RC

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

Анатолий Марголиус

Мои воспоминания 

(продолжение)

 

Поездки в Трускавец и на Кавказ. Наш сад.

  

        Как я уже писал, в 1957 году у меня обнаружили камни в почках, причём после выхода одного камня через короткое время образовывался новый камень. Поэтому с 1965 по 1998 год я почти ежегодно  лечился  и  отдыхал в Трускавце. Как научный работник я имел большой отпуск – 36 рабочих дней. Я не всегда использовал отпуск полностью, неспользованнык дни накапливались, и я мог 2 -3 раза в году отдыхать ещё где-нибудь.

Трускавец – это небольшой город в Западной Украине, самый лучший урологический курорт в мире. Он славится минеральной водой «Нафтуся» и своим климатом.. «Нафтуся» обладает укникальными мочегонными свойствами и способствует выходу камней из почек. Климат благоприятен для урологических больных: летом дождь может идти 5 раз в день и сразу выглядывает солнце.

Трускавец расположен в предгорьях Карпат, все улицы в городе имеют большой уклон. Отдыхающие сочинили такой стишок:

 

На одной горе обед,

На другой горе бювет,

Посредине между ними

расположен туалет.

 

Благодаря свойствам «Нафтуси» посещать упомянутое заведение приходилось очень часто, иногда больше 20 раз в день. Общественных туалетов в Трускавце было явно недостаточно. Отдыхающим иногда приходилось очень туго. Однажды я был свидетелем того, что из-за какой-то поломки остановилось большое колесо обозрения, расположенное в парке. Все кабинки были заполнены взрослыми и детьми. Ремонт колеса длился больше часа. Как в такой ситуации  вели себя люди, я точно не знаю.

Когда я только начал туда ездить, цены  в Трускавце были баснословно низкие:  квартира стоила 1 рубль в сутки, трёхразовое питание в столовой – 3 рубля. Путёвки в санаторий  на предприятиях  давали бесплатно или за 30% стоимости, но доставались они только начальству. За всё время я был в санатории  4 раза. Обычно я жил на частной квартире (чаще всего 2 -3 человека в комнате), питался в столовой и трижды в день пил «Нафтусю» - вода была бесплатной. К врачу я ходил до поездки, так как больше доверял днепропетровским врачам. Об успехе лечения говорит то, что за всё время у меня самопроизвольно вышло из почек  более 20 камней, которые хранятся в моей коллекции.

В Трускавце центром общественной жизни отдыхающих был бювет минеральных вод. Рядом с бюветом находилась спортивная площадка с полями для игры в бадминтон и в волейбол .Теперь, к сожалению, этой спортплощадки нет, её ликвидировали в 1997 году.

В Трускавце  самое большое удовольствие я получал на спортивной площадке: всё свободное время я играл в бадминтон. Я научился играть  в Трускавце, там же познакомился с такими же энтузиастами бадминтона. Образовалась большая компания людей, около 30 человек, которые ежегодно приезжали лечиться в сентябре месяце и большую часть времени проводили на спортплощадке. Это были люди со всех концов СССР, от Львова до Камчатки и от Ленинграда до Ташкента. Мы с удовольствием каждый год встречались в Трускавце, с некоторыми бадминтонистами я переписывался. Лёве Гуревичу я до сих пор иногда звоню в Ленинград. В нашу компанию входили разные люди: заместитель начальника уголовного розыска Еревана Артём Монвелян; полковник войск МВД из подмосковья Анатолий (когда он приглашал зайти  в свою комнату, то говорил: «Зайдём в камеру»);  директор авиационного завода Игорь из города Тейково;  геофизик из Минска Аркадий, Богдан Лецюк, инженер из Северодонецка;  Вася Новак, мой сотрудник по Трубному институту; Толя, доктор наук из Алма-Аты; Валерий Кузнецов, доцент сельскохозяйственного института из Воронежа; Люда Курочкина, врач из Москвы; Таня, продавец из Петропавловска-Камчатского и многие другие. Во время  пребывания в Трускавце я записывал в блокнот всех  знакомых, и эти списки сохранились.

Ракетки для игры в бадминтон очень редко  появлялись в продаже, и качество советских ракеток было плохое: струны часто рвались.  Я купил рыболовную леску  соответствующего диаметра  и придумал способ  заменять лопнувшие струны. Самая большая сложность  состояла в том, что  все струны должны быть сильно и равномерно натянуты. Для ремонта ракеток понадобились два толстых шила  и зажим для прочного удержания лески. Один конец лески  зажимается шилом в отверстии обода ракетки, леска натягивается и фиксируется  другим шилом, а затем натягивается в других отверстиях. Я ремонтировал не только свои ракетки, но и ракетки всех своих знакомых.

Я  много лет играл в бадминтон и, должен отметить, среди местных ребят были очень сильные игроки. Как правило, у нас всегда было много болельщиков. Вообще к спортивным болельщикам у меня отношение особое. Я не выношу суперэмоции футбольных болельщиков, 99,99% которых ни разу в жизни не ударили по мячу. Я считаю, что настоящим болельщиком может быть только тот, кто сам занимался этим видом спорта и поэтому может оценить способности спортсмена. Я бы пропускал на стадион только по классификационным спортивным удостоверениям. Эти люди погромы на стадионах бы не устраивали.

Первые годы в Трускавце я снимал комнату у Надежды Фёдоровны Грищенко, школьной учительницы. Её муж, Павел Иванович, врач-рентгенолог, любил со мной беседовать на политические темы. Он также рассказывал, как он участвовал в диспансеризации населения и ездил с бригадой врачей по сёлам. В автобусе была смонтирована рентгеновская установка, Благодаря этому они спасли много людей, так как обнаруживали заболевание в самом начале и вовремя  назначали лечение. У хозяев было двое детей. Когда я приезжал в Трускавец в последние годы, то узнал, что сын Надежды Фёдоровны стал главным архитектором Трускавца. Я свободно владею украинским языком, но жители Западной Украины говорят с западным акцентом и употребляют много польских и венгерских слов. Я как-то заказал телефонный разговор с Днепропетровском и меня долго не соединяли. Я пожаловался хозяйке. Она тут же позвонила на телефонную станцию и меня мгновенно соединили c Днепропетровском. Надежда Фёдоровна сказала, что телефонистка по моему выговору поняла, что я не местный житель и поэтому не торопилась. Во время моей учёбы в аспирантуре я   приезжал в Трускавец и всё свободное время занимался диссертацией. Я три раза в день бегал в бювет, пил воду, быстро шёл домой, работал, потом так же быстро ел в столовой и снова работал.

Летом 1968 года я в очередной раз ехал в Трускавец. Когда я выезжал из Днепропетровска, то никаких сообщений о событиях в Чехословакии не было. До Львова я доехал поездом, а дальше - автобусом. Вдоль трассы была выкопана траншея  и рядом лежали трубы большого диаметра – шло строительство газопровода. Все пассажиры автобуса обратили внимание, что на трубах большими буквами белой краской было написано: «Чехословакия  останется социалистической!». Когда мы проезжали город Стрый и ненадолго там останавливались, то низко над городом с рёвом проносились  реактивные самолёты. Мы знали, что в Стрые расположен военный аэродром. Над Трускавцом самолёты почему-то вертикально поднимались вверх, при этом от рёва двигателей болели уши. В Трускавце на улицах толпились люди,  многие имели коротковолновые радиоприёмники и слушали запрещённые тогда передачи радиостанций «Свобода» и «Голос Америки». В то время в СССР эти радиостанции заглушали специальные радиопередатчики. Но эти глушители были только в больших городах, а в Трускавце их не было. Там мы узнали, что в Чехословакию вошли войска стран Варшавского договора. Боёв не было, но тем не менее были погибшие с обеих сторон.

Недалеко от Трускавца расположены города  Дрогобыч и Борислав. Дрогобыч - центр добычи нефти на Украине. В Дрогобыче больше магазинов, чем в Трускавце, по выходным дням там работал вещевой рынок. Дорога туда занимает 20 – 30 минут.В годы перестройки этот рынок пользовался большой популярностью, его посещали почти все отдыхающие из Трускавца. Там недорого продавали вещи, привезенные из Польши и из Турции: электронные часы, которые только начали выпускать в развитых странах, джинсы, другую модную одежду, обувь. В государственных магазинах таких товаров не было.

Тому, кто учился на Украине и читал классика украинской литературы Ивана Франко, знаком город Борислав по роману  «Борислав  смiеться».  И Дрогобыч, и Борислав довольно живописны.

Устроиться в гостиницу в Трускавце было почти невозможно, несмотря на то, что к 1975 построили  три новые гостиницы. Для того, чтобы попасть туда  законным путём, существовала очередь, в которой нужно было ежедневно отмечаться  не меньше 10 дней. Но ведь пока нужно где-то жить, а длительность отпуска  ограничена. Но люди всё-таки  жили в гостиницах, для этого нужно было заплатить дирекции и вручить хороший подарок. В качестве подарка больше всего ценилась хрустальная посуда.

До распада Советского Союза в Трускавце ежегодно лечилось больше 50 тысяч человек, причём очень много было представителей южных республик. Дело в том, что там жаркий климат и острая пища способствуют образованию камней в почках. Поэтому в парке возле бювета минеральных вод собирались огромные толпы жителей Узбекистана, Туркменистана, Киргизии, Грузии, Армении, которые  приезжали на курорт целыми семьями. В парке стихийно возникала художественная самодеятельность: некоторые люди привозили с собой музыкальные инструменты, они играли, пели национальные песни и танцевали.

После 1991 года, т.е. после распада СССР, количество отдыхающих в Трускавце сильно уменьшилось, в парке уже не было людских толп, хотя было построено несколько новых санаториев. Доходы  местных  жителей, сдававших квартиры, почти исчезли.

За время моих регулярных поездок в Трускавец я почувствовал, что эффективность действия Нафтуси на организм уменьшилась. Наверное, тут сказалось привыкание моего организма к многолетнему действию Нафтуси, но я читал научные статьи, в которых отмечается некоторое изменение состава воды с течением времени. Исследование состава Нафтуси показало, что её лечебный эффект, в отличие от других минеральных вод, обусловлен растворёнными в ней газами. Через полчаса после вытекания воды из скважины эти газы полностью улетучиваются. Кстати, именно поэтому Нафтусю невозможно хранить. Вода в бутылках под названием «Нафтуся» или «Трускавецкая», которая продаётся во многих городах, не обладает лечебным эффектом, это я проверял лично. Лет 15 – 20 тому назад была обнаружена минеральная вода типа Нафтуси в селе Сходница недалеко от Трускавца. Я туда ездил на экскурсию и могу подтвердить её лечебные свойства. На мой взгляд она даже эффективнее Нафтуси. В некоторые санатории воду из Сходницы привозят в баках.

Как я уже писал, в 1964 г я лечился в Железноводске. В 1980 году я  поехал туда второй раз, а через некоторое время ко мне присоединилась Бэла. Из Железноводска я  ездил  на экскурсии на  гору Чегет, в Нальчик и на Домбай. Дорога на Чегет проходит по знаменитому Боксанскому ущелью. У начала ущелья  расположен небольшой городок Тырныауз, который знаменит своим горнодобывающим комбинатом  и своей больницей. Тырныауз  являлся одним из главных поставщиков вольфрама и молибдена в СССР. Кроме этих  важнейших  легирующих  элементов  в Тырныаузском месторождении имеются почти все металлы из таблицы Менделеева. Содержание этих элементов в руде небольшое и пока их добыча нерентабельна. Поэтому сейчас руду после отделения вольфрама  и молибдена  высыпают в отвалы, которые тянутся вдоль ущелья больше, чем на десять километров. В будущем эти отвалы станут важным источником  необходимого сырья. Интересно, что для того, чтобы попасть на рудник, шахтёрам приходится не спускаться под землю, а, наоборот, подниматься на канатной дороге на вершину горы, где расположен  вход в  рудник.

Больница в Тырныаузе известна  своим великолепным травматологическим отделением, где лечат переломы ног у  неумелых  лыжников  при спуске с Чегета.

Гора Чегет  покрыта вечными снегами. Она оборудована несколькими канатными подъёмниками которые довозят  до площадки, где расположен ресторан. Пассажиры усаживаются на деревянную скамейку (по 2 человека), укреплённую в металлической люльке, подвешенной к канату. Садиться нужно на ходу, так как канат движется непрерывно. Сидишь на этой скамейке, как курица  на насесте: со всех сторон ты открыт.  Спереди пассажиров удерживает от падения цепочка. Тянущий канат скользят по роликам, укреплённым на мачтах высотой метров 20. Но в нескольких местах  трасса канатки пересекает глубокие ущелья. Далеко внизу виднеются острые скалы и кажущиеся небольшими деревья.

Цены в ресторане  пропорциональны его высоте над уровнем моря. Продукты в ресторан завозят на мощном гусеничном вездеходе. Мы наблюдали как он с оглушительным рёвом взбирался на кручу. Мы поднялись выше ресторана, до линии вечных снегов. Этот снег не похож на обычный, он твёрдый и крупнокристаллический. Несколько наших попутчиков  разделись и хотели позагорать, но их предупредили, что на высоте более 4500 метров за 10 минут можно так сгореть, что будут волдыри. С этого места был великолепный вид на Эльбрус. Когда мы возвращались обратно, то было очень жарко и автобус остановился неподалёку от астрофизической станции Академии наук. Вход на станцию представляет собой огромную арку в склоне горы. Верх арки украшен большой буквой М – как в метро. Сама станция расположена в глубокой шахте, на дне которой находятся приборы, регистрирующие нейтринное излучение космоса. Толстый слой  земли  поглощает все частицы, кроме нейтрино.

Рядом со стоянкой  автобуса  из земли   торчала труба диаметром  около 100 мм, из которой лилась струя холодного нарзана. Мы все умылись до пояса и напились. Ничего более вкусного я никогда не пил!

Вторая экскурсия – в Нальчик и на Домбай – мне понравилась меньше. Город Нальчик – центр Кабардино-Балкарии, расположен в котловине и окружён со всех сторон горами , на которых находятся окраины города. Несколько канатных подвесных дорог- не таких, как на Чегет, а с вагончиками человек на 10 - пересекают весь город от одной окраины до другой. Домбай – известный горнолыжный курорт, оборудованный множеством подъёмников для лыжников. Мы обедали в ресторане, расположенном при гостинице, и сразу же столкнулись с несколькими туристами на костылях с забинтованными ногами. Они лечились после переломов. Ежедневно несколько человек получают травмы. Мы узнали, что хорошие лыжи со специальными безопасными креплениями, ботинки и костюмы для горнолыжников стоят очень дорого.

В 1979 году мы  купили садовый участок.  Во всём Советском Союзе многие горожане хотели иметь клочок земли, на котором могли для себя выращивать фрукты и овощи. Это было выгодно экономически и полезно для здоровья. Выращенные на своём участке фрукты намного дешевле покупных, а вкус только что сорванных с дерева вишни, яблока или сливы невозможно сравнить с вкусом фруктов, которые неделю пролежали в ящиках. Кроме того, свои фрукты гарантировано не содержали ядохимикатов. К занятию садоводством я тщательно готовился: читал книги по садоводству, советовался с опытными людьми, в частности, с Фёдором  Фёдоровичем, отцом Милочки Шубиной.  В соответствии с существующими нормами площадь участка была 600 кв. м.( 20 х 30м). Предыдущий хозяин  владел этим участком больше 20 лет. На участке был однокомнатный домик с закрытой верандой  и сарай. В саду росли  яблони,  груши,  вишни,  черешни,  абрикосы,  орехи,  сливы, чёрная и красная смородина, крыжовник, малина и виноград.  Земля – очень плодородная, чернозём на глубину 2 метра. Деревья были старые, часть их мы заменили.  В саду был установлен большой металлический бак   и имелись трубы для полива. Бак можно было наполнять водой из общей для всех скважины 2 – 3 раза в неделю. Чтобы наполнить бак водой  мне нужно было после работы ехать на вокзал и электричкой  ( 30 минут), а затем пешком (ещё 20 минут) добираться  до нашего сада,  т.к. машины у нас не было. Когда бак был полный, то поливать можно было в любое время в зависимости от погоды. Выходные дни мы старались проводить в саду, нам там очень нравилось. В саду всегда было много работы по уходу за растениями: полив, обрезка, прививки, борьба с вредителями и сорняками, сбор урожая, посадка новых растений. Кроме того, были технические работы: ремонт проржавевшей системы полива, ремонт домика и сарая. Мы с Димой изрядно потрудились на  строительстве нового туалета. Для строительства требовались доски, но они нигде не продавались. Кое-какие доски я притащил со свалки, которая была на расстоянии  2 км от сада. Пришлось ходить несколько раз, так как доски были тяжёлые. Я соорудил в саду небольшую теплицу для выращивания ранних огурцов, используя бракованые алюминиевые профильные полосы – отходы с опытного завода моего института. Полосы длиной 3 – 4м послужили каркасом для теплицы. Поверх  каркаса я натянул полиэтиленовую плёнку.

Кроме фруктовых деревьев у нас был маленький участок, где росли помидоры, лук, чеснок, укроп, петрушка, хрен и даже валериана. Однажды я посадил топинамбур, он так сильно разросся, что пришлось потом долго с ним бороться. Недалеко от сада у нас был участок земли около 15 кв. м, на котором мы выращивали картошку. Её нужно было защищать от колорадских жуков. Мы собирали жуков и их личинки вручную и не применяли ядохимикаты.  У нас росли розы, из лепестков которых мама делала отличное вино.

Самыми вкусными у нас были сливы сорта «Ренклод альтана» - тёмнорозовые крупные и очень сладкие ( и их  было всегда много), орехи – с очень тонкой скорлупой,  вишни и абрикосы. Сливами мы снабжали всех родственников и знакомых – с условием, что они сами их будут собирать и транспортировать. Для нас самая тяжёлая работа наступала осенью: перевозка урожая домой и переработка. Из слив, абрикос и  вишен мы варили варенье, смородину  и помидоры с томатным соком  консервировали  в стерильные банки. Томатный сок мы делали сами при помощи специальной модернизированной мясорубки под названием «Струмок». Эта машинка измельчала любые фрукты и овощи и отделяла косточки, даже самые мелкие, от фруктовой массы. Иногда крутить эту машинку  мне приходилось несколько часов подряд. В это время в кухне было очень жарко, потому что горели все 4 горелки газовой плиты и кипела вода в специальном баке. Дело в том, что  при домашней заготовке консервирующих веществ не применяли, просто банки с фруктами  мы нагревали до 100 градусов и тем самым обеспечивали стерильность. Таких домашних консервов нам  хватало почти на всю зиму.

Хочу сказать несколько слов о фруктах, которые продаются в Германии. Яблоки и груши имеют почти такой же вкус, как в Украине. Все остальные фрукты и ягоды - клубника, вишни, абрикосы, сливы  совершенно не сладкие и почти не имеют специфического аромата, присущего каждому фрукту. Сливы и клубника очень крупные и красивые, но когда их кусаешь, то слышится хруст, как будто кусаешь огурец, и вкус почти огуречный. У меня создалось впечатление, что эти фрукты предназначены для людей, больных диабетом и выращены в результате большой селекционной работы. Неудивительно, что цена у них такая высокая. Эти фрукты нужно укладывать в магазинах на специальные полки «Товары для диабетиков». Представляете, этикетка: «Арбуз диабетический». (Я, конечно, шучу, но то, что фрукты несладкие и цена высокая – это факт).

Мы  старались в саду не применять ядохимикатов и боролись с насекомыми-вредителями вручную или с применением простейших  веществ: уксуса,  мыльного раствора, настойкой некоторых  растений. Некоторые наши соседи  злоупотребляли ядохимикатами, в результате чего двое наших знакомых попали в больницу, и их еле спасли. После этого я для себя выработал такое правило: если я вижу фрукты без единого дефекта, без следов вредителей, - это значит, что в этих фруктах   много ядохимикатов, и их есть нельзя. Любые ядохимикаты губительны не только для насекомых, но и для человека. Если в яблоке есть  червячок, то оно безвредно для людей. Кроме того, вкус фруктов и овощей, только что сорванных с дерева или с грядки, сильно отличается от вкуса фруктов, которые лежат несколько дней. А какое удовольствие испытываешь рано утром весной в саду когда ещё не жарко, легко дышится, кругом цветут деревья и кусты, в которые вложено много труда! Однажды в такое утро к нам прилетел удод – теперь это очень редкая птица. Удод немного походил, посмотрел на меня, ничего не сказал и улетел.

В наших садах водились ежи. При виде человека они фыркали и убегали. Однажды я вытащил маленького ежа из глубокой ямы. Рядом с ямой крутилась ежиха. При виде меня она начала фыркать, но далеко не отходила. Когда я вынул ежа из ямы, они вместе убежали. В садах для ежей было достаточно пищи, много фруктов падало на землю. Но самое главное, что ежи уничтожали некоторых садовых вредителей. Наши садоводы это плохо понимали. Они применяли так много ядохимикатов, что я иногда  находил мёртвых ежей.

У нас с садом связаны не только приятные воспоминания. Тропинка, по которой мы шли к станции электрички, проходила вдоль железнодорожного пути. По обе стороны пути  была довольно высокая насыпь из камней и гравия. Как-то мы уходили из сада (это было в 1995 году) и при переходе через насыпь Бэла поскользнулась, упала и сломала ногу в голеностопном суставе. Я сначала решил, что это вывих, взялся за стопу и почуствовал, что она свободно болтается. Почему-то место перелома не болело. Я поднял Бэлу на руки и понёс назад к садам. На ближайшем участке были люди, они сразу всё поняли. У них была машина и они  отвезли нас в Днепропетровскую больницу №7. В приёмном отделении больных не  на чем было перевозить, т.к.  каталка отсутствовала.  Поэтому я взял Бэлу на руки и понёс в кабинет врачу.  Врач осмотрел ногу и сказал, что нужно сделать рентгеновский снимок. В кабинете врача был санитар, здоровый парень выше меня на голову, но он и не пошевелился, чтобы помочь мне. Он сказал: «Берите свою красавицу и несите её». Я  отнёс  Бэлу в рентгенкабинет, а затем снова к врачу. Врач посмотрел снимок и сказал, что перелом  «капитальный», нужно накладывать гипс, но гипса очень мало, за него нужно платить. До перестройки  в больницах всё было бесплатно. Я заплатил за гипс, отнёс Бэлу в перевязочную, где ей наложили гипс. Врач сказал, что теперь Бэла должна лежать дома и нужно вызвать врача из районной поликлиники. Я вызвал такси и отвёз Бэлу домой. Интересно отметить, что в это время у меня бывали приступы радикулита, который я заработал во время  рытья  канавы для кабеля на одном из многочисленных субботников в Трубном институте. Радикулит меня «хватал» чаще  всего после поднятия тяжестей, но в больнице я несколько раз носил Бэлу вдоль длинного коридора, нёс из такси на второй этаж в нашу квартиру, и никакой радикулит меня не  «схватил». Бэле пришлось полежать дома несколько месяцев, пока кости  срослись.

В 1984 году мы купили  подержаный автомобиль  «Запорожец». Подержаный автомобиль  можно было купить сразу, а для  покупки новой машины  нужно было простоять в очереди  от 10 до 20 лет. «Запорожец» -- самый простой, самый дешёвый и самый плохой автомобиль. Запчасти к автомобилям  были очень дефицитным товаром. Для  «Запорожца»  доставать их было легче, так как  в городе Запорожье, на расстоянии 80 км от Днепропетровска, был фирменный заводской магазин запчастей и, кроме того, запчасти можно было купить  « с рук» недалеко от завода  «Коммунар», выпускающего «Запорожцы».

Держать автомобиль на улице, а не в гараже, было опасно, так как его могли украсть. Через короткое время у своего знакомого  Жени Шифрина я купил гараж.  Гараж был расположен в  огромном гаражном кооперативе на 1000 гаражей.  От нашей квартиры к гаражу нужно было добираться около часа.

Точно в соответствии с поговоркой, во время автомобильной   эпопеи я был счастлив дважды: первый раз при покупке и второй раз - при продаже. Главный недостаток нашего «Запорожца» - он плохо заводился. Я изучил соответствующую литературу, советовался с опытными автомобилистами, регулировал систему зажигания и систему подачи топлива, но машина заводилась  плохо. Мне было интереснее возиться с машиной, чем ездить на ней. Вообще автомобиль был  изготовлен небрежно, со многих деталей  даже не были удалены заусенцы. Многие гайки были плохо затянуты. Из-за этого однажды  пришлось устранять  неисправность прямо на трассе.     

 






<< Назад | Прочтено: 213 | Автор: Марголиус А. |



Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы