность  погибнуть  от  артиллерийского  обстрела, бомбардировок,  несчастных  случаев.  Мне  повезло  пройти  всю  войну  от  Москвы  до  Берлина  без  серьёзных  увечий. Однако  о  некоторых  эпизодах,  грозивших  мне  смертельной  опасностью,  мне  хотелось  бы  рассказать.


Как то  раз  вечером  я  направился  на  одну  из  батарей вместе  с  её  замполитом П.  Батарея  находилась  на  передовой  позиции, на лесной  поляне. Вдруг в лесу  мы  слышим  немецкие  голоса,  окружавшие  нас  почти  со  всех  сторон. Мы  поняли, что  немцы  хотели  захватить «языка»  т. е . одного  из  солдат  Красной  Армии. Замполит  предложил  мне  сдаться,  но  положение  было  еще  не  безнадежным. Я  решил  ползти  в  направлении  нашей  базы  и  вскоре  очутился  в  канаве,  из  которой  можно  было  напрямик  пробраться  к  нашей  базе. Замполит  последовал  за  мной.  И  мы  оба  благополучно  добрались  до  штаба  полка. Замполит  просил  меня  никому  не  говорить  об  этом  эпизоде,  и  я  честно  выполнил  это  обещание.  Вскоре  его  перевели  в  другую  воинскую  часть.


Во время  пребывания  на  фронте я, как  и  другие,  нередко  подвергался  вражеской  бомбардировке и артиллерийскому  обстрелу. Об  одном  таком  эпизоде  мне  хотелось  бы  рассказать  подробнее. В  начале  1942  года  наша  медсанчасть  распологалась  в  лесу. Мы  сами  вырыли  себе  землянку. Это не было, конечно, настоящей «землянкой в три наката», но построить хороший блиндаж нам вчетвером (военфельдшер Юдин, санинструктор Мазнев, шофер Земцов и я) было не по силам. Однажды по нашим позициям начался артиллерийский обстрел, и один из снарядов взорвался в непосредственной близости от нашей землянки. К счастью, это не было прямым попаданием, но всё же бревна обрушились, и одно из них ударило меня по голове. Контузия была довольно легкой, хотя я несколько дней плохо слышал, чувствовал небольшое головокружение и тошноту, но на такие пустяки было не принято тогда обращать внимание. Вскоре всё прошло, и я даже забыл об этом происшествии, но через  10 - 12 лет стали появляться эпилептоидные приступы с судорогами и кратковременной потерей сознания. А ведь  удар  упавшим  бревном  в  землянке  мог  бы закончиться  и смертельным  исходом!  Спустя  некоторое  время  после  контузии   у  меня  стала  появляться  отдышка  при  физической  нагрузке. Когда  в  наш  полк  приехал  для  проверки  работы  медсанчасти  армейский терапевт, я  попросил  его  послушать  меня. Он  обнаружил  воспаление  легких и  выписал  направление  в  госпиталь  для  стационарного  лечения. В  этом  отношении  мне  тоже  повезло,  ибо  болезнь  была  ещё  в  незапущенной  форме.  Я  попал  в  госпиталь  в  самой  Москве  на  базе  института им. Обуха. После  выписки  из  госпиталя  меня  направили  в  медсанбат  стрелковой  дивизии  29-й  Армии, располагавшейся  северней  Москвы.  Во  время  перерыва  между  боевыми  действиями должна  была  состояться  врачебная  конференция.  Главный  терапевт госпиталя поручила  мне  сделать  доклад  о  проникающих  ранениях  грудной  клетки, т.к.  у нас находилось  несколько  подобных  раненых.  Я  подготовил  сообщение, но конференция  не  состоялась, т.к.  началось  наступление  нашей  армии. Вскоре  наш  медсанбат  перевели  в  состав  вновь  образованной  2-й  Танковой  Армии. В  этом  армейском  хирургическом  полевом  подвижном  госпитале  (ХППГ 180) я  работал  до  конца  войны  и  продолжал  собирать  свои  наблюдения  в  отношении  ранений  грудной  клетки.


Случайно  в  нашем  госпитале  была  свободная  вакансия  хирурга,  и когда  мы  проезжали  через  Москву,  моя  жена  Мариам Лазоревна Медовая  добровольно отправилась  с  нами  на  фронт. Во  время  знаменитого  танкового  сражения  на  Орловско-Курской  дуге  мы  располагались  в  лесу  в  шалаше, а  операционная  и  перевязочная  находились  в  палатках. Враг  пытался  взять  реванш  за  поражение  под  Сталинградом и  окружить   продвинувшиеся  на  запад  наши войска. Несколько  дней  не  было  эвакуации раненых, поступления  продовольствия  и  снабжения   госпиталя. У  раненых  и  персонала  появилось  большое  количество  вшей,  возникла эпидемия  сыпного  тифа. Одна  наша  медсестра,  Мария Додонова,  умерла  в  этот  период  от  тифа. Появились миксты – т.е. раненые и больные  сыпным  тифом  одновременно. Лишь  после  разгрома  немецко-фашистских  войск  в  районе Поныри  Красная  Армия начала  своё  непрерывное  наступление  на  Запад.


Для  меня  одним  из  опаснейших  периодов  войны  было  прибытие  эшелона  с  нашим  госпиталем  на  станцию  Дарница  под  Киевом. По  дороге  к  Киеву наш поезд подвергся налету фашистских бомбардировщиков, поезд остановился, все выбежали и стали разбегаться в разные стороны, прячась в ямы и канавы. Вскоре советские истребители отогнали вражеские бомбардировщики, подбив один из них, который, пылая, упал где-то в степи, а наш поезд продолжил  благополучно  путь на юго-восток без каких-либо существенных жертв. А вот предыдущему эшелону, в котором переезжал терапевтический госпиталь Ноткиной, повезло меньше. Там прямым попаданием разбомбило много вагонов и пострадало немало людей. Наши госпитали нередко располагались по соседству.  Мы немного знали друг друга, а как-то даже в период затишья устроили совместный вечер самодеятельности.  Поэтому на меня особенно тягостное впечатление произвела гибель врача – молодой, красивой темноволосой женщины, Вали Гагановой, которая очень задушевно исполняла на вечере песню про одесского Костю-моряка, тогда впервые мною услышанную. Еще более тяжелое впечатление осталось в памяти от Дарницы, крупного железнодорожного узла  вблизи Киева. Наступавшие войска Красной  Армии,  эшелоны с орудиями и танками подверглись незадолго до нашего прибытия ожесточенной бомбардировке. Возникли пожары, взрывы, уничтожавшие всё вокруг. Когда мы подъехали, еще ощущался запах дыма и жареного мяса, валялись разбитые вагоны, искореженные рельсы, орудия и разбросанные части человеческих тел. Мне не раз приходилось видеть убитых солдат и командиров, замерзшие трупы, но такую картину уничтожения увидел в первый и, к счастью, в последний раз.


Спустя  70  лет  в Дарнице  открыли мемориальный  комплекс и новый  парк. К  70-летию  Победы  железнодорожники  Дарницы  торжественно  отметили  юбилей.

Празднование  70-летия  Победы  в  Дарнице.

Не  останавливаясь  на  боевых  операциях  по  освобождению  от  немецко-фашистских  войск  Румынии,  Белоруссии, Польши, восточных  районов  Германии, остановлюсь  только  на  битве  за  Берлин.


Наш  госпиталь  располагался в  предместье  Берлина – городе Бух. Там до войны были больничные корпуса, принадлежавшие Берлинскому университету им. Гумбольдта. По сравнению с условиями предыдущих лет здесь было очень удобно как для операционной и перевязочной, так и для госпитального отделения.


Уличные  бои  в  городе  были  очень  ожесточенными.  В  госпиталь  непрерывно  поступали  раненые,  некоторые  приходили  даже  пешком. Медикам  приходилось  работать и  днём, и  ночью  лишь  с  небольшим  кратковременным перерывом.


В конце апреля 1945 года постепенно до многих немцев дошла бесперспективность дальнейшего сопротивления. Появились большие группы немецких солдат и офицеров, бросивших оружие и просивших сопроводить их под конвоем до лагеря военнопленных, чтобы не прикончил кто-нибудь из советских солдат под горячую руку. Но не все немцы были настроены сдаваться. Уже в предместьях Берлина шли ожесточенные бои, а отдельные группы вооруженных гитлеровцев пытались вырваться из окружения, уничтожая всё на своем пути. При встрече с ними за две недели до окончания войны погиб начальник соседнего госпиталя Титов.


Однако война продолжалась, и однажды произошел следующий эпизод. Выходившая из Берлина группировка вооруженных фашистов двигалась по направлению к нашему госпиталю. Всем свободным от операций было приказано проверить оружие и подготовиться к бою. Я был занят в это время эвакуацией раненых, стараясь отправить как можно больше людей в тыл. К счастью, всё обошлось благополучно, и воевать медикам не пришлось. Командование  Красной  Армии хотело  закончить  войну  и  водрузить  Знамя  Победы  над  Рейхстагом  к  первомайскому  празднику. Удалось закончить  войну,  как  известно,  к  9  мая 1945 года.

 

ЗРЕЛЫЕ  ГОДЫ

В 1946 - 51 гг. я работал  в  клинике  Института  Питания Академии  медицинских  наук  СССР. По  материалам прошедшей  войны  мне  удалось  оформить  и  защитить  в 1947 г.  в  1 - м Московском  мединституте  им. Сеченова кандидатскую  диссертацию на  тему «Проникающие  ранения  грудной  клетки». В  связи  со  сложившейся  в  стране  обстановкой  в  канун  официального  обьявления  о «Деле  врачей»  меня  перевели  из  столицы  на  Кавказ, в  Пятигорский  бальнеологический  институт. Это  неблагоприятное  событие было  использовано  мною  для  накопления  клинических  наблюдений  об  эффективности  лечения  больных  с  заболеваниями  желчных  путей  на  Ессенктукском  курорте.  Накопленный  опыт  позволил  мне  оформить диссертацию  на  соискание ученой  степени  доктора  мед. наук и  защитить  её  в Москве в  1960 г. По  конкурсу  я  был  избран  на  должность  зав. кафедрой  терапии  в 1959 г. Астраханского,  а  в  1967 г. – Рязанского  мединститута  им. И.П.Павлова. В  Рязани  я  проработал  до  выхода  на  пенсию  в 1996 г. Эти 29 лет  были  наиболее  плодотворными  в  лечебном, научном  и  педагогическом  отношении. Мне  приходилось  часто  выезжать  на  консультации  больных  в  районы  Рязанской  области, а  с  научными  докладами – в  различные  города  страны  и  за границу. Я  как-то  подсчитал,  что  в  течение  одного  года  мне  довелось  летать  на  самолете  шесть  раз! К  счастью, все  автомобильные,  железнодорожные  и авиационные  переезды  завершались  благополучно. В  возрасте  около  60  лет  у  меня  стали  появляться  изредка  сердечные  загрудинные  боли. Я  решил  заняться  бегом  трусцой.  Этот  вид  спорта  был  тогда  очень  популярен. Я  бегал  несколько  раз  в  неделю  по  20 – 30 минут   перед  ужином. В Астрахани вместе  с  женой мы  ходили  летом  вечером  купаться  в Волге, а позднее я регулярно посещал  плавательный  бассейн. К  сожалению,  жена  после  переезда  в  Рязань  начала  болеть. Вначале  был  обнаружен  тиреотоксикоз, вследствие  чего ей в  Москве  была  сделана  операция  на  щитовидной  железе. Однако  состояние  Мариам  Лазоревны  не  улучшилось, а  прогрессивно ухудшалось. Она  была  вынуждена  выйти  на  пенсию,  выполнение  домашней  работы  стало  затруднительным. Я  продолжал  интенсивно  работать  в  клинике  и  дома  над  книгами  и с диссертантами  и  не  мог  уделить  достаточного  внимания  жене. Сменявшиеся  домашние  работницы  не  могли  удовлетворить  требованиям  по  ведению хозяйства  и  уходу  за  больным. У  Мариам  Лазоревны  нарастала  слабость, снизились  способность  к  передвижению  и умственная  деятельность.  Врачи  диагностировали  у неё водянку  головного  мозга (гидроэнцефалопатия).  В  1987  г. её  взяла  к  себе  наша  дочь  Анна,  которая  перевезла  её  вначале  в  Астрахань, а  затем  в  Израиль. Более  10  лет  Мариам  Лазоревна  была  прикована  к  постели  и  умерла  в  2006 г.  У  Мариам  Лазоревны  была  плохая  наследственность – рано  умерли  родители,  сестра  и  три  брата.  Хочется  надеяться, что  нашим  детям  (дочери  Анне  и  сыну  Владимиру)  досталась  хорошая  наследственность.

 

СТАРОСТЬ

После  моего выхода  на  пенсию  и  в связи  с  перестройкой  в  стране  я  вместе  с  семьёй  сына  Владимира переехал в 1996 г.  на  постоянное  место  жительства  в  Германию. 12 лет  я  прожил  в городе  Бамберге, самостоятельно  вёл  хозяйство,  хотя  мне периодически  в  этом  и  помогали  некоторые  женщины,  в том числе  из  фирмы  по  уходу  за  пожилыми  людьми.  В  средствах  массовой  информации  было  сообщение, что статистические данные  свидетельствуют  о  том,  что  продолжительность жизни  женатых  мужчин  якобы  больше,  чем  холостых.

 

Я  регулярно  ходил  в  бассейн, на каток, ездил на велосипеде и катался на лыжах, занимался  утренней  гимнастикой. Питание  моё  было  разнообразным,  но  умеренным  по  калорийности. Старался  соблюдать  режим дня,  вовремя  ложиться  спать, принимать  пищу  три  раза  в  день  в  определенные  часы. До  сих  пор  я  продолжаю  заниматься  гимнастикой  утром  и  вечером, а также крутить  педали велотренажера и стараюсь  дышать  свежим  воздухом  20 – 30  минут  на  балконе  перед  сном (фото).


В  Германии  наряду  с  житейскими  и  бытовыми  вопросами, а также литературной  деятельностью (мной  написано  16  книг и  около  300 научных  и  популярных  статей) важное  значение  имела  проблема  здоровья. Мне  повезло,  что  лечащий  врач-уролог  вовремя  заметил  у  меня  наличие  злокачественной опухоли,  которая  своевременно  была  удалена 8 лет назад. К  сожалению,  моя  сестра  Фредерика, младше меня на пять лет, проживавшая в Москве, умерла  в 2012 г.  от  рака  молочной  железы, который  не  был  своевременно  диагностирован  и  удалён.  Следует  признать, что  преждевременный  уход  из  жизни  нередко  наступает  по  вине  врачей  или  самих  больных,  которые  слишком  поздно  обращаются  за  медицинской  помощью. Иногда  смертельная  болезнь  протекает  незаметно  или  вообще  не  поддаётся  современному  лечению.


В  старости  у  меня  иногда  повторялись  обмороки   как  следствие  перенесенной  контузии и возрастных  склеротических  изменений  сосудов. К  счастью, потеря  сознания  и  падение  не  сопровождались  серьезными  травмами.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Резюмируя  всё  вышеизложенное, следует  еще  раз  подчеркнуть,  что  продолжительность  жизни  человека  зависит  от  наследственности, образа  жизни  и многих  случайных  факторов. На  мой  взгляд, генетический  фактор играет роль примерно  в  30 %, образ  жизни – также в 30%, а случайные  факторы имеют  значение в 40 – 50% случаев. Иными  словами, долголетие в половине  случаев  зависит  от  благоприятного  сочетания  различных  случайных  факторов, от  судьбы  или,  как  говорят, «Божьей  воли». О  роли  наследственности  свидетельствует  повседневный  жизненный  опыт,  но  ген,  определяющий  продолжительность  жизни,  пока  еще  не  обнаружен.  При  многих  заболеваниях  наследственного  характера  уже  известен  ген, вызывающий  данное  конкретное  заболевание (например,  гемофилия, близорукость и др.). В  большинстве  же  случаев  обнаруживается  лишь  наследственная  предрасположенность к  тому  или  иному  заболеванию. Впрочем,  о  генетическом  фонде  предков  большинство  людей  не  имеет   представления.


Недавно  в  Интернете  было  сообщение  об  обнаружении археологами в  альпийском  леднике  Тирольской  мумии  45-летнего мужчины.  Возраст мумии  определен  в  5000 лет. Исследователи  обнаружили  в  сосудах  сердца  и  головного  мозга  мумии  атеросклеротические  изменения. Автор  статьи  делает  не  вполне  правильный  вывод,  что  всё  зависит  от  генетического  фактора,  а  не  от  условий  жизни. Понятно,  что  условия  жизни  современного  и  первобытного  человека  резко  отличаются.  Однако  атеросклероз  имел  место  и  в   далекой  древности.  Многое  зависит  от  индивидуальных  особенностей  того  или  иного  человеческого  организма.


Тирольская мумия.


У  разных  людей  наследственная  предрасположенность  к  продолжительности  жизни  может  значительно  отличаться.

Образ  жизни  человека определяется  особенностями  питания,  физической  и  нервно - психической нагрузки, климатических  и  бытовых  условий. Калорийность  пищевого  рациона  должна  соответствовать  энергитическим  затратам  организма, зависящим  преимущественно  от  степени  физической  нагрузки и  возраста.   Избыточное  питание и  малоподвижный  образ  жизни  современного  человека  способствует  ожирению, гипертонии  и  атеросклерозу сосудов  с  его  осложнениями (инфаркт  миокарда,  инсульт  головного  мозга  и  др.).  Физиологической  нормой  для  суточного  пищевого  рациона  взрослого  человека  является  2500 - 3000 калорий. В  рацион  должно  входить  примерно  100  грамм  белка, 80 - 100  г.  жира  и  350 - 400 г.   углеводов,  а  также  достаточное  количество  минеральных  солей,  витаминов,  жидкости. В  то же  время  недостаточное  питание  и  голодание,  как  показали  научные  исследования  в  блокадном  Ленинграде  и  ряде   африканских  стран, также  способствуют  развитию  атеросклероза.  Одно  время  рекомендовалось  для  улучшения  работы  мозга  употреблять   большое количество  сахара,  а  в  настоящее  время считается целесообразным   его ограничивать в пищевом рационе для  снижения  риска  диабета  и  ожирения.  Для  уменьшения  вероятности  развития  атеросклероза  рекомендовалось  ограничивать  в  пищевом  рационе  богатые  холистерином  продукты – яйца,  сливочное  масло,  сало  и  пр. В   настоящее  время  доказано,  что  количество  поступающего  с  пищей  холестерина  имеет  гораздо  меньшее  значение,  чем  эндогенное  образование его, т.е. в  самом  организме  в  процессе  обмена  веществ. 


В  Интернете, популярных   журналах  и  других  средствах  массовой  информации часто  рекомендуются  продукты,  которые  обладают  способностью  лечить  или  предупреждать  различные  заболевания. Так,  сообщалось  о  возможности лечить  и  предупредить  многие  заболевания  и  даже  рак  большим  количеством  фруктов  и  овощей,  как экзотических (авокадо,  семена  чиа, семена  плодов, морские  водоросли, куркума,  соя  и  её продукты, ), так и общепринятых (лук,  чеснок,  томаты, капуста, рыба,  орехи,  клубника,  малина). Подчеркивается  значение  содержания  в  них  антиоксидантов,  тех  или  иных  минеральных  солей, витаминов  и  микроэлементов. Нередко  им  приписывается  роль  панацеи,  т.е.  средства  от  всех  недугов.

   

Куркума                       Семена чиа.              Морские  водоросли.

В морских водорослях присутствует соединение, которое обладает мощными способностями в борьбе с онкологией. К такому заключению пришли американские исследователи из Университета Орегона, обнаружившие в этом морепродукте новый микроэлемент с противораковым свойством.  Компонент, о котором идет речь, известен химикам под своим латинским названием coibamide A.

В  то  же  время  далеко  не  все  больные  хорошо  переносят большое  количество  фруктов  и  овощей,  которые  могут  вызвать  обострение  желудочно-кишечных  расстройств  вследствие  усиления  выделения  желудочного  сока, а  также  бродильных  процессов  в  кишечнике. Немаловажное  значение  имеет  режим  питания, т.е. приём пищи  в  определённые  часы. Не  рекомендуется  обильная  еда  непосредственно  перед  сном  и,  наоборот,  сон  на «голодный  желудок», т.е.  приём  пищи  более  чем  за  5 - 6  часов  до  отхода  ко  сну. Оптимальным  считается  приём  небольшого  количества  пищи  за  2 - 3 часа  до  сна.  Считается, что  на  завтрак  и  обед рекомендуется  употреблять  по  40 %, а  на  ужин – около  20 %  колоража  суточного  рациона.

В  понятие  здорового  образа  жизни  входит  не  только  характер  питания, но  и  рациональное  сочетание  психо - эмоциональной и  физической  нагрузки  с  одной  стороны и покоя – с  другой.

 

Здоровая старость.

Считается, что  взрослый  человек должен  спать  около  8  часов  в  сутки,  а  дети  и  старики  нуждаются  в  более  продолжительном  сне. Важное  значение  имеет  исключение  вредных  привычек – курение, злоупотребление  алкоголем, лекарственными  и  наркотическими  средствами. Курение  способствует  заболеваниям  дыхательной  системы  и  склерозу  сосудов. Употребление большого   количества  алкогольных  напитков  вызывает  поражение  печени,  нервных  клеток, других органов и  систем  организма, в  особенности  нервно - психической  сферы. В  литературе  имеются  сообщения  о  долголетии  некоторых  знаменитых  лиц,  куривших  и  злоупотреблявших алкоголем, но,  как  известно, «нет  правил  без  исключения».


Умеренная  нервно - психическая  нагрузка  необходима  для  современного  человека, ибо  каждый  орган  требует  соответствующей  тренировки. Однако избыточная  умственная  деятельность  может  вызвать  перенапряжение  нервных  клеток  и  неблагоприятное  воздействие. Положительные  эмоциональные  факторы  оказывают  полезное  влияние  на  организм,  а  отрицательные  могут  ему  навредить.  Оптимистический  настрой  человека, несомненно,  оказывает  благоприятное  влияние  на  организм, тогда  как   депрессия  ухудшает  течение  многих  заболеваний. Нередко  старые  люди чувствуют  себя никому не нужными и  даже  в тягость окружающим, в том  числе  детям  и  внукам.  Отсюда  возникают депрессия, апатия  и  желание  поскорее  уйти  из  жизни. С  другой  стороны, если  старые  люди  ощущают к себе  внимание, уважение и заботу, то это  способствует  продлению  жизни.  Большое  значение  имеют  взаимное  уважение   и  любовь  между  мужчиной  и  женщиной. Важно,  чтобы  старые  люди  имели  какие - либо  желания  и  интерес к жизни. Самовнушение  благоприятного  исхода  заболеваний,  молитва,  безусловно,  могут  оказать  положительное  воздействие и устранять функциональные нарушения  моторной, секреторной  и  гормональной  деятельности  органов, вследствие  чего улучшается  и  самочувствие  людей, способствующее  продолжительности  жизни.


Малоподвижный  образ  жизни оказывает неблагоприятное  воздействие  на  её  продолжительность. Мышечная  активность  необходима  для  нормальной  деятельности  сердечной, дыхательной и  нервной  систем  организма. Однако  физическая  перегрузка может  оказать  и  неблагоприятное  воздействие.  Продолжительность  жизни  выдающихся  спортсменов не  больше,  чем  у  обычных  людей,  а  нередко  даже  меньше. 


Таким  образом, неблагоприятное  воздействие  на  продолжительность  жизни  могут  оказывать  как  избыточное,  так  и  недостаточное  питание, психические  и  физические  перегрузки  или  их  полное  исключение. Как говорит  старинная  латинская  поговорка, «Omne  nimium  nocet» – всё  излишнее  вредит.  Известна  зависимость  продолжительности  жизни  от  многих  случайных факторов: военных  и  бытовых  травм, транспортных  аварий, преступных  действий. Можно  надеяться,  что  и  в  дальнейшем  продолжительность  жизни  людей  будет  возрастать,  если  прекратятся  войны,  улучшатся  бытовые  условия, диагностика заболеваний  и  качество  лечения, а  научно-технические  достижения  будут  направлены не  во  вред, а  только  на  благо  человечеству.

Проф. А.М. Ногаллер

 





<< Назад | Прочтено: 233 | Автор: Ногаллер А. |



Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы