RC

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

Ефим Кнафельман


ДЖАЗ НА МЕБЕЛЬНОЙ ФАБРИКЕ


 Колпаков срочно был вызван на переговорную, которая находилась на почте. Жена  редко давала о себе знать. Был ли счастлив он в своей личной жизни – это оставалось тайной и для самого Славы. Он был идеалистом, своего рода поэтом морской романтики. Отсюда – проблемы в личной жизни, в которой, как видно, он испытал немало разочарований. Но всё это было окутано сиреневым туманом. Никто из окружения не был свидетелем их совместного пребывания, и для всех оставалось загадкой отсутствие постоянного женского тёплого взгляда с фото в его тесной каютке. Из официальных источников знали, что супруга с сыном проживает в ленинградской коммуналке. Вопросы семейной жизни обходил стороной, просто избегая их по возможности. Поэтому никто и не предпринимал попыток что-либо узнать. Слава не терпел сальных и пошлых историй в офицерской кают-компании, резко пресекал их уже в начальной стадии рассказа  независимо от того, кто был автором.


Заглянул ко мне после переговоров, которые настроение не улучшили. Почему-то первым делом напомнил мне, что в Питере у него есть единственный друг Виктор Конецкий, координаты которого он мне выдаёт и которыми я должен только в исключительном случае воспользоваться. Далее он перешёл к изложению своих личных переживаний после, как-видно, нелицеприятного разговора с супругой. То, о чём рассказал мне Вячеслав Александрович, было для меня несколько неожиданным, но самое главное – доверительным. Тайна интимных отношений с супругой, ушедшая вместе с ним в неизвестность, пусть и сейчас останется таковой, не оскорбляя памяти и живущих, и уже покинувших нас.


Со мной на лодке служил гидроакустиком эстонец  Ааво Лыхмус. Его родственница оказалась вспыхнувшей звездой джаза Айной Лыхмус, которая свою девичью фамилию поменяла на более звучную латышскую – Балыня. Если эту информацию попытаться расширить, то обнаружится, что её молодой и к тому же красавец-муж – архитектор ещё по совместительству прекрасный джазовый пианист и аккордеонист. Сама же она через некоторый промежуток времени окажется солисткой сначала у Рознера, а потом у мэтра Лундстрема. Считаю её и Татевик Оганесян яркими и единственными в то время джазовыми певицами.

 

Певица джаза - Айно Лыхмус - Балыня


А пока суд да дело, Айна сообщила, что в ближайшее время на мебельной фабрике «Лыуна»  состоится подпольный джазовый фестиваль, куда и приглашает. Несмотря на то, что Таллинн в Союзе считался самым «западным» городом, джаз в открытую себя не заявлял. Зачем дразнить понапрасну оккупационные власти! Эстонцы, не в пример латышам, коллаборационистами никогда не были, конформизм для них не был выходом из советского плена. Ненависть к власти передавалась по наследству и процветала. Вот с такими реалиями я сталкивался даже среди подводников-прибалтов, которые отличались своей культурой и превосходным знанием профессии. Во время джазовых концертов всё исполнялось на английском языке, песни по традиции бурно приветствовали свистом и возгласами – слушатели восторг свой не скрывали. В общем, атмосфера джаза присутствовала и объединяла людей.


Я подумал над тем, что пора совместно провести время отдыха и решил воспользоваться приглашением на джазовый фестиваль и отправиться в Таллинн. Мы со Славой приняли решение все служебные заботы оставить в «прочном» корпусе. Не всегда инициатива на флоте наказуема! Слава выразил удовольствие в связи с приглашением и одобрил поездку в Таллинн, тем более, что погода благоприятствовала нашему настроению.


Раннее утро нас встретило в пригородном поезде, медленно преодолевающем путь в другой мир. Я уже привык к контрастам, которыми славился старпом, но сегодняшнего сюрприза не ожидал: своим внешним видом он поразил моё воображение и буквально ошеломил подчёркнутой элегантностью. Твидовый пиджак, настоящая рубашка-баттон, фланелевые брюки и моя старая несбывшаяся мечта – оригинальный «инспектор» на ногах! Всё это входило в набор американского консервативного по моде джентльмена. Я с завистью смотрел на «инопланетянина», который превзошёл все мыслимые и немыслимые ожидания.


Мы были в курсе эстонского «гостеприимства», где можно появиться в любой одежде, кроме формы советских оккупационных войск. Случалось непредвиденное, например, падение на голову бутылки из-под шампанского, а это чревато уже летальным исходом. Фабрика «Лыуна», несмотря на свой внешне неприглядный вид, была окружена разноцветной по своей гамме толпой любителей «музыки толстых», как неудачно подметил классик соцреализма после добротно проведенных сытных дней в Америке. Слава Б-гу, что нелюбовь к синкопам не вызывала у него аналогичные ассоциации к нации, которая преуспела в её пропаганде, даже зная заранее, что «... сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст!»

 

Вот и окружили мебельную фабрику потенциальные изменники и отщепенцы. Мы утонули в этой эстоноязычной массе. Нас любезно встретила и проводила милая во всех отношениях Айна. Предварительно ознакомил Славу с тремя предметами гордости эстонцев – довоенный конкурс языков по мелодичности принёс им почётное второе после итальянцев место: неповторимый голос Георга Отса и незабываемая по «Большому вальсу» в своей финальной сцене любовный талисман Иоганна Штрауса – Милица Корьюс. Правда, вкралась одна неточность – только супружеское ложе делила с эстонцем, а это величина переменная. Спустя многие годы я встретил Айну с Эгилом Шварцем в Лиепае. Она успела разойтись, родить дочь, уйти из оркестра Раймонда Паулса, так как на первом плане у него свои песенки, от джаза он очень далек. Мы красиво провели осенний день. Да, она сказала, что будучи на гастролях в Тбилиси, какие-то чудаки на букву «М» проиграли её в карты. Еле спаслась, но дала идею к фильму Гайдая. Эгил Шварц в дальнейшем, встретив Ларису Мондрус, увёз её в ФРГ.                                 

Выступающих музыкантов было семеро, но этого было достаточным, чтобы объективно оценить профессионализм и универсальность – ведь эстонцы, как штучный товар, не могут себе позволить иметь музыкантов отдельно классических и джазовых! Взаимозаменяемость – почти как у нас на подводной лодке.


Я не согласен с приговором Виктора Конецкого, который по-своему видел Славу: «Его невзрачная толстогубая физиономия напрочь не монтировалась с джазовыми ритмами,  с самовольными отлучками и любовью к выпивке». После выступления джазменов Колпаков решительным шагом двинулся к сцене, музыканты уже собирались уходить, но они были остановлены прекрасным английским Славы, который смог всех убедить своим приглашением отобедать где-нибудь, пока не скончаемся от голода. Это предложение несколько озадачило музыкантов, но Славин вид настолько реально соответствовал типажу из американского фильма, что чаша весов показала – согласны, но с оговоркой: отпадает «Глория», «Палас» и «Таллинн», ибо их там хорошо знают, и могут быть осложнения. Кто-то предложил «Европейскую». Это было стопроцентным попаданием в бывший публичный дом на центральной улочке Виру, перестроенный в ресторан самого низкого разряда, но с незабываемым меню холодных закусок, одно только перечисление которых уже вызывает ностальгическое слюноотделение. Угорь во всевозможных вариациях со своей сестрицей миногой создавал неповторимое предчувствие атаки охлаждённой водки из хрустального графинчика!


Благодаря доброму жесту старпома (для них он остался в памяти как Сэм) я познакомился с прекрасными исполнителями, имена которых запомнил надолго и с удовольствием представляю: Уно Лооп, Калью Терасмаа, Уно Найсоо, Аби Зейдер и Эри Клас! Все они в будущем станут гордостью не только эстонской культуры, несмотря на их преступную в то время любовь к джазу. Несколько лет тому назад, будучи в Чикаго, мне посчастливилось под руководством Эри Класа – главного дирижёра Стокгольмской Оперы – обновить для своего слуха 5 симфонию Дмитрия Шостаковича. Думаю, это лучшее, что он создал. К сожалению, недавно узнал о кончине 26 февраля Эри Класа – этого талантливого сына прекрасной пианистки Анны Клас. Эстонцы гордились этой еврейской семьёй, которая родилась на их земле Она дала ещё и скрипача Иосифа Шагала и трубача Аби Зейдера, которые играли симфонии и джаз.


После банкета и шумного застолья пора было расходиться. Слава до конца прекрасно играл свою роль, находясь в центре внимания. Меня просто разбирало любопытство – в каком денежном эквиваленте обошёлся наш «джем-сэшн»? Хотелось компенсировать его затраты, но это осталось тайной. Вот и наступил момент, когда мне был преподнесён урок, после которого я разобрался и в филантропии, и в альтруизме. Ведь Слава не нуждался в известности в этих кругах, не работал на свой авторитет – ему это просто не нужно было, но получив удовольствие, решил совершить мужской поступок в знак благодарности, что и сделал с лёгкостью и без сожаления. Это был первым и последним нашим совместным выходом «на люди». Он часто потом повторялся, но уже в моих снах, коротких и тревожных.


Мой старший товарищ и друг, прекрасный поэт-маринист Григорий Михайлович Поженян, назвал мой рассказ о Славе Колпакове, как «Часы печальных глубин»: «Мы входим в полосу потерь, когда входим в море, которое не любит слабых, не прощает ошибок, жёстко проверяет прочность дружбы. Вдали от земли обостряется слух и зрение, боль не стихает, но уравновешиваются небо и дно – две бездны. Тех, кто погибли, считаю храбрее!».


Я спешил на концерт в Карнеги-холл на прощальное выступление моего любимого Стэна Гетца. Благодарны ему за те волшебные мелодии Антонио Карлоса Жобима – «Девушка из Ипонемы» и «Десафинадо» – босса-новы, которые он привёз из Бразилии. Он скончался через 40 дней после этого концерта, оставив сиротами его почитателей. Выходя после концерта, я увидел своё зеркальное отображение. На мне был твидовый пиджак, рубашка-баттон, фланелевые брюки и любимые мною туфли «инспектор»!

 





<< Назад | Прочтено: 246 | Автор: Кнафельман Е. |



Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы