RC

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

Галина Долгова (Наумова)


ДИРЕКТОР МТС


Мой рассказ пойдет о хорошо забытом старом. С течением времени забываются многие  даты из советского календаря. Например, к ним относится День урожая и коллективизации, введенный в 1931 году с благородными  целями как день объединения города и села. Но как праздник этот день не прижился. 


Я же взялась написать воспоминания о  таких  далеких и забытых, не праздничных, но памятных датах, как создание (1929 г.) и упразднение (1958 г.) одной из самых интересных форм технического обеспечения аграрного комплекса. Шестьдесят лет тому назад упразднены машинно-тракторные станции (МТС). Становление колхозного строя было вплотную связано с их деятельностью. Эти государственные сельскохозяйственные предприятия обеспечивали  техническую и организационную помощь сельхозтехникой колхозам и совхозам. Причем с самого начала на них  возлагались задачи не только лишь технического обслуживания, они стали еще и кузницей кадров по подготовке  квалифицированных механизаторов. Три десятилетия МТС решали непростые задачи модернизации республики, доказывая свою жизнеспособность. Все эти годы мой отец, Наумов Максим Степанович,  являлся руководителем  такого предприятия в районном центре Фараб  Чарджоуской области в Туркменистане. В дальнейшем буду машинно-тракторную станцию именовать сокращенно (МТС). Не путать с МТС -  аббревиатурой  междугородней телефонной станции. 


Прежде в  воспоминаниях  расскажу о крае, где родилась и выросла, здесь находится моя школа, в которой училась. Мой край хорош в любое время года. Описать его природу и его достопримечательности несколькими словами невозможно. Но я попытаюсь об этом рассказать, описать отдельные события и факты из жизни как МТС, так и жизни нашей  семьи.


Материалы я черпала из высказываний  самого отца, фактов из его жизни и из документальных источников, так как большая часть его наиболее эффективной трудовой деятельности протекала в то время, когда меня еще не было на свете. Следовательно, рассказ не может быть полный и последовательный. Ввиду большой давности описываемых событий мне не всегда легко расположить свой рассказ в строго хронологическом порядке. Может быть, не расскажу ничего такого нового, чего не знал читатель, но я постараюсь вызвать интерес к теме.


Отец - главная   гордость моего детства На заре Советской Власти он поднимал сельское хозяйство в далеком пустынном оазисе. На просторах практически каждой пустыни имеются оазисы. И в Туркмении они существуют. Самые крупные из них - древний Мерв, Куня-Дарьинский в районе Амударьи, где и пришлось с 30-х годов работать моему отцу и жить  нашей дружной семье.


Очень долго плодородные земли оазисов среди песков оставались заброшенными. В годы образования республики началось интенсивное освоение этих регионов. Думаю, что наиболее любознательные читатели ждут   небольшого  рассказа о песках Каракумы. С туркменского языка Каракумы переводятся как "черные пески". В популярной литературе   нагнетается экзотический ужас о песках за их испепеляющий зной и безводие. Зачастую летом температура воздуха в тени достигает свыше 50 градусов. Но если Вы в первый раз попадаете на песчаные дюны, вас охватывает незабываемый  восторг, не меньший чем от просторов океана. Каракумская песчаная  поверхность имеет  необычайную прелесть и очень ценные для хозяйства свойства. Те же, кто родился среди песков, и вовсе любят их больше всего на свете.

Пустыня Каракум (Черные пески), Туркменистан


Туркменская ССР образована в 1924 году. Имеет единственную полноводную реку - Амударья. Почва серо-бурая с содержанием гумуса менее 1%. Основной земельный фонд республики - орошаемые почвы. Растительность в основном пустынная. Из животного мира в пустыне обитают  многочисленные грызуны, имеются  джейраны, лисицы, шакалы. Из птиц - сойки, жаворонки, вороны, воробьи. В горах встречаются леопард, архар, винторогий козел. В низовьях долины Амударья, в тугаях - кабан, бухарский олень и другие животные. Тугайный ландшафт напоминает джунгли и является сокровищницей мирового значения. Здесь произрастает более 25 видов тугайных растений. Наиболее уникальным растением является солодка или лакричный корень, который широко используется в медицине.  Вопрос о необходимости особой охраны этих растений продолжает оставаться актуальным.


Я родилась  в поселке Фараб Чарджоуской области (Лебапский велаят) Туркменской ССР. У меня  три сестры: Нина, Валя, Света. Сослуживцы в шутку говорили отцу, что он себе старость обеспечил, так как получит за каждую дочь калым. На Востоке есть традиционный обычай: жених платит  выкуп родителям невесты (калым). Мама смеялась и за отца отвечала, что пока его девочки подрастут,   придется  родителям невесты платить жениху. Как в воду глядела. Мама у нас была настоящей большой хозяйкой большого дома. 


Мои родители Наумовы: Максим Степанович - отец, Анна Филипповна - мама попали в Туркмению до 1929-го года. Приехали из Ульяновской области в числе "двадцатипятитысячников" поднимать сельское хозяйство. Отец был знаком с  техникой; его  определили трактористом на единственный трактор в районе.


Мои родители Наумовы - Максим и Анна. 
гор. Чарджоу, 1936 г.


По истечении времени сельхозмашин стало больше. Для разросшегося тракторного парка создали ремонтный отряд (цех). Отец был назначен начальником этого отряда. По его рассказам, использование на полях техники дейкхане (частники) поначалу не одобряли. Бросались под колеса, не давали вспахивать землю "шайтан-машиной". Удивляет то, как родители быстро освоили туркменский язык, обходились без переводчика.

 

Отцу приходилось объезжать хозяйства, которые находились  на далеком  расстоянии от райцентра, приходилось в них задерживаться. Трудно было определить, кому из жителей  можно доверять, а кому нет, кто друг, а кто так... Но доверять приходилось всем.


Фото  из семейного архива.
    На снимке Наумовы: дедушка Степан, отец Максим, сестра Нина. Ульяновск, 1939 г.


Как-то по случаю отец по истечении многих лет рассказал одну  историю о своей встрече с так называемыми басмачами (контрреволюционера-ми). Однажды ему пришлось остановиться переночевать в дальнем селе в  хорошо знакомой семье. Хозяину дома он всецело доверял. Усталость отца сморила, но в полудреме он услышал разговор, который  велся о нем. Разговаривали, конечно, на местном языке, но отец его понял. Ему стало ясно, что в доме находится много мужчин. А по ржанию лошадей  понятно, что и лошадей много. Выходило, что эти гости не из местных.


Отец пошел  ва-банк, на риск. Вошел в комнату полную, как оказалось, вооруженных людей. Поздоровался на местном языке, представился.

- Он что, говорит по-туркменски? - обратился главный к хозяину.

- Нет, нет, не знает, только несколько слов, - встал на защиту отца хозяин дома и это могло быть одной из причин того, что   сохранило ему жизнь.

Через переводчика состоялся такой разговор:

- Наумов, мы знаем кто ты. О тебе население хорошее говорит. Жизнь тебе сохраним, но и ты помалкивай, где нас видел. Лошадь твою забираем.

Исчезла группа людей так же тихо, как и появилась.

   

Ахалтекинские скакуны - это лошади, хорошо приспособленные к сухому жаркому климату, невероятно выносливые в зыбучих песках. Ценятся ахалтекинцы в пустыне дороже жен, дороже детей, дороже собственной жизни.


Лошадь ахалтекинской породы


Такие встречи с "бандами" были нередкими. Случались они как  у специалистов машинно-тракторных станций (МТС), так и у районных специалистов. Были встречи, которые  заканчивались  трагически. Это лишний раз подтверждало народную молву о том, что среди местного населения были "оборотни": днем - колхозники, ночью - "басмачи".


Местное население долго и яростно сопротивлялось проведению коллективизации в сельском хозяйстве. Годами длились нападения на аулы басмаческих отрядов.     В эти годы на территории области всё еще действовало движение сопротивления под руководством Джунаит Хана, он  покинул страну в период правления Сталина и умер в Афганистане в 1938 г. Но несмотря ни на что новая жизнь входила в каждый аул (село), в каждый дом. Она преображала пустыню и перерождала души людей. 


Нехватка сельскохозяйственной техники в СССР  определила необходимость ее централизации в использовании. В 1929 году вышло  постановление Совета труда и обороны "Об организации машинно-тракторных станций" (МТС). В соответствии с этим постановлением в Фарабском районе машинно-тракторная станция была создана в 1930 году. Как я уже писала отца назначили  директором этого предприятия, и проработал он его руководителем до 1958 года, до дня упразднения. Первоначально в районном МТС было  всего несколько тракторов. И только в 1932 году получили  основную партию сельхозмашин. Для справки: в эти годы в сельском хозяйстве республики работало всего 400 тракторов. В 1940 г. их было уже более 4000.


Семья Наумовых.
 Слева верхний ряд: дядя Боря (живет в г. Луцке), рядом с ним наши родители Максим Степанович и Анна Филипповна с детьми.
Слева стоят дети: Валя, Света, Нина, на ее руках Гала,
пос. Фараб, Туркмения. 1947 г.


Вновь организованным колхозам для проведения работ по освоению посевных площадей государство отпускало тонны керосина, смазки, бензина. Началось освоение севооборота. Стали проводиться ирригационные работы или если, сказать по-другому, искусственное орошение земли.


На снимке: отец  Максим и дочери -

Галя и Валя во дворе дома.

Счастливое босоногое детство.
Поселок Фараб, 1952 год.

Такие работы позволяли получать дополнительное количество воды и как следствие - увеличение  плодородной земли, повышение урожайности хлопчатника. Как раз именно он выращивается с помощью орошения, а также зерновые и кормовые культуры. Со временем поля, которые осваивались МТС, стали местом массового паломничества дейкхан, желающих посмотреть да пощупать чудо-машины и поучиться ими управлять. Из аулов началось массовое выдвижение молодых колхозников на курсы трактористов. Аулами в Азии назывались сельские поселения.

 

Моя сестра Валя Иванова (Наумова).
   гор. Ашхабад,
    1967 год.


В дальнейшем МТС было оснащено тракторами, комбайнами, косилками и другими сельхозмашинами, оборудованием. А несколько позже в этом государственном предприятии (МТС) были построены гараж для тракторов и отдельные цехи: разборки и сборки тракторов, радиаторный, инструментальный, механический, кузнечный, сварочный, электроотделение. Появилась своя нефтебаза, складские  помещения, грузовой транспорт, гаражи для транспорта, ведомственный жилой фонд.


Возникла необходимость и появилась финансовая возможность для строительства административного  здания, и оно было построено. В нем были  предусмотрены учебные кабинеты и общежитие. Для рабочих и служащих дополнительно возведены жилые дома коттеджного типа. Построена столовая, клуб, красный уголок. Все построенное в те далекие годы действует и сейчас. Имелся пруд (хауз), было разбито три фруктовых сада, сажалось  много цветов. Моя сестра Света училась в сельскохозяйственном техникуме на агрономическом факультете. Учебные практики проводила в этих садах, помогала садовнику ухаживать за ними. На сегодня, к сожалению, от прежней красоты не осталось и следа.


Вы можете мне не поверить, но это не фантастика. До самого 1955 г. специалисты МТС  как средство  передвижения использовали домашнего осла, или попросту ишака. Это животное очень  выносливое, способное трудиться по 9-10 часов.


Мне был рассказан случай, как однажды  ночью специалистов МТС срочно обязали выехать на летние пастбища для организации перегона скота на пастбища зимние. Ждали проверяющих из Ашхабада. Автотранспорт был приготовлен только для них. Специалисты из шести человек в животноводческие хозяйства выехали на ослах. Путь проходил по пескам. В конце замыкающей колонны была молодой специалист зоотехник, выпускница сельскохозяйственного института двадцатисемилетняя Валентина Цветкова. В пустыне ночи темные. Валя, жалея осла, не колола ему в холку острием палки. Так требуется делать, чтобы осел слушал хозяина. В конце  концов ее ишак остановился. Группа ушла. Наверное, от страха первая седина у Валентины появилась в эту ночь.


 

Зоотехник Валентина Цветкова -

выпускница Ашхабадского сельхозинститута.

1950 год.


Прошло довольно много времени, пока группа спохватилась и поняла, что потеряла своего специалиста. Где потеряли, в какой стороне? Чтобы обозначить себя, решили разжечь костер, увидев который Валя тоже развела ответный костер, дав понять, что видит знак. Натерпевшись страху, Валя соединилась с группой.

В эти годы в хозяйстве уже были мотоциклы с люлькой и один из символов Великой Отечественной Войны - машины ГАЗ-67. Но мотоциклы совершенно  не приспособлены для использования в песках, а "газики" всегда находились в распоряжении руководящего состава.


Для продвинутых жителей мегаполисов эта история может показаться утопией. Потому и пишу об этом, чтобы городская молодежь больше знала, как жилось  предыдущему поколению, в каких условиях работали в те годы люди. За счет   самоотверженного труда старшего поколения, зачастую в трудных условиях достигнут уровень жизни такой, что сегодня без "Майбаха", "Джипа", "Ягуара" и других марок машин  жизнь считается как бы и не очень удавшейся. На мгновение перенесите себя в то время, чтобы по-настоящему понять все ценности материальной и духовной жизни, понять через что пришлось пройти прошлому поколению!


Молодой главный зоотехник  Валентина Цветкова по производственной необходимости  посещала пастбища,  часто попадала в нелепые ситуации, с нею происходили различные случаи.

Как-то Валя и ее спутники верхом на верблюдах ехали вдоль святых мест Гыз-Кала (девичья гора). Здесь проходил  Великий шелковый путь. В этих местах остались древние сооружения и постройки. Из-за большой отдаленности от населенных пунктов места были глухие. В настоящее время - это зона памяти и  паломничества, вторая цель - исцеление, по народным поверьям, мужчин и женщин, желающих  продолжить свой род. Ныне эти постройки  охраняются государством как памятники древней архитектуры и истории. В одном из помещений хорошо сохранилась литьевая ванная из белого мрамора. Ценным, уникальным экспонатом является квадратный  кирпич: его невозможно ни отколоть, ни покарябать. Доказано, что глина замешивалась на яичных белках.


Группа подъехала к святому месту, увидели грузовую машину, наполненную кирпичами. Каждая машина была на счету - откуда эта, чья? Используется не по назначению. Никогда  туркмен пылинку не унесет со святого места! Ни уговоры, ни угрозы не остановили мародеров. Угрозы сыпались с их стороны. В особой опасности оказалась Валя. Когда об инциденте доложили кому следует, при расследовании выяснилось, что мародеры  и машина были из соседней республики  Узбекистан. Машина вместе с людьми утонула в поймах реки Амударья. Зло наказано?! Валю и ее спутников поначалу признали  соучастниками преступления. Разобравшись, с них сняли подозрения.


Выполняя задачи развития животноводства, МТС помогала колхозам в производстве кормовой базы. Отец считал, что  кукуруза зря была  предметом шуток. Именно она, кукуруза, в военные годы  помогла в зимние месяцы сохранить поголовье  скота. В хозяйствах сооружались  силосные башни, в них на хранение  закладывалась кукурузная зеленная масса. Потеря скота строго каралась законом. В Фарабском районе   обеспечивалась его высокая сохранность.


Каракумы - страна естественных пастбищ. Это позволяет развивать животноводство, а именно трудоемкую, но доходную его отрасль - каракульских овец. Пастбища хороши весной, а летом - выгорают, зимой их накрывает снег, они становятся  труднодоступными для животных.


Накрепко была связана с МТС жизнь колхозного крестьянства в сложные военные годы. Трактористы переучивались на танкистов. Задачи посева и уборки урожая, обеспечения страны продовольствием с МТС не снимались. Срочно требовалось создание  женских тракторных бригад. Женщины  взваливали на свои хрупкие плечи тяжесть долгих четырех военных лет. Легко сказать - на "женские плечи", такие плечи еще надо было найти! Местные женщины ходили в яшмаке, закрыв рот. Дочери сидели по домам. Не отдавали родители своих дочерей в школы. Чтобы девушке, сесть за трактор, нужно было быть  смелой, прогрессивной. Яшмак - платок на рот. Женщина  закрывала  себе рот концом  головного убора, платком. Спасало ситуацию то, что в поселке появилась  грамотная, образованная интеллигенция из эвакуированных российских городов.


Многие из них, рабочие и служащие, а были среди них и ученые, эвакуированные из временно оккупированных территорий страны, нашли радушный прием в районе, получили работу и жилье. Ученый агроном Айзенберг С., ленинградец, невольно  определил жизненный путь  моих сестер. По его интуитивной   характеристике и по  его совету каждая из моих сестер получила образование. Именно по его рекомендации старшая сестра Нина была отправлена на учебу в Москву, в 1953 году  успешно окончила Институт инженеров железнодорожного транспорта и вернулась в Туркмению. Она многие годы до переезда в Россию жила в Ашхабаде, работала в Госплане республики. За нею в Ашхабад потянулись  сестра Валя и я. Перед переездом в столицу Валентина окончила Чарджоуское  медицинское училище, отделение фармацевтики. В Ашхабаде встретила свою судьбу, судьба увезла ее в г. Омск, где живут они и в настоящее время.

   

Сам ученый вернулся в  Ленинград, его  младшая сестра Люда  связала свою судьбу с Чарджоу (Туркменабад). Долгие годы она  руководила областным финансовым управлением. Мы с Людой вместе учились и окончили  Чарджоуский  сельскохозяйственный техникум. Курс наш  был удивительно дружный.


Моя подруга Люда Айзенберг, г. Чарджоу, 1963 г.

На обороте фотографии надпись: "Дорогой Галочке Наумовой на память. Дарю тому, в чьей памяти хотелось бы остаться..."


Мои мысли уносят меня к другой теме. Если речь пошла об однокурснице, то не могу не рассказать историю, которая произошла со мной при подготовке к сдаче государственных экзаменов в техникуме, и не сказать спасибо медсестре - спасительнице.  


Мне было 18 лет. В этом возрасте человек соображает, прежде чем что-то сделать, а мне, видимо, это не дано. Я себе обожгла лицо. Случилось такое  в 1963 г. в январе , еще не закончились новогодние праздники. Дни были на удивление холодные. Родители собирались в гости. Отопление у нас - печное. Перед уходом мама разожгла печь и сделала наставление: «...что ж, хозяйничай, но будь аккуратна». Я только кивнула, как болванчик, но в толк мамины слова не  взяла, а зря. Видимо дрова были сыроваты, долго не разгорались. В моей комнате было холодновато. Во второй половине дня обледенение на оконных стеклах еще  не подтаяло. Мне надоело ждать, когда  потеплеет,  захотелось ускорить процесс обогрева комнаты. Подошла к печке, присела на корточки, открыла резко, на всю ширину, дверцу печи, оттуда на меня со всей силой полыхнул огонь. Пламя во всю свою огненную мощь прошлось по моему молодому лицу. Первую помощь себе оказала сама. Она была правильной. Сколько времени прошло пока домой вернулись родители я не знаю. Кто виноват, если в эти годы я оказалась такой... Правильно Вы подумали. Именно такой…. Хорошо помню то, что с мамой случился тяжелый и глубокий обморок, из которого ее едва смогли вывести. Это был ее первый сердечный приступ.  Около нас суетились врач и медсестра.


Отец был мрачнее  тучи. Маму волновало, как я останусь со шрамами на лице или отметинами. Но медсестра заверила, что  сделает всё возможное для сохранения кожи. Так как лицо горело от жара, две недели  ночь и день я находилась во дворе дома. Январский мороз крепчал, но мне он был приятен. Медсестра Мельникова Виктория Вениаминовна была женой районного военкома и мамой моего одноклассника  Валерки. Он мечтал стать философом и стал им. Окончив МГУ им. Ломоносова, закрепился в Москве. Младший его брат  связался с криминалом, сгинул в местах не столь отдаленных. Мельниковы-старшие, коренные   москвичи, со временем также вернулись в Москву.


А пока шла битва за сохранность моего лица Виктория Вениаминовна строго наказала не делать на лицо повязок, лишь накладывать толстым слоем мазь. Сама приходила каждый день проверять, как выполняются ее указания. Успокаивала маму и давала гарантию, что всё будет хорошо. И слово свое сдержала. Через месяц я с молодой кожицей, без шрамов поехала в г. Чарджоу сдавать первый  экзамен. Конечно, сдала. У меня есть единственное фото, сделанное через год после ожога. Если всматриваться в мое  лицо без фото, то может мелькнуть мысль: "Что-то с ним не то..." И заметно, что на верхней  губе исчез бантик, навсегда остались  короткими реснички.


Галя Наумова через год после ожога лица.
     Поселок Фараб, Чарджоуская обл.
Туркменская ССР,
     Май, 1964 г.

Я по этому поводу долго комплексовала. Избегаю случаев фотографирования без подготовки. На фотографии ничего не скроешь. По иронии судьбы муж в первом браке оказался внештатным фотокором в газете, любитель процесса фотографирования.


Продолжу рассказ по теме. По распределению из высших учебных заведений страны район пополнялся молодыми кадрами.  Попадая на работу в МТС, они получали жилье и социальные гарантии. Как правило, молодые специалисты, проявляя  желание уехать, уезжали  уже далеко не молодыми. Хорошие экономические показатели предприятия не остались без внимания областного и республиканского руководства. За добросовестный труд отец награждался  орденами, медалями,  дважды получал  Почетные грамоты  Верховного Совета Туркменской ССР. Имел звание "Заслуженный механизатор Туркменской ССР".


Наумов Максим Степанович при наградах.
пос. Фараб, 1958 г.

Имея большие объемы  строительства, трудно было строить руками и лопатой.   После Великой Отечественной Войны страна  переходила к мирному строительству, все силы брошены на залечивание ран, восстановление разрушенных городов в районах оккупации. Особой помощи в обеспечении стройматериалами ждать не приходилось. Кроме того республику постигла нежданная беда. В октябре 1948 года в г. Ашхабаде случилось сильнейшее  разрушительное землетрясение. Город необходимо было отстраивать заново. Он возрождался из руин.


Все это влияло на возникший дефицит  древесины, металла, цемента и других строительных материалов, крепежных изделий. Недоставало квалифицированных  строителей. Медленно но готовились строители из местных национальных кадров. Трудные были годы, однако строительство велось, достойно выходили из ситуации. Нашли способ, как использовать местное сырье - глину  для производства  кирпича. Самодельный кирпич являлся популярным строительным материалом среди населения. Научились кирпич обжигать. Песок тоже использовали свой - речной Амударьинский, для строительства он котируется как песок высокого качества. Так  возможными и невозможными способами строили хорошо и качественно. Как оказалось - на века.


Фарабскую МТС прославили замечательными делами его труженики. Отец  хорошо  понимал, что  его успехи - это  результат  коллективного труда,  сплоченной работы профессиональной команды, которая его поддерживала и помогала во всём. Он опирался на таких добросовестных и верных ему людей как, например, Хамраев Х. – личный шофер. Его дети, внуки продолжают жить и работать  в поселке. Некоторые из них окончили институты, кто-то   занимал руководящие посты в области. В этих наградах есть частичка труда Никитина Александра, а его дочери Нина и Валя в настоящее время всегда оказываются рядом в трудные для меня дни. Его награды - это оценка труда таких специалистов рабочих профессий как Великанова Я., Розыва К., механиков Измаилова Б., Музафарова А., главного зоотехника Цветковой Валентины, ветеринара Рябушкина Г., главного инженера Пятакова Василия, заместителя директора Алишерова Александра, бухгалтера Джумаевой Елены.


Мною не названы фамилии агрономов, мелиораторов, механизаторов, многих рабочих того времени, которых я, еще школьница, знала  только  по имени или по имени и отчеству. Но обязательно необходимо назвать директора школы Юдина Александра Сергеевича, Героя Советского Союза, который подготовил не одно поколение поселковой молодежи в том числе и для работы в МТС. Обеспечивать  слаженную  стабильную работу предприятия - задача не из простых, поскольку, даже имея общие профессии, сотрудники имеют разные характеры, темпераменты, увлечения. У отца было умение делиться успехами и поражениями, умение прислушиваться к мнению специалистов и выслушивать критику. Отец был настолько скромным, что по моему мнению, у него имелось главное желание - быть не во главе большого коллектива, а быть его частью, частицей. 


На фото: Галя Наумова, мама - Анна Филипповна, сестра Валя Иванова

(Наумова), Сухова Наталья Андреевна (заведующая районной аптекой),

отец - Максим Степанович.   Пос. Фараб, Туркмения, 1969 г.


После семи послевоенных лет высшее руководство партии посчитало, что МТС следует продать в собственность колхозам. Однако в 1952 г. И. В. Сталин высказывался против передачи техники  колхозам. Можно привести интересные слова Сталина: "... Что значит требовать продажи  МТС в собственность колхозам? Это значит вогнать в большие убытки и разорить колхозы, подорвать механизацию сельского хозяйства..." 


Через шесть месяцев после  смерти Сталина в сентябре 1953 г. пленум ЦК КПСС заложил основу национализации колхозов. В конце 1958 г. Верховный Совет СССР принял Закон "О дальнейшем укреплении колхозного строя и реорганизации МТС". Таким образом, машинно-тракторные станции были упразднены, реорганизованы в  ремонтно-технические станции (РТС). В их обязанности входили ремонт техники, обеспечение ГСМ, удобрениями, ядохимикатами. В 1958 г. отца назначают  директором РТС  Чаршангинского  района. Семья осталась проживать в поселке Фараб, но к отцу мы приезжали на каждые каникулы и праздники, затем мама стала задерживаться  там надолго. Сестра Света своей хозяйской хваткой доказала, что на нее можно положиться и она вполне справляется с домашним хозяйством. Люди долго не могли смириться с тем, что машинно-тракторных станций  (МТС) не стало. Сейчас эти предприятия - далекое прошлое, но остаются предметом изучения у историков и экономистов. Хотелось бы отдать должное механизаторам и работникам МТС - тем людям, которые кормили страну в трудное для нее время.


   Галя Наумова, моя сестра Света Чирикова (Наумова) и ее дочь Наташа на руках у друзей.
  гор. Ашхабад, 1970 год.

У специалистов бытует мнение, что Н. Хрущев приговорил село на вымирание. Продать технику колхозам? Были ли у них средства на их приобретение? А деньги нужны были для создания базы по хранению и обслуживанию  техники, найму технических специалистов. Не в состоянии были колхозы нести расходы по ремонту, обновлению техники, машины быстро превращались в металлолом. Писатель В. Белов оценил  характер этой кампании как "преступление перед крестьянством". В  1970г.  РТС  преобразовали   в "Сельхозтехнику". Отца утвердили  директором Чарджоуского областного управления "Сельхозтехники". Я вспоминаю, как отцу,  директору, мама ежедневно выдавала один рубль на обед, я получала  двадцать копеек на пирожки.  По утрам мы на пригородном поезде "Ученик" из поселка уезжали в г. Чарджоу. Отец на работу, я на учебу. Отец с трудом переживал одну реорганизацию за другой, крушение  дел всей его жизни, и, как следствие, у него  случился микроинсульт. Больше не имея возможности работать, вышел на пенсию. Отцу назначили персональную пенсию республиканского значения. Родители переехали в Ашхабад на постоянное жительство. Осенью 1975г. отец ушел из жизни.

Общаясь с отцом, я удивлялась тому, что он, перенеся столько испытаний, не потерял любви к жизни, к своим близким, к своей семье, мудрости и веры в жизнь. В настоящее время многие сельхозпредприятия, а также малые фермерские хозяйства вновь заговорили о потребности в машинно-тракторных станциях (МТС).      


Хочется в отношении людей того поколения применить стихи В. Маяковского: "Гвозди бы делать из этих людей, не было б в мире крепче...". Не идеализирую советское время, конечно, в те годы были свои недостатки. И все же из страны, состоящей из деревень, сел, аулов и необразованных более, чем наполовину людей, превратилась в страну, которая полетела в космос. Построила и восстановила разрушенные города, заводы, фабрики. Где многие стремились стать инженерами. Отдать должное людям, которые сохранили человечность. В 90-е стремились стать челночниками и коммерсантами. Хоть на мгновение перенесите себя в то время, чтобы по-настоящему понять всю ценность жизни и через что пришлось пройти нашим и вашим родителям, дедушкам и бабушками, прадедушкам и прабабушкам.

 

А это - данные из официальных источников.  Зимой 1969 года случилась Амударьинская трагедия. Наводнение в реках обычно бывает в теплое время года, когда поступает обильный сток за счет атмосферных и талых вод. Однако, зимой 1968-1969гг. на реке Амударья у Чарджоуского железнодорожного моста образовался ледяной затор, который препятствовал течению реки. В результате река затопила частично  город Чарджоу и полностью поселок городского типа Фараб. Жилой фонд бывшего МТС не пострадал, но на все годы остановилось его развитие. Необходимо было восстанавливать областной город Чарджоу, районный центр поселка Фараб, населенный пункт пристань-Фараб, некоторые колхозные поселения,  полностью смытые водами "необузданной  реки" Джейхун, так в старину народ  называл реку Амударья. Смытый поселок  Фараб восстал после наводнения, как птица Феникс из пепла. За счет развития на его территории  нефтегазовой отрасли район  получил хороший импульс к экономическому  подъему, можно сказать второму дыханию. Назван поселок ныне - город Фарап, в честь ученого Востока - философа, математика, астронома Ибн Аль Фараби ат-Турки.

Выдающийся мыслитель Востока

Мухаммад Ибн-Мухаммад Ибн-Тархан ибн-Узлаг аль-Фараби ат-Турки

(850-970г.г.).

 


И еще есть один исторический момент, которым мог бы гордиться г.Фараб - это здание железнодорожного вокзала, построенное в 1895-1896 г.г. по проекту архитектора А.Л.Бенуа. Здание в мавританском  стиле,  в его архитектуре присутствовали многие элементы дворца эмира бухарского. Но, к большому сожалению, оно снесено и память о нем осталась лишь в виде фотографической работы Проскурина - Горского, созданой в 1911 году. С 1948 г. негатив этого фото, купленный у семьи, на стеклянных пластинах  хранится в Мировой цифровой библиотеке Конгресса США .

Вокзал Фараба в начале ХХ века.

Фото Проскурина-Горского, 1911г.

 

Уважаемый читатель, прошу  принять мой несовершенный рассказ таким, каким он есть. Он прост, но я вложила в него свои эмоции. Воспоминания  не являются хронологическим изложением истории, повестью, но таких как мой отец, тружеников аграрного комплекса, миллионы. Посвящаю этот рассказ им. 


Благодарю руководителя сайта "Воспоминания" Гольдштейна Михаила Иосифовича за то, что придал мне уверенность  в  написании моего рассказа-воспоминания. Вам, Михаил Иосифович, близка эта тема, вы знаете, как растут, развиваются и умирают  предприятия. Вы  отдали часть большой  творческой жизни машиностроительному заводу, который сегодня прекратил  свое существование. Вы двенадцать лет проработали директором другого завода, который продолжает работать благодаря Вашим личным стараниям и усилиям.

Сентябрь 2018г.





<< Назад | Прочтено: 97 | Автор: Долгова (Наумова) Г. |



Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы